Previous Entry Share Next Entry
Субботнее dolce far niente
traveller2
Эвелина Бекетова, Киев



Заканчиваю свое дилетантское погружение в историческую экономику. Один из любезных друзей прислал мне средние цены в Российской империи на 1913 год. Я вспомнил, что мой дед мне много раз рассказывал, как пару лет до Первой мировой войны он жил в Киеве и зарабатывал там портновским мастерством. Его задача была скопить денег на свадьбу и на семейное обустройство. Каждый день (помимо субботы, конечно) он шил пару брюк и получал за это 1 руб. 10 коп. Кроме того, он мне рассказывал, как ходил на рынок (вполне возможно тот, что изображен выше на картине Эвелины Бекетовой) и что он там покупал. Конечно, я не знаю, сколько именно он покупал, но сделал разумную оценку и подсчитал баланс за месяц. Вот как он выглядит:

хлеб 90 коп
мед 1 руб
картофель 30 коп.
яйца (90/мес) 30 коп
молоко 90 коп
яблоки 90 коп
творог 1р 50 коп
сыр 1 р 80 коп
масло слив. 90 коп.
подсолн. масло 90 коп.
Чай 1 руб 20 коп.
разные мелочи
(соль, спички, ….) 20 коп
керосин 1 руб
съемная комната 5 руб. 20 коп.
непродовольств.
покупки 1 руб
подаяние
синагоге 30 коп

взятка
полицейскому 1 руб.

итого 19 руб. 60 коп.
=============================

зарабoтано 28 руб 60 коп.

Оставалось 9 руб/мес

Видно, что примерно треть заработанного ему удавалось отложить на свадьбу, которая состоялась, кажется, в 1916 году, после ранения деда, призванного в армию и воевавшего на австрийском фронте.

Больше я на эту тему писать не буду, предоставляя профессионалам заняться серьезными научными исследованиями. Еще раз: спасибо всем френдам, которых заинтересовала эта тема и которые прислали очень полезные комментарии!

******

Рита занималась на скрипке.

From January 24, 2015


А я работал над сборником (готов уже на 75%).

From January 24, 2015




А потом вышло солнышко, стало тепло (чуть выше нуля), ветер утих и мы пошли гулять. Самое лучшее гулянье по льду озера. Совсем недалеко от нас озеро Медицинское, облюбованное фанатами подледного лова.











Было обеденное время. Отовсюду тянуло запахом костра и жарившегося шашлыка. Какие-то давно забытые воспоминания... то-ли юности в подмосковье, то-ли неведомых мне предков 2500 лет назад в пустыне Негев.


  • 1
Вопрос возникает! А что, ни мяса, ни курицы дед Ваш не ел? Бюджет выглядит неполным, а ведь эти продукты были недешевы.

Нет, мяса не ел, кроме как по большим праздникам, и не у себя дома. У него не было возможности разделить кухню/посуду на молочную и мясную части. Кроме того, вы правильно заметили, что мясо было дорого, а он пытался сэкономить. Эту часть я точно помню.

Посмотрела на фотографию и хочу добавить про скрипку и экономику. Мне тоже дед рассказывал. Уроки скрипки у частного педагога в Киеве, к которому он ходил (до Революции, конечно) стоили 1 рубль с полтиной, а вот когда его повезли показывать Столярскому, тот взял за консультацию три рубля. Большие деньги. Для регулярных учеников плата была меньше и у Столярского было правило: он брал двух талантливых учеников из бедных семей и занимался с ними бесплатно.

Спасибо за коммент, Наташа! Конечно, профессор музыки не чета простому портному 😊
Значит, у вас династия музыкантов!

У меня в Москве была энциклопедия Брокгауза и Эфрона дореволюционного издания, Каждый том в кожаном переплете стоил 1 руб 50 коп, если мне не изменяет память...

Михаил, а Вы на картине на первом фото?

Это собирательный образ. А вам нравится Эвелина Бекетова? Она родом из Луганска.

Я бы так не сказала. Не вижу я своего места в ее картине мира.

Мне все нравится! И скрипка, и картина, и цены.

Спасибо, Кируля!

Ленинская дешевизна хлеба удивила.

Всего 1% синагоге? Насколько знаю, евреем в Америке быть труднее!

Мне кажется, что и сейчас около 1%. Наверняка так в больших синагогах.

Булка белого хлеба в 1913 г. стоила 3 коп.

Edited at 2015-01-26 05:21 am (UTC)

Как я слышал, в Америке еврей платит в синагогу около 10% или больше.

Нет, это не так. По крайней мере, в Миннесоте точно не так.

Надо ж быть евреем по законам хотя бы бывшей Российской империи! ;)
Вон, каждый правоверный на государственной службе должен был принимать причастие регулярно и приносить на работу справку. За выдачу справки платили церковную десятину.

У нас по этой причине сейчас позакрывались почти все католические церкви: никто на платит. Красивейший собор около меня продали югославским орфодоксам за немного дороже моего дома.

Не помню религиозных евреев вокруг меня. Поспрошаю...

Какая кипучая жизнь в снежных краях зимой, даже шашлык на снегу готовят!
Вокруг меня зиму скорее пережидают. Ну не все, но многие. Я уж точно.

Что вы, Соня! Жизнь коротка, если каждый год перечеркивать несколько месяцев, то что же это получиться?

Кстати, давно хотел у вас спросить. У меня есть аккт. на Драме, как и у вас, но я не знаю, как перекачать туда мой блог на ЖЖ (на всякий случай), и как сделать как у вас, чтобы посты на Драме автоматически появлялись в ЖЖ?

Я себе отметила Ваш комментарий в почте и отвечу на днях подробно, хорошо?

Спасибо, Соня!
Я вам очень признателен. Никакой спешки нет.

у вас еще зима, а здесь уже лето, тьфу-тьфу не сглазить...:))
а цены в России были, как у нас сейчас в Болгарии на левы...:))

😊 Климат у вас классный... тут ничего не добавить не убавить... Как ваши внуки в Кан?

внук получил вид на жительство, работает, учится дальше пока не пошел...
хочет и меня вытащить...:) поглядим...

Анна Каренина:


Мгновенно расстелив свежую скатерть на покрытый уже скатертью круглый стол под бронзовым бра, он пододвинул бархатные стулья и остановился пред Степаном Аркадьичем с салфеткой и карточкой в руках, ожидая приказаний.

– Если прикажете, ваше сиятельство, отдельный кабинет сейчас опростается: князь Голицын с дамой. Устрицы свежие получены.

– А! устрицы.

Степан Аркадьич задумался.

– Не изменить ли план, Левин? – сказал он, остановив палец на карте. И лицо его выражало серьезное недоумение. – Хороши ли устрицы? Ты смотри!

– Фленсбургские, ваше сиятельство, остендских нет.

– Фленсбургские-то, фленсбургские, да свежи ли?

– Вчера получены-с.

– Так что ж, не начать ли с устриц, а потом уж и весь план изменить? А?

– Мне все равно. Мне лучше всего щи и каша; но ведь здесь этого нет.

– Каша а ла рюсс, прикажете? – сказал татарин, как няня над ребенком, нагибаясь над Левиным.

– Нет, без шуток; что ты выберешь, то и хорошо. Я побегал на коньках, и есть хочется. И не думай, – прибавил он, заметив на лице Облонского недовольное выражение, – чтоб я не оценил твоего выбора. Я с удовольствием поем хорошо.

– Еще бы! Что ни говори, это одно из удовольствий жизни, – сказал Степан Аркадьич. – Ну, так дай ты нам, братец ты мой, устриц два, или мало – три десятка, суп с кореньями…

– Прентаньер, – подхватил татарин. Но Степан Аркадьич, видно, не хотел ему доставлять удовольствие называть по-французски кушанья.

– С кореньями, знаешь? Потом тюрбо под густым соусом, потом… ростбифу; да смотри, чтобы хорош был. Да каплунов, что ли, ну и консервов.

Татарин, вспомнив манеру Степана Аркадьича не называть кушанья по французской карте, не повторял за ним, но доставил себе удовольствие повторить весь заказ по карте: «Суп прентаньер, тюрбо сос Бомарше, пулард а лестрагон, маседуан де фрюи…» – и тотчас, как на пружинах, положив одну переплетенную карту и подхватив другую, карту вин, поднес ее Степану Аркадьичу.

– Что же пить будем?

– Я что хочешь, только немного, шампанское, – сказал Левин.

– Как? Сначала? А впрочем, правда, пожалуй. Ты любишь с белою печатью?

– Каше блан, – подхватил татарин.

– Ну, так этой марки к устрицам подай, а там видно будет.

– Слушаю-с. Столового какого прикажете?

– Нюи подай. Нет, уж лучше классический шабли.

– Слушаю-с. Сыру вашего прикажете?

– Ну да, пармезан. Или ты другой любишь?

– Нет, мне все равно, – не в силах удерживать улыбки, говорил Левин.

И татарин с развевающимися фалдами над широким тазом побежал и чрез пять минут влетел с блюдом открытых на перламутровых раковинах устриц и с бутылкой между пальцами.

Степан Аркадьич смял накрахмаленную салфетку, засунул ее себе за жилет и, положив покойно руки, взялся за устрицы.

– А недурны, – говорил он, сдирая серебряною вилочкой с перламутровой раковины шлюпающих устриц и проглатывая их одну за другой.


Когда татарин явился со счетом в двадцать шесть рублей с копейками и с
дополнением на водку, Левин, которого в другое время, как деревенского
жителя, привел бы в ужас счет на его долю в четырнадцать рублей, теперь не
обратил внимания на это, расплатился и отправился домой, чтобы переодеться и
ехать к Щербацким, где решится его судьба.

Re: Анна Каренина:

Спасибо, очень любопытный отрывок. Как вы только о нем вспомнили? Я напрочь не помню :)

Re: Анна Каренина:

Когда читал, меня это поразило, потом еще анализировал описание еды в русской классике. Плюс набоковские лекции о русской литературе и даже его герою Лужину обед понравился, трудно так не запомнить.

Re: Анна Каренина:

Спасибо, очень любопытный отрывок. Как вы только о нем вспомнили? Я напрочь не помню :)

Рита

(Anonymous)
... думаю, ещё раз я увидел человека, положишего своё основное участие в вашей счастливой жизни ... и своей ... всего найлучшего желаю ...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account