Previous Entry Share Next Entry
Еще о Коле Уральцеве
traveller2
http://traveller2.livejournal.com/305482.html

Kolya

В науке Коля был тугодум. В том смысле, что каждый результат и каждое новое утверждение в своей области - теории тяжелых кварков - обдумывал со всех сторон и с невероятной тщательностью. После него никаких неясностей не могло остаться в принципе. Поэтому он почти физически страдал от небрежных работ и легкомысленных авторов. На семинарах и конференциях таким докладчикам он спуску не давал, какими бы регалиями они ни обладали. С ними он был агрессивен и не мог успокоиться, пока не выставит напоказ все дырки в рассуждениях. Этот "неудобный" стиль - наука превыше всего - который Коля усвоил от Грибова, он пронес через всю жизнь, не изменив ему и на Западе, где он (стиль) почти вымер в силу несовместимости с политкорректностью. Прямо скажем, на Западе Колю побаивались. Никто из "тяжелокварковых" теоретиков не хотел попасть к нему на "жернова".

Kolya3

Парадоксально, что при этом в обычной жизни Коля был даже не застенчив, а супер-застенчив. Таких сейчас не бывает. Для него было проблемой заговорить с незнакомым человеком или ответить резким словом какому-нибудь нахалу.

Каждый год летом Коля ездил на раскопки на Кольский полуостров. Там он и познакомился со своей будущей женой. Хотя это утверждение не совсем точное.

Лиля (так ее звали) в то время работала в ленинградском Эрмитаже, и тоже ездила на раскопки. Как-то она рассказала мне, что Коля на нее поглядывал, но подойти не решался. "Тогда я поняла, что если не возьму дело в свои руки, мы так и вернемся в Ленинград не познакомившись..."

Коля мог своими руками починить любую поломку в любом автомобиле, включая самые современные, напичканные электроникой. Это было его страстное хобби. В 1996 году мы вместе провели полгода в ЦЕРНе. Для передвижений я купил подержанный ауди, с которым все время возникали проблемы. В швейцарских автомастерских с меня запрашивали за ремонт заоблачные цифры. Коля справлялся играючи.

Когда Коля думал о физике, он не замечал ничего вокруг себя. Как-то во время конференции, после заседания, мы вышли из зала на улицу под сильный дождь. Все тут же раскрыли зонтики. Коля никак не отреагировал на смену окружения с комфортного на резко некомфортное, и продолжал обсуждение как ни в чем не бывало ... Он сохранил чистую детскую душу.

Фотографии сделаны в Зигене в 2011 году.

PS. Спасибо всем за соболезнования. Я постараюсь переправить их Лиле.

  • 1
Может, вы видели - буквально месяц назад он написал небольшой мемуар о Дьяконове: http://thd.pnpi.spb.ru/History/Diakonov/Recollections/uraltsev.pdf

светлая память...:(

Боже, молодой ведь совсем!Как же так?
Сколько еще мог бы надумать своей светлой головой...

ох, Миша, как Вы достоверно написали про мне абсолютно незнакомого человека, что я не только его представила, но и прослезилась (со мной такое редко бывает)

так жаль ... сразу вспомнился именно Дьяконов, с жизнью и текстами которого мне довелось сталкиваться ... а оказалось, что Коля и сам написал многое из того, что ...

как прискорбно, что уходят такие люди

прискорбно, что вообще люди уходят.. это противоестественное что-то.. даже уход незнакомых людей воспринимается именно так..

  • 1
?

Log in

No account? Create an account