(no subject)
traveller2


Мама греется на предрождественском солнышке в реабилитационном центре. Вот уже шестой уикенд я с ней: сначала в госпитале, а сейчас в реабилитационном центре.
Выписывая ее из госпиталя, доктор Доминик Халил сказала: "Она не должна была пережить операцию, но пережила, она не должна была выйти из комы, но вышла... Она сильная, и будем надеяться, что реабилитация пройдет хорошо." Через три дня после переезда мамы в реабилитационный центр, мы отпаздновали ее 93-летие. Сейчас она в здравом уме, хочет домой, но, к сожалению, пока не может есть сама и не может вставать. Очень надеюсь, что вспомнит как это делается.

Очень грустно смотреть в реабилитационном центре на старичков в инвалидных колясках, особенно, если по уикендам к ним не приходят дети, и их катают/кормят медсестры... Очень грустно... Рита им помогает.

****************

Продолжение. Начало см https://traveller2.livejournal.com/505873.html

Нина Жене, предположительно поздняя осень 1933

Жененок, материала для письма всё ещё нет, но зато есть кое-какие поручения. Давай начнём с них, а потом я чего-нибудь наболтаю, потому что реальных сплетен никаких нет.

Итак, пошли пожалуйста в Баку, 2-ая Слободская, 47, кв. 5, Леночке 3 фунта [Примерно $180 в современных долларах]. Это раз, и два, узнай — можно ли в английские медицинские и биологические журналы посылать статьи на немецком языке, с тем чтобы их либо печатали по-немецки, либо переводили за счёт редакции или может быть за счёт гонорара, если английские журналы платят. Эти сведения я думаю тебе легко даст Рудин приятель-биолог (Thorner?) (да! я забыла). Узнай, деточка, поскорей, а то у Максика готов труд по патологии, и он не знает куда его девать и расстраивается (здесь переводить на английский очень дорого, а он нам очень помог во время Настиной болезни, вот за него и хлопочу.

Спасибо вперед, и прости за мороку, ей Богу я не виновата, что всем все нужно! Мы получили Гаврюшкины карточки [Т.е. фотографии Габи, новорожденной дочери Пайерлсов]. Это прекрасная солидная девушка, мы ею очень довольные, но зачем ты ей сделала нос á la Павел 1ый? […]

Далее под катомCollapse )

Исай Мандельштам Рудольфу Пайерлсу
traveller2
Продолжение. Начало см. https://traveller2.livejournal.com/505468.html




Эта записка – по-видимому единственный автограф Исая Мандельштама, дошедший до наших дней. Она датирована 1 июня 1932 года. Через два дгода его выслали из Ленинграда, и он умер в Казахстане в 1953 (или 54) г., так и не увидев вновь свой родной город, Петербург.

В 1920х-30х годах Исай Мандельштам был широко известен как переводчик западно-европейской литературы на русский язык. Он принадлежит к тому же славному древу Мандельштамов, что и Осип Мандельштам, Леонид Мандельштам и Владимир Арнольд.

This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/671780.html. Please comment there using OpenID.

Дмитрий Иванович Гордеев (1940-2011), или от мехмата МГУ до «Двадцати московских художников»
traveller2
Три портрета Колмогорова работы Д.И. Гордеева:



«Я рос как вся московская шпана. Во дворе с ребятами произошел спор: кто-то сказал, что в МГУ поступить без блата невозможно. Я поспорил, что поступлю.” ––Д. И. Гордеев

В 1958 году он выиграл спор и стал студентом механико-математического факультета Московского университета. В университете on учился с увлечением и легко. Между делом он рисовал различные шаржи, портреты сокурсников. Молодого талантливого математика оставил у себя в лаборатории великий Андрей Николаевич Колмогоров, математик с большой буквы.

“Колмогоров для меня Учитель в самом высоком смысле слова. Научиться работать можно только у мастера своего дела, неважно каким делом занимаешься — музыкой, живописью, математикой или токарным делом.” ––Д. И. Гордеев



Далее под катомCollapse )

(no subject)
traveller2
Продолжение. Начало см. https://traveller2.livejournal.com/505132.html

9 февраля 1933. Женя — Рудольфу, Из Рима в Лейпциг (файл 99)

Руди, милый, сегодня утром получила и письмо и открытку […]

Что вчера было! Полный скандал! Сели мы ужинать, и с нами новый наш сосед — лет сорока или около этого — с лысиной, личность бледная и тощая. Он жил много лет в Париже, даже вырос там и хорошо говорит по-английски, но предложил мне “Pickwick Club” как последнюю новинку, во всяком случае очень удивился, что я читала. […]

Ну начались конечно обычные расспросы, как мне нравится Италия, Рим и вообще. Я говорю, что днем в хорошую погоду чудно, а вечером просто смерть моя возьми меня, и что здесь не так весело как в Париже, и народ смирный. Потом говорю, все мнe здесь нравится, но почему, говорю, у вас такие [ужасные] газеты. Не могли найти более талантливых журналистов? Отчего, говорю, у вас такой тон слащавый, стиль, говорю, такой суровый, архитектура и все, а газеты просто леденец для старых дев. Он стал мне объяснять, что так и так, и то построено и это сделано, а пресса государственная! Я говорю, знаю и понимаю, почему вместо [неразборчиво] у вас на первых страницах слезливое танго.

Тут вбежала из кухни хозяйка и подняла крик во весь свой диапазон, что как мы (и тебя тут припомнили) смеем ругать Италию, лучшую страну мира, и что все в ней самое лучшее, и газеты, и литература, и климат, и комфорт […] Я была как лед, сказала, что не привыкла к таким [неразборчиво] разговорам, и ушла спать. Так мне было жалко, что тебя не было, и не с кем было разговаривать…

Приписка: Рудичка, уже шесть часов и я на вокзале. За это время: 1) Пришло письмо Тернера, из которого я ни слова не поняла, но кажется там была одна философия; 2) хозяйка дошла до такой степени, что сварила мне не воду с макаронами (сегодня у всех макароны), а суп с рисом, картошкой и артишоками, но я еще не продалась за чечевичную похлебку; 3) в институте корректура второй части, но без рисунков, и я их не посылаю. Ludovico был смертельно, кажется, обижен, что не знал о твоем отъезде.

Целую тебя, целую, много много много раз. Женя






This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/671267.html. Please comment there using OpenID.

Xождение по мукам продолжаeтся…
traveller2
Продолжение. Начало см. https://traveller2.livejournal.com/505039.html

5 апреля 1935. Рудольф — Жене. (файл 111)
Госпоже Е. Пайерлс,
24 Кингстон роуд
Didsbury
Manchester

Женечка, дорогая, вот первый день в Кэмбридже. Пил чай у Фаулера, который был совершенно средней вежливости. Он про место ни слова не сказал. Он скоро пошлет своего студента в Manchester, чтобы я тому показал как надо [неразборчиво], и я таким образом спасен. С Эллисом я встречусь завтра, он был у телефона невероятно вежлив. Завтра к чаю я у Борна. Чадвик сегодня нет, он приедет завтра. С Goldhaber’ом я уже сегодня поговорить про нейтроны и завтра еще буду. Живу я у Bretscher’ов. Между прочим, оказалось, что та вещь, про которую мне написал [неразборчиво] — та же самая, в которой Bretscher один раз чуть не получил место.
Если это так, то это ужасная патология, которую относительно легко можно раскрыть, и во вторых там играют ужасно большие деньги. Если это правда, то на днях еще раз напишу Ф. Может быть, его можно доить! Тут ужасный хлад и снег. Целую тебя и Габи [дочь Пайерлсов, которая родилась в 1933 г.]

Руди

*****

Не датировано. Среда. (файл 120)

Женечка, тебе будет обидно, если Джонс получит место теоретика в Капицевской лаборатории? Я просто лопну.

Скиннер рассказал, что у Резерфорда сейчас слабость для Олифанта, потому что Олифанта посадили на место Чадвика, т.е. второго человека за Резерфордом, т.е. выше и Кокрофта и Эллиса. А Чадвик он даже чуть не выгонял, т.е. есть в Кембридже профессура Уилсона (старика), и Чадвик бы остался, если бы он ее получил. Профессуру еще никому не дали, но намекнули Чадвику, что он ее не получит. Эллис очевидно тоже остался без влияния. Считают в общем, что он отсталый и понимает только старые методы.Остается единственной надеждой Фаулер или сам Резерфорд. Надо как-то на себя обращать внимание Резерфорда. Судя по случаю Капицы и Элефант он любит молодых энтузиастов.Поэтому довольно ясно, как надо на него бросаться, но с этим вероятно надо ждать, пока выяснится место при Монд’е, чтобы не испортить. Может быть все-таки у меня там шансы, потому что если Мотт говорит что в случае того что сделают место, будет 50% шансы для Джонса, и это значит, что 50% для меня? Хотя после этого Мотт сказал, что за это время и у меня и у Джонса может быть место.

Я сказал: “что касается меня, я сильно сомневаюсь!” А он ответил: “Почему? Ведь есть еще Америка!”

Но это — хотя меня пугало — может быть ничего не значит. Черт, как мне надоели все эти комбинации.

Фрелиха привезу со мной. С его шансами довольно слабо обстоит, но он вероятно сможет пристроить книгу и на это несколько времени существовать. Мне жалко, что тебе придется с ним возиться, у тебя и так уже хватит забот. Но что ему делать… Он порядочный, хотя и шляпа. Насколько он остается — не ясно. Мы его вовремя выпроводим.

Он впрочем тоже говорит как будто все эти ссылки связаны с возможностью шпионажа. Это сходится с тем, что Эренберг пишет. [Речь идет о немецких беженцах в Англии и шпионаже в пользу Третьего Рейха]. Очевидно они там ужасно боятся шпионажа или во всяком случае дают это как официальное объяснение того, что делают.

Слушай, Женечка, вся история с Бристолем перестала мне нравится. Как же я буду жить тут 6 месяцев без тебя? Когда уже через 6 дней скучаю. Дайте мне место в промышленности, без всякой науки, и я его возьму. Целую тебя крепко. Казимир не приедет. Теллер вероятно без жены и только на ночь на ночном поезде, когда будет Бете.

This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/671185.html. Please comment there using OpenID.

(no subject)
traveller2
Продолжение. Начало см. https://traveller2.livejournal.com/504819.html

11 февраля 1932. Рудольф — Жене. (файл 119)

Здравствуй, милая!

[…] Я с Капицей тоже сильно кокетничал с тем успехом, что он предложил мне написать книгу в Cambridge Press, о чем я хочу. Это очень лестная возможность, потому что они хорошо платят. Блох мне сказал, что голландская стипендия 250 гульденов/мес., т.е. 500 шв. франков. [около $8300 in 2017 USD]. Он советует больше Утрехт, но я предпочитаю быть минимум год в Лейдене, если выйдет.

Я еще немножко расстроен из-за Гейзенберга, хотя и признаю, что не имею никаких оснований ни обидется, ни считать унижением — так берет другого! Но это фактически первый раз в физике, что я чего-нибудь определенно хочу, а не выходит. Объективно, это конечно не так жалко, потому что например Блох сам не знает вернется ли он после [неразборчиво] в эту страну [Германию].

Да Фаулер в Америке, не удивительно, что он не отвечает но мое письмо. […]

*Более поздняя приписка:

Сижу на докладе Бете и только что говорил с Эренфестом, который мне сказал, что ему вчера так понравилось, как я говорил, что теперь меня уже не боится. Сможет ли он достать мне стипендию, сейчас не может сказать, потому что Фоккер заграницей, но он попробует. Дать стипендию больше чем на полгода нельзя. Но вообще я доволен этим разговором и вчера не зря кокетничал. Сейчас сижу в неприятном состоянии, потому что лопнула пуговица и падают, извиняюсь, штаны. Не знаю, когда я успею исправить эту ошибку.

Только что со мной Штерн сам заговорил о месте в Гамбурге, он правда не может это решить, потому что это дело Ленца, но хотел только рассказать тому, свободен ли я, потому что пока они не думали о мне, так как не считали возможным, что я приеду.

Ленц спешно ищет, так что есть и такая возможность, что мы уже летом едем в Гамбург, что, правда, в смысле средств жалко… Штерн, кажется, очень хочет, чтобы я приехал.

Еду в Берлин. До свидания, целую, целую, целую. Руди

This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/670882.html. Please comment there using OpenID.

(no subject)
traveller2
Продолжение. Начало см. https://traveller2.livejournal.com/504105.html

Нелегка стезя молодого физика-теоретика. Получить работу в академическом мире становится все сложнее, по крайней мере, в нашей области — физике высоких энергий (HEP). Гранты, выдаваемые федеральными агентствами США на исследования в этой области, потихоньку уменьшаются, начиная с 2008 года. Ясно, что “золотой век” — к сожалению — остался позади, так же как золотой век ядерной физики закончился в конце 1950х-начале 1960х. Увы, все в мире когда-то начинается и когда-то заканчивается, как и сама жизнь.

Разумеется, у “звездных” теоретиков проблем нет. За них борются лучшие университеты и научные центры мира. Их быстро “разбирают”. Но уже на следующем уровне, на ступеньку ниже…

После защиты диссертации три пост-докторских срока стали нормой. Это значит, шесть-семь лет кочевой цыганской жизни, без какой-либо определенности. И это в лучшем случае. Когда-то, когда я приехал в США в 1990м году, Ларри Маклерран (наш тогдашний директор) рассказывал мне, что еще в 1970х было не редкостью получить место Assistant Professor в приличном университете после первого пост-докторского срока, т.е. через два года после защиты. Ах, где же вы, дни любви…

Но в 1930х ситуация с работой для молодых физиков-теоретиков была еще хуже. С одной стороны, их было раз в 50 меньше, чем сейчас. Но с другой стороны, и рабочих мест для них было неизмеримо меньше. В то время. как я уже упомянул, ядерная физика была на переднем крае исследований, и вся она была сосредоточена в нескольких группах в Германии, Швейцарии, и Англии. Института пост-докторских позиций вообще не существовало. Для молодого человека единственный способ получить работу был таков: устроиться ассистентом к какому-нибудь известному профессору. Все они были наперечет, как будет видно из письма Рудольфа Пайерлса, отрывки из которого я привожу ниже. Государственных грантов не существовало. Некоторым, наиболее везучим, удавалось получить грант из фонда Рокфеллера в Нью-Йорке, на пол-года или на год. Тогдашние руководители этого фонда считали что ядерная физика (и квантовая физика в целом) — наука, достойная всяческой поддержки.


Далее под катомCollapse )

This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/670478.html. Please comment there using OpenID.

(no subject)
traveller2
Продолжение. Начало см. https://traveller2.livejournal.com/504105.html

24 мая 1932. Ленинград. Женя — Рудольфу (файл 102)

Руди, дорогой, я уехала только 5 дней назад, а мне кажется, что уже 15, и я по тебе сильно скучаю. Дома все благополучно, только Нина скверно выглядит. Она выехала меня встречать в Москву, и я чуть не обалдела, увидев ее на вокзале. Что с нами сделал Интурист, напишет тебе Нина. Только теперь я понимаю, что ты был так удивлен, спокойно уехав по интуристовскому билету. В Польше была ужасная гарь и грязь в поезде. В вагоне было несколько русских директоров, ехавших в Москву из Берлина, где они осматривали заводы, и я помогла им с переводом […].

Сейчас должны прийти Го с ρ [прозвища Георгия Гамова и его жены], Боб и Кибель. Они страшно милы. Игорь Евгеньевич [Тамм] страшно извинялся, но между нами говоря, он все-таки порядочная свинья, так как ни разу ничего не узнавал. Но черт с ним.

Все хотят танцевать и праздновать мой приезд.

Люблю тебя страшно крепко,

Женя

This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/670220.html. Please comment there using OpenID.

(no subject)
traveller2
Продолжение. Начало см. https://traveller2.livejournal.com/503565.html

1 июня 1932. Ленинград, Женя — Рудольфу (файл 101)

Милый мой, дорогой мой, золотой мой!

Вероятно, что письмо придет накануне твоего 25-летия, я на всякий случай тебя поздравляю и желаю тебе […] научной славы (очень приятно быть Frau Professor) и хороших дел у Рокфеллера [имеется в виду грант от фонда Рокфеллера], которые меня, в связи с американским кризисом, очень тревожат и боюсь, что он может [закрыться] раньше, чем мы уедем на его деньги в Рим и Кембридж. […]

30-го мы были с Ниной [сестра Жени] у Оли, а потом встретились в парке с Дау и его сестрой. Очень много и очень долго гуляли. Дау в меланхолии, даже довольно глубокой, и вначале я его всячески утешала и развлекала, но потом стала его ругать за скандальство, нахальство и бессердечность. Назвала его “крокодилом, проглотившем свинью” и мне его теперь жалко. Сейчас позвоню по телефону и как-нибудь опять увижусь. […]

Завтра у меня встреча с Димусом и Амбарцом.

Пояснение. В первой половине 30х годов фонд Рокфеллера был одним из основных источников финансирования молодых физиков-теоретиков. По грантам этого фонда ездили на запад и многие советские теоретики. Фонд существует и поныне, но в сейчас в основном финансирует исследования по экологии.

This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/670181.html. Please comment there using OpenID.

О круге Ландау
traveller2
Решил продолжить публикацию общественно значимых отрывков из переписки Жени Каннегисер-Пайерлс с Рудольфом Пайерлсом. (см. https://traveller2.livejournal.com/503182.html и ссылки там).

Как возможно помнят мои читатели, они поженились в марте 1931 года в Ленинграде. Сразу после этого Рудольф уехал в Цюрих, к Вольфгангу Паули, чьим ассистентом он был в то время. Женя осталась ждать выездной визы, которая чудесным образом пришла из Москвы в сентябре 1931 года. Женя уехала в Цюрих, где они и поселились на то время, пока Пейерлс был ассистентом у Паули.

В апреле 1932 г. Пайерлс приехал в Москву, чтобы, в частности, помочь Жене получить въездную визу в СССР, которая позволила бы ей навестить семью в Ленинграде. Так и не получив определенного ответа, он вернулся к Паули, в Цюрих.

В мае 1932 года Женя все-таки смогла приехать в Ленинград навестить свою семью и друзей. Женя и Руди писали друг другу по несколько писем в неделю.

2 апреля 1932, Москва. Рудольф — Жене (файл 98)

Женя, милая, мне очень странно —я уже не привык без тебя путешествовать и я как будто без ног и без рук. […]

Поехал в институт [По-видимому, ФИАН]. Там все в хорошем порядке, все радовались, что я приехал, но очень жалеют, что без тебя. Я живу у [Игоря] Тамма, у которого сейчас не слишком хорошее настроение, потому что у девочки малярия, которая не смотря на хину не перестает. […]

… Пишу между прочим уже 10-го и уже у Тамма, потому что долго не было времени. Вчера в учреждении [Наркоминделе] узнал порядок — там надо сперва подавать справку, тогда подбирают дело, и через день только можно говорить с референтом, который как раз этими делами занимается. Так я сегодня пришел, и еще раз заполнил те же анкеты, и мне обещали ответить через 4-5 дней, и этот ответ сразу телеграфом послать в Берлин. Они уже предупреждали, что в этом случае возможен отказ, так что вероятность не очень большая.

Все-таки она еще выше 27%, так что по-моему ты должна остаться в Берлине, как я тебе и сказал по телефону. […] Ты не смотря на все огорчения должна развлекаться, Берлин же интересный город, а мы уже достаточно скоро вернемся к нашим швейцарцам в Цюрих.

Я завтра или послезавтра еду в Ленинград, и там буду ждать ответ, который дадут около 15-го. Если положительный, я плюну на Erlangen, и буду ждать тебя в Ленинграде, куда ты вероятно 17-го или 18-го приедешь. Если отказ, то я непосредственно уеду в Берлин.

Сегодня вечером я прочел доклад для теоретиков, а завтра будет второй про Schottky.* Говорят, что Иоффе здесь [в Москве], и может быть он придет. […] Кроме того, Heitler скоро приедет, что бросает интересный свет на ситуацию. Про Ruhemann’ов я еще ничего не узнал,** но завтра, вероятно, узнаю и тогда, если надо, ей прямо телеграфирую.
В обратном случае просто напишу открытку.

… Сегодня (11-го) спросил про дела Ruhemann’а. Пока ничего не известно, но в Наркоминделе мне обещали ускорить, и в случае что еще какие-нибудь бумаги нужны, это сразу написать в берлинское Консульство.

Целую тебя 1000 раз. Руди


29 мая 1932. Женя — Рудольфу (файл 106)

Милый, я по тебе ужасно скучаю и очень тебя люблю, вижу тебя во сне каждую ночь, но утром сразу забываю все сны и ничего не могу вспомнить. Писем от тебя не было только два дня, но кажется что долго-долго…

Я плотно лежу в маминых объятьях и никуда не хожу, зато ко мне все ходят. Были у меня 27-ого вечером [Виктор] Амбарц[умян] с Верочкой, Аббат [Матвей Бронштейн] и Димус [Дмитрий Иваненко]. Амбарц похудел, побледнел и фантастически оброс волосами, но ужасно веселый и славный. Голова у него похожа на воронье гнездо после страшной бури и града. Все черное, все торчит, и все невероятных размеров. Верочка очень милая, толстая и веселая девочка […]. Она недавно остриглась, но Амбарц протестует и требует косы, которую она очень покорно опять растит. Вот какие бывают покорные жены.

Аббат мрачен, раздражен и очень несчастен, хотя делает вид, что ничего. Я ругала его последними словами, но по крайней мере узнала его точку зрения об этом скандале. Оказывается, он занялся этой разрушительной деятельностью — сокрушал авторитеты и возводил Гамова в академики — потому что Яков Ильич [Френкель] утеснял Дау, дискредитировал его в глазах экспериментаторов и т.п. Мне было это очень странно слышать, так ка по-моему Яков Ильич Дау всегда очень уважал, хвалил и возносил, и даже боялся. Это говорила мне и Саррочка [жена Я.И. Френкеля]. Одним словом, тут черт два раза ногу сломит и ничего не поймет. Но это по крайней мере хоть теоретически приемлемая для меня точка зрения.

Димус тоже похудел, но весел, мил и ни на кого не бросается. Даже о Jonny [Георгий Гамов], который его поливает помоями, очень юмористически и спокойно отзывается, просто приятно смотреть и слушать. Мы говорили все вместе и так кричали, что у мамы немножко треснула голова. […]

Я зашла в дом отдыха ученых [в Детском] , где сейчас живет […] Димусина жена. Была толстая здоровая женщина, а после родов получила вторую стадию туберкулеза и расширение сердца. Сидит, рыдая как я не знаю кто, под кустом, не может ни ходить ни бегать, скучает ужасно без дочери, которая живет в Ленинграде с ее матерью. От тоски еще худеет.

[…] Ты меня уже забыл? Ухаживаешь за Mme Solomon, за Бретчершей или за Асей? Если ты убежишь с Solomon’шей, то пришли телеграмму, чтобы я не старалась писать! Это будет полезно для твоего образования, потому что ты тогда выучишь французский. И вообще, хорошо для карьеры быть beau fils’ом великого человека. Так что, если убегать, то только с Solomon’шей.

Ужасно люблю

Женя

Пояснение: в 1931-32 гг. Ландау поссорился со всеми "старейшинами" ленинградского Физтеха, обвинив их в ретроградстве и пренебрежении современной квантовой физикой. Как всегда, особо дипломатическими выражениями он не отличался, так что восстановил всех против себя. За него горой стояла молодежь из "джаз банда". У них был план продвинуть Гамова в академики, чтобы он сверху, из Москвы, "нажал" на "старейшин" ленинградского Физтеха и чтобы Ландау дали свою лабораторию теорфизики. План провалился,а конфликт только обострился. Ландау вскоре уволился и уехал в Харьков, в ХФТИ, где он был действительно назначен заведующим теоротделом. В январе 1937 года, спасаясь от всеобщего погрома в ХФТИ, он бежал в Москву к Капице. Харьковское НКВД все равно его достало, и он был арестован в Москве в апреле 1938 г.

Сноски:
* Вальтер Герман Шоттки (1886-1976) — немецкий физик, который в 1915 году изобрёл электронную лампу с экранирующей сеткой и в 1919 тетрод; эти открытия он совершил, работая в исследовательской лаборатории Siemens & Halske.

** О Руеманах, приехавших из Англии в 1932 г. строить коммунизм в Харькове, я уже писал вот здесь http://traveller2.livejournal.com/401162.html. Визу они в конце-концов получили, а в 1938 им даже удалось вернуться на запад, избежав погрома в ХФТИ и печальной участи других западных специалистов.

?

Log in

No account? Create an account