Previous Entry Share Next Entry
Моральный императив, или гений и злодейство
traveller2
werner

Раз я уже увяз в этой теме у меня не остается иного выхода, кроме того как ее продолжить. Итак, если человек - великий актер, писатель, художник, ученый (нужное подчеркнуть), заметно повлиявший на человеческую культуру, может ли он одновременно быть подонком?           

Вернер Гейзенберг был одним из отцов-основателей квантовой физики, достижения которой изменили ход современной цивилизации не только в техническом, но, как сейчас стало ясно, и в социальном смысле. В 1920 и начале 30х годов он был одним из трех-четырех лидеров теоретической физики, чей авторитет был непререкаем.

Нацистский режим, установившийся в Германии в 1933 году с приходом Гитлера к власти, круто развернул его судьбу. Гейзенберг не был нацистом. Более ярые сторонники Гитлера, типа Штарка, даже называли его "белым евреем". Но он был убежденным немецким националистом, считал, что режим Гитлера утвердился в Германии навсегда, и для пользы немецкого народа следует в него "вписаться". Что Гитлер - типа эффективный менеджер и все, что он делает, хорошо для Германии. В отличие от большинства выдающихся европейских физиков, бежавших из Европы, он сознательно остался в Германии. Более того, принял на себя руководство немецкой атомной программой, целью которой было создание атомной бомбы. Гейзенберг собрал в свою группу лучших физиков из тех, кто остался в Германии: Карл фон Вайцзекер, Дибнер, Отто Хан, Герлах, Макс фон Лауэ, и некоторые другие. В силу ряда грубых ошибок, совершенных как Гейзенбергом, так и экспериментаторами, участвовавшими в этом проекте (слава богу!), они застряли посередине дороги. То есть, они старались, но не смогли. Важнейшую роль сыграл тот факт, что немецкая наука - сильнейшая в мире до 1933 года - была обескровлена. В 1941 году Гейзенберг ездил к Бору в оккупированную Данию с целью привлечь его на свою сторону.



После разгрома Германии Гейзенберг придумал сказку: якобы к Бору он ездил для того, чтобы просить его передать американцам, что немцы работают над Бомбой, и что немецкая атомная программа провалилась из-за того, что команда Гейзенберга нарочно ее саботировала. Потом он вообще заявил, что немцы никогда и не работали над Бомбой, а с самого начала занимались атомной энергией в мирных целях. Надо сказать, что среди коллег-физиков (кроме немецких) Гейзенбергу мало кто поверил. На международных конференциях с ним не здоровались, и он оказался в полной научной изоляции. Зато историки, политики и (почему-то) люди искусства подхватили эту легенду и дружно ее растиражировали. Она проникла не только в книги, но и в театр, где с успехом шла нашумевшая пьеса "Копенгаген", в которой Гейзенберг представлен героем. Статья на эту тему в английской википедии скромно называется "Немецкий проект атомной энергии". Она содержит полный набор полуправды, которая, как известно, хуже лжи, недоговорки и прямые ошибки.

А откуда можно узнать правду? 

Десять немецких физиков (среди которых все, перечисленные выше) после войны на полгода были интернированы; их поселили в огромной усадьбе Фарм Холл близ Лондона. Английская разведка записывала все их разговоры. Тe записи, что сохранились, опубликованы:
           
Bernstein, Jeremy, ed., Hitler's Uranium Club: The Secret Recordings at Farm Hall (Woodbury, NY: AIP Press, 1996, с коментариями; небольшую выдержку см. в www.aip.org/history/heisenberg/p11a.htm). Кстати, там есть один эпизод, когда Гейзенберг и его коллеги обсуждают, можно ли говорить свободно и не подслушивают их. На что (кажется) Вейцзекер отвечает: "Ну что вы, британцы же полные идиоты, разве они до этого додумаются?" Вообще, самомнение (если не сказать, наглость) этой десятки поражает даже мое привыкшее ко всему воображение.

Очень важным доказательством лживости послевоенной легенды Гейзенберга стали неотправленные письма Бора к Гейзенбергу, которые хранились в запечатанном архиве Бора и стали доступны общественности только в 2002 году. Без дальнейших комментариев процитирую отрывок из одного письма:

Бор - Гейзенбергу (circa 1957):

"... Я просмотрел книгу "Ярче тысячи солнц" Роберта Юнга, недавно опубликованну по-датски, и думаю, что я должен сказать вам (в связи с вашим письмом к автору книги, выдержки из которого печатаются в датском издании), что был весьма изумлен увидеть, сколь сильно память вам изменила.

Лично я помню каждое слово из наших бесед, которые состоялись в крайне горестной и напряженной ситуации для нас всех здесь, в Дании. Эти беседы произвели сильное впечатление как на Маргрете и меня, так и на тех в Институте, с кем вы говорили. И вы и Вайцзеккер выразили совершенно определенное убеждение, что Германия победит и поэтому довольно глупо для нас поддерживать надежду на другой исход войны и отвергать немецкие предложения о сотрудничестве. Я также помню довольно четко наш разговор в моей комнате в Институте, где вы определенно дали мне понять, что под вашим руководством в Германии делается все что можно для разработки атомного оружия. Вы сказали, что нет необходимости говорить о деталях, поскольку вы держите их под полным контролем после двух лет работы над проектом. Я слушал это, не говоря ни слова, так как несмотря на нашу личную дружбу, в этом важнейшем для человечества деле нас следует рассматривать как представителей противоборствующих сторон в смертельной борьбе. Это мое молчание и тяжелое чувство, которое в вашем письме вы приписываете шоку от вашего сообщения, что атомную бомбу можно сделать - весьма "своеобразное" недопонимание, которое видимо было связано с большим напряжением в вашей собственной голове.

Еще за три года до вашего визита я понял, что медленные нейтроны будут вызывать деление урана, причем для цепной реакции годится лишь уран-235. Для меня было очевидно, что Бомбу можно сделать, если отделить уран-235 от урана-238. В июне 1939 я даже выступил с открытой лекцией на эту тему в Бирмингеме. В лекции я рассказал о последствиях такой Бомбы, добавив конечно, что требуется очень большая техническая работа, и неизвестно, как скоро она может быть закончена.

Если что-либо в моем поведении и могло быть интерпретировано как шок, так это не ваше сообщение [о возможности Бомбы], а принесенная вами новость, что немцы с полной отдачей включились в гонку с целью получить атомную бомбу первыми."

Перевод (с английского) мой.

Оригинал письма:

bohr-letter

  • 1
Гениальный физик, но моральное чутье - как у самого среднего немца: ведь вся Германия пошлая за Гитлером. И правда, не всем же быть Сахаровыми.

Что-то в этом роде.

Гм, а причём тут изобретатель атомной торпеды для сноса мегаполисов целиком?

(Deleted comment)
Бор был наполовину евреем, и до какой-то поры это не имело значение. Сам Гейзенберг, как я писал, не был нацистом. Неизвестно ни одноко его высказывания, направленного против евреев. В нацизме/расизме он не испачкался. Но при этом был националистом, и считал "благо Германии - превыше всего остального", и эта цель оправдывает все средства. Конечно, в голову я ему не заглядывал, но думаю, что как-то так. После войны он оказался в полной изоляции и ни одной высококлассной работы не произвел.

(Deleted comment)
С моей точки зрения, честь ему и хвала. Я не разделяю его убеждений, но то, что он хоть во что-то верил и не сидел сложа руки, а действовал согласно своим убеждениям, уже делает ему честь.

После войны он попытался выкрутиться. Опять же, что в этом плохого? Ситуационная этика в чистом виде.

В любом случае, он заслуживает порицания за свои убеждения, но не за образ действия и не за поведение.

И всё-таки. В партию он не вступал - по-моему, это говорит очень о многом. Ведь мог бы - и наверняка с большой выгодой для себя на тот момент.
Не понял в 33-ем году, что из себя представляет Гитлер и к чему это может привести - а кто тогда понимал? Многих осенило только когда начали освобождать концлагеря и показывать, что там происходило. Считал, что благо его страны превыше всего - что ж, американский пилот, сбросивший бомбу на Хиросиму, тоже так считал. Сахаров, когда делал другую бомбу, тоже. И много кто еще. Фон Штауфенберг, например.
В антисемитизме, как Вы совершенно правильно написали, не замечен - а ведь тоже мог бы, опять же с пользой для себя. Не произвел в науке после войны ничего похожего на довоенное время - ну это немного из другой оперы.
...В общем, я бы не стал кидать камни. Есть более достойные мишени.

В партию он не вступал - по-моему, это говорит очень о многом. Ведь мог бы - и наверняка с большой выгодой для себя на тот момент.
Мне кажется, здесь наоборот - невступление в НСДАП сыграло Гейзенбергу на руку, т.к. уберегло его от преждевременного лобового столкновения со столпами "арийской физики" (и по совместительству - заслуженными партийцами) Ленардом и Штарком. Уж эти-то точно не потерпели бы, что сторонник "еврейской" теории относительности оскверняет своим присутствием ряды нацистского движения. В случае такого поворота событий Гейзенбергу, скорее всего, пришлось бы весьма туго. А с беспартийного всё-таки спрос несколько поменьше. Тем более - вряд ли коллеги Гейзенберга, на дух не принимавшие "арийскую физику", захотели бы защищать его, вступи он в партию.
Следует отметить, что единственный реальный идеологический "наезд" на Гейзенберга состоялся всего где-то за год до открытия т.н. "цепной реакции" - по-своему это было везение. Выйди статья Штарка о "белых евреях" раньше - скорее всего, судьба Гейзенберга была бы весьма печальна.

Edited at 2013-06-26 09:59 pm (UTC)

Ну в Копенгагене он совсем не герой. Он там очень запутавшийся человек, пришибленный своей ошибкой. Автор художественного произведения все-таки имеет право на фантазию.

Интересно, что такие архивные документы нашлись. Интересно, почему Бор письмо не отправил.

Почему письма остались неотправленными - загадка. Возможно, Бор колебался, отложил отправку, а позднее Гейзенберг совершил нечто, что разозлило Бора. Вряд ли теперь, 56 лет спустя, это можно установить. Но историки этим занимаются.

Интерпретация "Копенгагена" не стопроцентно однозначна. Об этом говорит хотя бы то, что наши с вами ощущения разошлись. Что же, это нормально. Ну и, конечно, художественный вымысел имеет право на существование.

мне кажется вопрос о том, почему Бор не отправил письмо, неотделим от вопроса о том, почему письмо написано по-датски, а не по-английски или по-немецки. Отметая нелепую возможность знания Гейзенбергом датского языка, остается предположить, что это черновик, и не предназначенный к отправлению. Возможно Бор собирался перевести письмо на немецкий, может и перевел, а может и отправил, а в архиве оставил датский черновик.

Вау, я даже не обратил внимания, будучи уверен, что письмо написано по-немецки. Еще подумал про себя: " Как плохо, что я не доучил немецкий на Физтехе!"

Это действительно странный твист. Может и правда черновик?

Кстати, любопытно, почему письмо Бора написано по-датски? Конечно, Гейзенберг у него работал, возможно, знал язык... но сам Бор знал немецкий наверняка лучше. Странно, по-моему.

До Второй мировой войны главным международным языком науки был немецкий. Насколько можно себе преставить, со всеми своими иностранными коллегами Бор должен был общаться именно по-немецки.

Не вдаваясь в частности: гению свойственно думать о великих вещах, и это часто настолько далеко от мелочей, составляющих правду жизни... И еще: когда ты знаешь, что ты велик, то взглянуть на себя, свои великие идеи и дела, со стороны просто нереально..:)

Некоторым великим свойственно зацикливаться на своем величии. Не всем, но некоторым. Они могут быть очень жестоки по отношению к "простым" людям. Мне это не нравится. Наверное, я неправ, и надо закрывать глаза.

Я рад, что вы появились, Алла! Взгляните, пожалуйста, на последнюю часть в http://traveller2.livejournal.com/2013/05/19/
ОК?

Спасибо, очень интересно.

Действительно, почему-то у людей есть странная убеждённость, что если человек великий мастер своего дела, то он должен быть непоколебимо прав и во всех других вопросах, не касающихся его области. Фейнман по этому поводу хорошо сказал:

I believe that a scientist looking at nonscientific problems is just as dumb as the next guy.

Вместо учёного в это предложение можно поставить художника, писателя, и т.п.

Как всегда, Фейнам прав! Фейнман - мой кумир еще со школьных дней...

Моральный императив, или гений и злодейство

User basya51 referenced to your post from Моральный императив, или гений и злодейство saying: [...] Оригинал взят у в Моральный императив, или гений и злодейство [...]

User ciriska referenced to your post from LJournalist #2238 saying: [...] одним из трех-четырех лидеров теоретической физики, чей авторитет был непререкаем. С комментариями [...]

Поздравляем! Ваш пост был отобран нашими корреспондентами и опубликован в сегодняшнем выпуске ljournalist'а.

Гейзенберг представлен здесь классическим таким Штирлицем. Я только не понял, к чему это все, о чем речь? И проект нацистский саботировал по факту, и англичанам попал как кур в ощип. Информации для выводов явно критически мало, заголовок несет в себе какое-то содержательное отображение когнитива?

Июньский улов

User 1a1 referenced to your post from Июньский улов saying: [...] ения которой изменили ход современной цивилизации http://traveller2.livejournal.com/328432.html [...]

Если не возражаете, включу ваш перевод письма в Википедию?

Да, конечно.

Но мой перевод с английского перевода.
Письмо написано по-датски. Лучше бы перевести с оригинала.

  • 1
?

Log in