Previous Entry Share Next Entry
Одержимые идеей. 2
traveller2
Продолжение. Начало см. в http://traveller2.livejournal.com/377807.html

If you’re not a revolutionary when you’re 25, you
have no heart. If you’re not a conservative by
the time you’re 35, you have no brain.


— Обычно приписывается Черчилю; на самом деле
принадлежит Бенджамену Дизраэли (1804 – 1881), британскому
политику и писателю, основателю Консервативной партии,
премьер-министру Великобритании в двух правительствах,
выходцу из еврейско-сефардской семьи.



Так он и жил, Лео Марковиц, в трудах и заботах об укоренении марксизма-ленинизма на американской почве. Несколько месяцев работы закройщиком, а остаток года - партийные дела на общественной основе, т.е. бесплатно. Гол как сокол. Этот цикл был прерван, когда на одном из партийных занятий Лео встретил девушку, которую звали Эдна. Она была родом из Николаева на юге Украины. Увлеченность Эдны диалектическим материализмом сыграла решающую роль, Лео влюбился. Ему разумеется понадобились дополнительные деньги. Как он их раздобыл? Тут Эрвин Марквит не вдается в детали, хотя можно понять, что какие-то деньги у него появились.

В 1917 году Америка вступает в Первую мировую войну на стороне Антанты. Лео призывают в армию. Это сейчас американская армия полностью профессиональная, а в те годы (и до конца 1960х) существовал обязательный призыв.

После нескольких месяцев тренировки Лео получил назначение в европейский театр военных действий. Тут он заявил, что его пацифистские убеждения не позволяют ему стрелять в людей и отказался от отправки в Европу. Его судил военный трибунал. Защита не смогла представить ни одного свидетеля, который мог бы подтвердить, что Лео был пацифистом до призыва. Он был осужден и отправлен в трудовой лагерь.

Эрвин Марквит с гордостью пишет, что в свободное время его отец Лео продолжал изучение трудов Маркса, Энгельса и Ленина (в английском переводе), которые по его заказу присылали ему в лагерь из библиотек близлежащих университетов. В 1918 году, несмотря на сепаратный мир с Советской Россией, Германия и ее союзники капитулировали. Война окончилась. Президент США объявил амнистию отказникам (коих по всей стране набралось человек 40), и Лео отправился домой, в Нью-Йорк. Эрвин Марквит замечает, что Лео не хотелось начинать семейную жизнь с судимостью в досье. Поэтому он поменял фамилию: был Марковиц, стал Марквитом, и начал жизнь с чистой страницы.

Вскоре Лео Марквит и Эдна поженились. У них родилось двое мальчиков, Карл и, пару лет спустя, Эрвин. Про свою мать (которую он почему-то называет по имени, Эдна) Эрвин Марквит пишет, что она любила детей, но партийная работа оставляла ей мало времени для домашних дел. Вот приблизительная цитата из монолога Эрвина: "Жили мы бедно, поэтому Эдна покупала в лавке самое дешевое и жилистое мясо. Потушить его толком она никогда не успевала. Поэтому и Карл и я привыкли есть жесткое мясо. В будущем это оказалось не так уж и плохо. Когда меня призвали в армию, всем моим сослуживцам армейская кухня не нравилась, а я ей просто наслаждался. Впрочем, когда мне хотелось чего-нибудь вкусненького, я шел на обед к тетушке, которая любила готовить и была настоящим знатоком украинской еврейской кухни."

Несколько замечаний, красной нитью проходящих через все мемуары, поразили меня. По жизни Лео часто приходилось принимать непростые решения. Частые переезды из одной съемной квартиры в другую, взаимоотношения с работодателями и коллегами по работе, увольнения и поиски новой работы, и многие другие перипетии нью-йоркской бедноты начала 1920х годов видны и прямо в тексте и между строк. И при этом в своей агитационной деятельности Лео никогда не отклонялся от предписаний партийной верхушки. Если предписания запаздывали, он не смел высказать свое собственное мнение, хотя, казалось бы, ну что ему грозит в Америке, если он скажет что-то от себя?.. Абсолютная безнадежная несамостоятельность переходящая в беспомощность. Эрвин подчеркивает это не раз и не два, правда в положительном ключе: "Мой отец никогда не отклонялся от линии партии!" Одну поразительную историю такого сорта я еще расскажу.

С раннего детства Лео отправлял обоих сыновей на лето в пионерский коммунистический лагерь Camp Nishtgedeiget. Я попытался разыскать что-нибудь об этом лагере в интернете. Кроме краткого упоминания у какого-то итальянца, как это ни удивительно, единственный фрагмент относящийся к этому лагерю в интернете принадлежит Владимиру Маяковскому. В 1925 году он побывал в Америке и написал стихотворение Кемп "Нит гедайге"

 Запретить совсем бы
                     ночи-негодяйке
 выпускать
           из пасти
                    столько звездных жал.
 Я лежу, -
           палатка
                   в Кемпе "Нит гедайге".
 Не по мне все это.
                    Не к чему...
                                 и жаль...

….

 Ну, американец...
                   тоже...
                           чем гордится.
 Втер очки Нью-Йорком.
                       Видели его.
 Сотня этажишек
                в небо городится.
 Этажи и крыши -
                 только и всего.
 Нами
      через пропасть
                     прямо к коммунизму
 перекинут мост,
                 длиною -
                          в_о_ сто лет.
 Что ж,
        с мостища с этого
                глядим с презрением вниз мы?
 Кверху нос задрали?
                     загордились?
                                  Нет.

…..

За палаткой
             мир
                 лежит угрюм и темен.
 Вдруг
       ракетой сон
                   звенит в унынье в это:
 "Мы смело в бой пойдем
 за власть советов..."
 Ну, и сон приснит вам
                       полночь-негодяйка!
 Только сон ли это?
                    Слишком громок сон.
 Это
     комсомольцы
                 Кемпа "Нит гедайге"
 песней
        заставляют
                   плыть в Москву Гудзон.
 

Во время пребывания в Нью-Йорке в жизни Маяковского произошло важное (?) событие: Маяковский встретился с Элли Джонс – будущей матерью своего единственного ребенка. Воспоминания Элли Джонс были опубликованы ее дочерью. Вот, что пишет мать дочери Маяковского о той самой палатке, о которой Владимир Владимирович упоминает в начале стихотворения: «… мужчины проводили нас к палатке. В ней было две койки. Я чувствовала себя оскорбленной. Маяковский был смущен. Они относились ко мне так, будто я была там только для того, чтобы у Маяковского был партнер для секса. (…) Я вышла наружу и легла на траву. Пока я «закипала» Маяковский, как обычно, что-то записывал в свою записную книжку.

  • 1
Кстати, о "партнере для секса." Нравы у еврейско-коммунистической молдежи 20-х годов были такие свободные, что куда там хиппи образца 68-го года! Известно из первых рук ;-)

Из каких первых рук? Комсомольцы 20х уже умерли!

Да, но я же не вчера родился! И знал немало комсомольцев 20-х годов. В том числе и парочку американских :-)

Aaa, это я не учел. Прокол в моих вычислениях, sorry.

Бывает. 50 лет назад комсомольцы 20-х только на пенсию выходили. Те, кто дожил, конечно.

Все интереснее и интереснее.
Размышляю насчет не отклонения от линии партии в свободной Америке. Интересно, но этот факт также укладывается в возможный психологический портрет Лео.
Мне не приходилось встречать абсолютно послушных в идеологическом отношении коммунистов (речь идет о 1965-1991 годах). Крайнее, что видела - это передача решений наверх из-за нежелания вмешиваться и безразличия. Видела и нечто забавное, когда рупор идей потихонечку скапливал материальные ценности, пользуясь своим доступом к распределителю. При этом она что-то дарила сыну, внучке, но это сопровождалось зачитыванием по бумажке соответствующих партийных лозунгов вместе с поздравлениями с днем рождения!
А вот безусловное оправдание лозунгов из ящика и подчинение требованиям сверху наблюдала у своей беспартийной матери, перенесшей в ранней молодости достаточно много ужасов. Кстати, она тоже могла зачитать поздравление по бумажке, составленное по лучшим образцам официальных заявлений из ящика.

Все в жизни случается, Оля. Но в отличие от вашего примера "когда рупор идей потихонечку скапливал материальные ценности, пользуясь своим доступом к распределителю", в случае Лео Марквита следование линии партии никаких материальных преимуществ не давало. Это была чисто идеологическая линия поведения.

Начинаю постепенно понимать, что слишком много Маяковского в детстве читал. Фанат был. Этот лагерь "нит гедайге" тоже помню зачем-то.

Так и я помню со школьных времен. Литератор у нас был хороший. Зажигал на уроках.

есть хорошая книга Говарда Фаста, 1914 г.р.
"Как я был красным", там многое о мотивации,американской компартии,
почему вступил, и почему вышел.

"Как-то я написал для "Дейли уоркер" отчет о собрании в Бостоне, на котором мне пришлось выступить. Публику я охарактеризовал как "группу молодых парней и девчонок, белых и черных". Отнес рукопись в редакцию, но она не появилась на полосе ни на следующий день, ни через два дня. На третий я был вызван на ковер, чтобы выслушать "обвинение". На сей раз это было обвинение в... белом шовинизме.

Это меня потрясло. Что я такого написал, чтобы заслужить столь чудовищный упрек? Меня поспешили просветить: я называю негритянских юношей и девушек парнями и девчонками. Именно так обращались к невольникам на протяжении столетий рабства. Мне следует это понять и зарубить на носу. Я сказал, что, с моей точки зрения, это полная ерунда, на протяжении столетий рабства и к белым работникам обращались так же, не понимаю, почему для черных надо подбирать другие слова? Какие, кстати?

Молодежь.

Мне не нравится это существительное. Парни, девчонки, подростки, ребята, школьники - да мало ли синонимов. Почему именно молодежь?

Потому что в этом слове есть достоинство. Или хотя бы шаг в сторону достоинства.

Чушь. Полный бред. Я горячился все больше, но мне объяснили, что подобные изъяны в моем мышлении показывают, насколько слабо я разбираюсь в том, что такое белый шовинизм, и, если я не приму партийного толкования этого понятия, придется поставить вопрос о моем исключении из партии.

Вы что, шутите? Отнюдь. Меня хотят исключить из партии из-за каких-то дурацких разногласий по поводу одного слова?! Не из-за слова. Из-за неспособности понять, что такое белый шовинизм."

Спасибо за цитату. Очень интересно. Надо будет просмотреть.

А по существу - коммунистическая доктрина в действии. Начетничество. Как в официальной религии: молиться своими словами нельзя, только по катехизису.

Шо то у фанатиков все пошло наперекосяк. Начали c Маркса-Энгельса-Ленина, а закончили ковырянием в трусах Зиберт Елизаветы Петровны, она же Элли Джонс.

Edited at 2014-04-08 08:34 am (UTC)

>коих по всей стране набралось человек 40

нет, нет, очень много было отказников. может быть пойманных, осужденных и помилованных 40, но всего AWOL - тысячи. Только слушал передачу по npr про дезертиров 1 мир. войны, скрывавшихся тут у нас в Аппалачах. Массовое оказывается было явление.

Эрвин Марквит пишет, что в лагере, где Лео сидел, были собраны "отказники" со всей страны, и было там человек 40. Я его только пересказал. Весьма возможно, что вы правы, но речь в той передаче шла, наверное, о дезертирах, которые спрятались от призыва. В случае Лео это не так. Он был призван, прошел начальную подготовку и только потом, перед отправкой в Европу, заявил, что он пацифист. Впелне возможно, что таких было не так уж и много.

Связь времён

Это
комсомольцы
Кемпа "Нит гедайге"
песней
заставляют
плыть в Москву Гудзон.


Интересно, знал ли эту строчку автор сценария фильма "Moscow on Hudson"?

Re: Связь времён

Не знаю. Вряд ли….

Re: Связь времён

Почему же вы отказываете режиссеру в подобном уровне общей эрудиции?

Re: Связь времён

Mне почему-то кажется, что не мог он знать Маяковского в таких деталях.

Re: Связь времён

Сам режисер- вряд ли, конечно. Но, в фильме снималось немало бывших советских актеров. Может у кого-то из них тоже был хороший учитель русской литературы?

Иногда от линии партии и Маяковский отступал

Отсюда
безработные
в Гудзон
кидались
вниз головой.
вряд ли он забыл, что Бруклинский мост - через Ист-Ривер, до Гудзона - не допрыгнешь. Скорее, этакая фига в кармане, для понявших: понимаете, что меня заставили эту фигню писать?


Боюсь, что тому есть куда более простое объяснение - именно забыл (либо не знал). И никакая это не фига в кармане, а обычный грубый ляп, совершенно типичный для "гуманитариев" в самом плохом смысле этого слова.
Вообще-то говоря, у Маяковского (из песни слов не выкинешь, да - впрочем, тут и его великие коллеги тоже бывали чудо как "хороши") можно найти некоторое чисто проколов. Так, помимо вышеупомянутого ляпа, широко известен случай, когда Маяковский в поэме "Хорошо!" перепутал меры скорости и расстояния (за что был мгновенно затроллен Ильфом и Петровым - вспоминаем Ляписа-Трубецкого с его "стремительным домкратом"):

...А в транспортах-галошинах
далеко,
сзади,
тащились
оторванные
от станка и пахот,
узлов
полтораста
накручивая за́ день
,
От родины
в лапы турецкой полиции,
к туркам в дыру,
в Дарданеллы узкие,
плыли
завтрашние галлиполийцы,
плыли
вчерашние русские.


Edited at 2014-04-08 04:53 pm (UTC)

Я с вами согласен. Про этот смешной ляп с узлами не знал. Теперь буду. Спасибо.

Возможно, истина посередине. Известно, что 4 строки "...кидались вниз головой..." ВВМ вставил в Москве, возможно, после мягкой рекомендации (или жесткого требования) - не только восхвалять. То ли забыл, где тот Гудзон, то ли - фига в кармане... Двадцатые, все же годы. Еще себе позволяли.

"Узлы в день" еще в школе заметил, а что стремительный домкрат - пародия на - не знал.

Вы подвигли меня вспомнить поэзогеографические ляпы.
http://nebotticelli-xl.livejournal.com/180894.html

Мне кажется, вы переоцениваете и интеллект великого пролетарского поэта, и его желание держать фигу в кармане. Скорее всего ляп. Это особенно вероятно в свете того, что ниже написал achtungslos.

Наверное, нынешняя Аль-Каида устроена психологически примерно так-же

Перекличка поэтов.

User nebotticelli_xl referenced to your post from Перекличка поэтов. saying: [...] ляпы валялись, среди прочего хлама, на чердаке моей памяти. Подвигся записать бдагодаря этому посту [...]

Не понятно совсем про безопасную свободную Америку в 20-х годах. Человек же в тот момент только из тюрьмы вышел за отказ в армии служить? Всяких активистов в те времена регулярно убивали, забастовки сопровождались перестрелками и драками со штрейкбрехерами. Да и партийная деятельность, судя по предыдущей серии, была на грани криминала. Кажется, что отклоняться от генеральной линии могло быть весьма чревато.

" Тут он заявил, что его пацифистские убеждения не позволяют ему стрелять в людей и отказался от отправки в Европу. Его судил военный трибунал. Защита не смогла представить ни одного свидетеля, который мог бы подтвердить, что Лео был пацифистом до призыва. Он был осужден и отправлен в трудовой лагерь. "

кстати - похожий принцип действует в Израиле при обсуждении освобождения от призыва ввиду пацифизма.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account