Previous Entry Share Next Entry
В саду чудовищ. 2.
traveller2
Продолжение http://traveller2.livejournal.com/435388.html

Посол Додд с детьми перед посадкой на океанский лайнер, который увезет их в Германию.



Начну с длинной цитаты из Ларсона:

<<Со временем Додд оказался втянутым в атмосферу аморфной тревоги, которая проникла в жизнь всей семьи и постепенно изменила их образ жизни. Изменения произошли медленно, как волна бледного тумана, который просочилась в каждую щель. С подобным приходилось иметь дело каждому берлинцу. Каждый - буквально каждый - начинал думать с кем можно, а с кем нельзя встретиться за обедом в ресторане, и какое кафе или ресторан выбрать, потому что ходили слухи о том, что многие заведения были любимыми мишенями агентов гестапо - бар на улице Адлон, например.

Вы начинаете задерживаться на углах улиц на мгновение или два дольше, чтобы проверить не видите ли вы рядом те же лица, которые вы видели на предыдущем перекрестке. В самых случайных обстоятельствах вы начинаете говорить осторожно, тщательно подбирая слова и обращая внимание на тех, кто вас слушает. Ничего этого не было раньше. Берлинцы научились практиковать “немецкий взгляд" - der Deutsche Blick - быстрый "прострельный" взгляд во всех направлениях при встрече друга или знакомого на улице.

Уже в сентябре 1933 года Додд отметил в своем дневнике, что преследование евреев продолжалась во все более тонкой и широкомасштабной форме по мере внедрения Gleichschaltung, закона об идеологическом единстве. В сентябре немецкое правительство учредило Имперскую палату культуры под контролем Геббельса, чтобы принудить музыкантов, актеров, художников, писателей, журналистов и кинематографистов к идеологической и, особенно, расовой "единой линии". В начале октября правительство приняло закон, который запретил евреям работу в газетах и издательствах. Он должен был вступить в силу с 1 января 1934 года. Нет детали которая была бы упущена за ее мелкостью. Министерство почт постановило, что отныне, диктуя свою фамилию по буквам по телефону, абонент больше не может сказать, ``Д как в Давиде" или "С как в Самуиле", потому что это звучит не по-арийски. Абонент должен был говорить "Д как в Доре", "С как в Зигфриде", и так далее.

`` В общественной истории не было более непримиримой, более бессердечной и более разрушительной политики, чем нынешняя политика в Германии против евреев " - написал Генеральный консул США мистер Мессерсмит заместителю Госсекретаря Филлипсу в длинном письме от 29 сентября 1933.

Он писал: ``Цель немецкого правительства, независимо от того, что они говорят для внешнего потребления в Европе или США, или для внутреннего потребления в Германии, - эта цель совершенно определенная: исключить евреев из немецкой жизни”.

Додд отметил в дневнике, что начиная с 1934 года во время загородных поездок ему стали часто попадаться на глаза строительные работы, явно связанные с военными.

Раз в несколько месяцев Додд получал указание из Вашингтона встретится с Рейхсканцлером и выяснить у него, собирается ли Германия начать войну в Европе. Гитлер выслушивал посла не перебивая, и неизменно отвечал: “Конечно нет, что за ерунда. Германия не хочет ничего, что ей не принадлежит. Единственное чего мы добиваемся - чтобы наше национальное достоинство не топтали бы ногами, и чтобы мы заняли равное место среди европейских наций. Но мы этого добиваемся и будем добиваться путем диалога и убеждения. Никогда мы не нападем первыми на наших европейских братьев.”>>



Додд писал соответствующий отчет в Вашингтон, и там все были счастливы: раз так, то ничего делать не надо.

Замечания Додда о притеснениях евреев Гитлер встречал яростными вспышками гнева, и прерывал беседу, замечая на ходу, что это внутреннее дело Германии. В конце концов, начальство Додда в Госдепе запретило ему поднимать эту тему.

Теперь перейдем к Марте. Я бы ее охарактеризовал, как бестолковую девицу без царя в голове. Сначала по приезде в Германию она увлеклась национал-социализмом. “Вы ничего не понимаете, - заявила она своим родителям, - посмотрите на этих людей, они полны энергии и жизни и строят новый мир. Разве можно сравнить их с американскими интеллектуалами, которые сами не знают, чего хотят и только и спорят друг с другом не поймешь о чем!” Позднее Марта написала: “«золотой старый мир» терпит банкротство и рушатся все устои буржуазной добропорядочности. Я сделала выбор в пользу нового мира и нового времени…”

Как я уже упоминал, Марта быстро завела многочисленных друзей и любовников в среде высокопоставленных нацистов. Однажды ее принял для беседы сам Гитлер (который, впрочем ее женские чары не оценил, так же как и она его мужские достоинства, см. ниже Addendum). Он поцеловал ей руку, и возвратясь в посольство Марта взахлеб рассказывала об этом всем желающим ее выслушать. Посол Додд едко пошутил: “Теперь, Марта, ты должна обвести фломастером то место на руке, которого коснулись губы Рейхсканцлера и никогда его не мыть, чтобы не растерять флюиды фюрера.”

Марта так разозлилась, что написала об этом в своем дневнике.

И тут случился резкий разворот. На одном из дипломатических приемов Марта встречает Бориса Виноградова, секретаря посольства СССР в Германии (так он ей представился).

В своих записях Марта посветила ему многие страницы: какой он умный, очаровательный, любезный, находчивый, как она от него тает, и т.д. и т.п. (Найти его фотографии в сети мне не удалось.) После краткого периода ухаживания Виноградов приглашает ее в свои личные апартаменты в советском посольстве. Марту потряс, как она пишет, ленинской уголок в квартире Виноградова, к которому он подвел ее прежде всего. Там висели его (Ленина) фотографии, на полочке стояли книги и кое-какие тетрадки с заметками Виноградова. Надо ли говорить, что в этой квартире Марта в Бориса безумно влюбилась, окончательно и бесповоротно. Она довольно откровенно описывает их первую ночь, и страстный секс до полного изнеможения, и как потом Виноградов не поленился и отвез ее в американское посольство. Дальше была романтическая поездка в Париж, и много других встреч и в Берлине, и в других городах.

Национал-социализм был забыт напрочь. Теперь Марта поклонялась другому богу, коммунистическому. Бедная женщина! Из ее записок видно, что она искренне верила в то, что Борис Виноградов влюблен в нее столь же страстно, как и она в него. Если бы она знала в тот момент, что вся эта романтическая история была не более чем спецоперация по приказу из Москвы (и вовсе не из МИДа)… Если бы она знала будущую судьбу Бориса Виноградова…

(продолжение следует)

Addendum "От Марты"

Пресс-секретарь Гитлера Эрнст Ханфстангель, получивший образование в Америке сообщил Марте: «Гитлеру нужна женщина. Гитлеру нужна американская женщина — любящая, которая могла бы изменить судьбу Европы». По опубликованным воспоминаниям Марты Ханфстангель закончил на патетической ноте: «Марта, вы и есть та женщина!»

«С тех пор как я была назначена изменить историю Европы, — не без сарказма замечает она, — я решила одеваться, как здесь принято, в притворно-скромном и интригующем стиле: немцы хотят, чтобы их женщины были видны, но не слышны, так они лучше играют роль придатка своих роскошных мужчин».

К удивлению Марты, Ханфстангель не шутил: вскоре в отеле Kaiserhof он представил ее Гитлеру. Когда Марта подошла к столику, за которым сидел диктатор, тот встал и поцеловал ее руку. Перед собой она увидела «невзрачное, рыхлое и невыразительное лицо с мешками под глазами». После этой встречи поклонников у Мары заметно прибавилось, например, ее внимания добивался (и, по-видимому, добился) первый заместитель Геринга.

  • 1

В саду чудовищ. 2.

User kostyad referenced to your post from В саду чудовищ. 2. saying: [...] Оригинал взят у в В саду чудовищ. 2. [...]

После войны, опасаясь вызова в Комиссию по расследованию антиамериканской деятельности, Марта Додд с мужем, который тоже стал советским агентом (как, к слову, и ее брат), в 1953 г. бежали из Америки. Они жили в СССР, потом переехали в Чехословакию, больше десяти лет провели на Кубе, но нигде не находили покоя. Переговоры, которые эта семейная пара через своих адвокатов вела с американскими властями о возвращении на родину без привлечения к ответственности, закончились неудачей. Возвращаться в Советский Союз, службе которому была посвящена их жизнь, они не хотели. Беспокойная старость Марты Додд оборвалась в Праге в 1990 г.
http://www.forumdaily.com/doch-amerikanskogo-posla/

О конце этой истории собираюсь написать завтра.

Молодые всегда думают, что нашли средство, способ, как исправить мир к лучшему. Это я про Марту и её идеи.
А на поверку обычная никчемная страсть, которая не имеет ничего общего с благородными идеями.

Пошла искать книгу с доставкой в Грецию. Очень зацепило. ;-)

В саду чудовищ. 2.

User gineer referenced to your post from В саду чудовищ. 2. saying: [...] Originally posted by at В саду чудовищ. 2. [...]

В саду чудовищ. 3.

User kostyad referenced to your post from В саду чудовищ. 3. saying: [...] http://traveller2.livejournal.com/435488.html [...]

  • 1
?

Log in

No account? Create an account