Previous Entry Share Next Entry
Учителя
traveller2
Как это ни странно, я помню почти всех своих учителей после 5 класса. В пятом классе я пошел в новую школу. В том году в Москве впервые были открыты так наз. спецшколы, в которых иностранные языки преподавались со второго класса и каждый день. Говорят, что указание пришло с самого верха, от Хрущева.



На мой взгляд современная российская историография недооценивает критической роли Хрущева. Какими бы мотивами он не руководствовался, он сделал великое дело - избавил страну от Гулага, самого страшного проявления сталинизма, и слегда приоткрыл ее для внешнего мира. После того, как он был смещен в в 1964 г. в брежневском государственном перевороте, однажды он дал интервью какому-то западному журналисту. Журналист спросил его: "Никита Сергеевич, по вашему мнению, какое самое большое ваше достижение за 8 лет, что вы были у руля СССР?" Хрущев ответил: "То, что я не расстрелян как враг народа в 1964 году, а жив и отвечаю на ваши вопросы …" Кто знает, сколько еще лет просуществовал бы Гулаг без Хрущева, сколько еще безвинных людей вморозили бы во льды Колымы…



Ближайшая от нас 9 английская спецшкола располагалась аж за Тимирязевской сельхохозяйственной академией, в пролетарском районе Коптево. Добираться туда нужно было минут 20 на трамвае или автобусе. В школе сразу набирали пять классов, с первого по пятый. Родители про это как-то прознали и отправили меня на вступительные экзамены.



В сталинские времена школы были раздельными: девочки ходили в одни школы а мальчики в другие. Сталин был большой блюститель нравственности. Кстати, аборты тоже были строжайше запрещены. Гулагу нужно было питаться человечной, и ее требовалось много. Будучи большим книгочеем на третий день после начала занятий я отправился в школьную библиотеку. На многих книжках расставленных на полках еще сохранился штамп 'Такая-то мужская средняя школа Тимирязевского района'. Вечером я спросил у родителей, что означает мужская школа и почему мужчин надо учить не так как женщин. Никакого вразумительного ответа они дать не смогли.



Но это так, присказка. Я хочу рассказать об истории, которая случилась со мной четыре-пять лет спустя, когда я был то ли в 9 то ли в 10 классе. У нас появилась новая учительница, которая стала преподавать новый предмет - английскую литературу. Это была молодая девушка, только что из ин-яза, никаких учебников естественно не существовало, никаких пособий, и никакой литературы тоже. Копировальных машин тоже не было, поэтому ей приходилось перепечатывать на машинке все отрывки (по-английски) из авторов которых мы проходили, на папиросной бымаге, по шесть страниц в закладке; делать три-четыре закладки. Не уверен, что современные молодые люди знают, что это такое.

Начала она с John Donne, английского поэта, современника Шекспира (последнего мы изучали чуть позже). Она была худая, угловатая и выглядела как девчонка. Чего уж там говорить, она мне нравилась. Хотя я был стеснительным мальчиком, на ее уроках мне хотелось, чтобы она меня как-нибудь выделила.

В конце темы мы получили задание: Найти в стихах Джона Донна и современных ему поэтов приблизительные английские эквиваленты нескольких русских пословиц и идиом. Одна из них была "Чужая душа потемки"

Уже не помню почему, но я про это задание забыл, и вовремя не сделал. Может быть потому, что я частенько не делал заданий, хорошо запоминая материал в классе. Так или иначе, вспомнил я о задании утром в тот день, когда его нужно было сдавать. Быстро просмотрев листочки, которые были у меня под рукой, я ничего подходящего не нашел и впал в ступор. Я просто не мог *так* разочаровать мою любимую учительницу.

И тут я сделал нечто ужасное. Я переделал две строчки из Джона Донна (используя архаические слова из других строчек), чтобы смысл был похож на вышеупомянутую пословицу. Вспоминая об этом подлоге, до сих пор каждый раз краснею. Кажется, она что-то заподозрила, потому что спросила, из какого именно стихотворения этот пассаж. Отступать было некуда, я назвал какое-то от фонаря. До сих пор стыдно. Каждый поступок имеет долговременные последствия. Разумеется, никогда больше так не делаю… Но-я-произвел-на-нее впечатление!

Uchitelya

учитель

Вот они, мои учителя, в первом ряду. Выпуски не мои, друге классы. На верхней крайняя справа Эмилия Марковна, историчка. За ней Александра Яковлевна, биолог. На ее уроках всегда стоял гвалт, она была чересчур доброй и не умела держать класс. На нижней фотографии крайний справа Юлий Анатольевич, литератор. За ним Лазарь Ильич, завуч английской части, знаток английского и гроза школы в одном лице. Крайняя слева на скамейке Клавдия Борисовна, физичка. Предмет она знала неважно, поэтому меня от своих уроков освободила. Это устраивало нас обоих.

Я вспоминаю всех - хороших и не очень, добрых и равнодушных - с глубокой благодарностью… То, что делают учителя, определяет человека на десятилетия вперед.

  • 1
ого, если бы Бродскому в школе преподавали Джона Дона, он бы вряд ли оттуда сбежал))
то, что учителя не делают, тоже определяет человека.. у меня воспоминания самые мрачные. безмерно благодарна преподавателям института за то, что помогли разрушить это самое школьное определение на десятилетия.
Вам повезло, Миша!)

если бы Бродскому в школе преподавали Джона Дона, он бы вряд ли оттуда сбежал))
Так это смотря не только что преподавать, но и как преподавать. Какая разница - Донн, Вордсворт, Китс, Байрон, Лермонтов, Пушкин, Некрасов... Мало ли прекрасных вещей мы не переносим на дух только потому, что нам их неприкрытым образом навязывали в школе (в детстве)?
А иные педагоги так гениально умеют внушать отвращение к своему предмету, что только диву даёшься...

Вся проблема в том, что в советских школах и литература и история были крайне идеологизированы и преподавались как предмет политической пропаганда. После таких уроков начинало тошнить даже от хороших книг. А вот в английской литературе, тем более старой, делать этого не надо было. Поэтому вместо идеологии мы могли целый урок обсуждать какой-нибудь сонет Шекспира, и как он говорит о своей возлюбленной, и где он ироничен, а где страстный ... Или о шекспировском театре ...

Edited at 2013-01-20 05:00 pm (UTC)

Да уж, удивительный у Вас был предмет - "английская литература". Во всяком случае, в том виде, в котором он подавался, - это ведь по тем временам в любой момент могло быть расценено как "идеологическая диверсия" или нечто вроде. Разве нет?
А дисциплина под названием "иностранный язык" в советской школе была порядком напичкана пропагандой, что и говорить (это даже при беглом взгляде на тогдашние учебники хорошо заметно). Вряд ли идеологии там было сильно меньше, нежели на вышеупомянутых истории и литературе. Да и советская методика преподавания языков сейчас вызывает некоторые вопросы (спецшколы здесь, по большому счёту, не стоят каким-то особняком: объясняли там, быть может, и "поглубже" - а сам подход к обучению везде был практически один и тот же).
Кстати - интересно, насколько хорошо, согласно Вашему собственному восприятию, Вы владели английским после учёбы в языковой школе - особенно если смотреть с позиции сегодняшнего дня? И не пришлось ли Вам впоследствии кардинальным образом "доучиваться", дабы не испытывать серьёзных проблем в общении с носителями?

Edited at 2013-01-21 11:57 am (UTC)

Как я сейчас понимаю, язык преподавали неправильно. Упор был на грамматику, а надо бы на разговорную речь. Тем не менее, сразу после окончания школы произношение у меня было лучше чем сейчас. Оно (произношение) быстро "ржавеет", если языком не пользоваться, а я им совсем не пользовался ок. 20 лет. Словарный запас сейчас, конечно, намного больше.

Увы, но это так, большинство школ вызывает у детей лишь чувство отвращения. Как всегда, все зависит от учителей. В моей школе далеко не все учителя были хорошими предметниками, но многие были яркими личностями. Мне действительно повезло.

Хорошо, что вам повезло хотя бы в институте. А на каком факультете вы учились? Живописи?

увы, живописи я вообще не училась.. а институт был как раз педагогический, факультет дошкольного воспитания - в садах ведь тоже грустная картина с тетями воспитателями.. работала там, потом в школе)

В садах, наверное, еще хуже... Там у детишек еще меньше выбора. По-моему, сейчас не так, выбор появился. А в Америке все совсем по-другому, именно из-за свободы выбора.

я думаю, у нас дело не в отсутствии свободы выбора, а, как говорил тот же Бродский, в колоссальном неуважении человека к человеку. в том числе к маленькому.

Тут я с вами согласен, Маша! Этот был очень важный момент. В той системе координат человек был как пыль под ногами. Пройти и не оглянуться. А уж дети совсем беззащитны были. Я представляю это себей такой пирамидой. Давление шло только сверху вниз, и никакого способа защиты не было. Люди давили на тех, кто слабее их, спасая себя от разрыва сердца.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account