Previous Entry Share Next Entry
История с хорошим концом, или может ли домохозяйка получить Нобелевскую премию. 3
traveller2
Продолжение. См. http://traveller2.livejournal.com/437496.html

Аргоннская национальная лаборатория, в 40 км к юго-востоку от Чикаго. Здесь прошли самые счастливые и плодотворные годы Марии Гепперт-Майер.



Этот фрагмент мне хочется начать с довольно длинной цитаты из “Мемуаров” Теллера, относящейся к военному времени (стр. 192): “Каждый месяц я ездил на Восточное побережье. Эти поездки, особенно в Нью-Йорк, приносили мне удовольствие. […] Мне всегда нравилась Мария Майер, но наша дружба в военные годы стала еще глубже. Я определенно считаю себя венгром, и тем не менее моя привязанность к Германии необычно сильна по двум причинам: в семье моей матери говорили по-немецки и были воспитаны в немецкой культуре, и, кроме того, я провел семь счастливых и очень продуктивных лет в Германии. Мы - Мария и я - разделяли не только общую тревогу за друзей и родственников, оставшихся в Европе, о которых мы ничего не знали, но и испытывали ностальгические чувства по отношению к немецкой музыке и литературе. Во время войны антинемецкие чувства в Америке были очень сильны. Мало кто делал различие между нацизмом и всем остальным, что пришло из Германии. Мария ненавидела нацизм, но любила Германию. И я тоже.

Однажды Мария упомянула, что уже давно не была в опере. Я тоже скучал по оперному театру - Мики оперу не любила. Поэтому я пригласил Марию сначала на “легкую” оперу Dei Fledermaus, а потом мы ходили слушать длинные и запутанные оперы Вагнера.”

И далее на стр. 203: “Мария и два ее способных аспиранта быстро продвигались в решении задачи о непрозрачности. Мне было грустно от того, что я не мог уделить достаточно времени обсуждению ее работы. Потому я попросил разрешения пригласить Марию в Лос Аламос, чтобы мы могли спокойно поговорить… Весной 1945 года Oppie дал разрешение.”

В конце концов, когда задача была решена, результат оказался негативным: радиационная диффузия за время термоядерного взрыва оказалась пренебрежимо малой, что собственно и требовалось.



В 1945 году Джо Майер получает предложение из Чикагского университета. Предложение было весьма заманчивым, а Чикагской университет в то время был одним из лучших в США. Джо переезжает в Чикаго, а в 1946 году туда же перебирается Мария с детьми Марианной и Питером. Чикагский университет был первым местом, где Марию встретили с распростертыми объятиями. Она наконец-то стала полным профессором кафедры физики и Института ядерных исследований (позднее Институт Энрико Ферми)!

Но… но, вы уже наверное догадались. Правильно. Чикагский университет не имел права платить ей зарплату, поскольку он уже платил зарплату ее мужу, Джо Майеру. Мария стала полным профессором без зарплаты! Вопиющая, немыслимая сегодня, дискриминация по гендерному признаку тогда была в порядке вещей. (Как изменился наш мир за истекшие полвека…)

К счастью, 1 июля 1946 года была организована Аргоннская национальная лаборатория для исследований по ядерной физике и ядерным реакторам. Эта лаборатория была преемницей группы Ферми (кодовое название “Металлургическая лаборатория”), которая 2 декабря 1942 года впервые осуществила цепную ядерную реакцию на футбольном поле близ университета. Через три года эксперименты в крупном городе были признаны слишком опасными (насколько люди были тогда легкомысленными - ведь случись что, и Чикаго разнесло бы в клочья!). “Металлургическая лаборатория” была переведена в пригород Палос-Хиллз.

Молодые сотрудники “Металлургической лаборатории” вместе с отцами-основателями. На ступеньках Экхард-Холла на кампусе университета Чикаго, 2 декабря 1946 г. Передний ряд, слева направо: Энрико Ферми, Вальтер Зинн, Альберт Ваттенберг и Герберт Андерсон. Средний ряд, слева направо: Гарольд Агню, Уильям Штурм, Гарольд Лихтенбергер, Леона Маршалл и Лео Сциллард.



Аргонн - так назывался окружающий лес. Марию Гепперт-Майер взяли в Аргоннскую лабораторию, старшим научным сотрудником, на полставки. Эта была первая настоящая зарплата Марии с момента ее переезда в Соединенные Штаты.

AVIDAC, первый цифровой компьютер в Аргонне, начал свою работу в январе 1953 года, его сооружение обошлось в 250 тыс. долларов (2 миллиона в сегодняшних ценах). На фотографии Жанна Холл, пионер компьютерной науки. Проект был основан на архитектуре, разработанной Джоном фон Нейманом.



В те годы теоретическая ядерная физика бурно развивалась. В 1946 году Гепперт-Майер отнюдь не была экспертом в этой области, но для себя она твердо решила: “Я могу эту тему освоить, и я сделаю это быстро!” Надо сказать, что осуществить задуманное ей помогли бесконечные обсуждения с Эдвардом Теллером, и Энрико Ферми, который всегда был терпеливым слушателем и всегда был рад поговорить с коллегами на научные темы.

В 1948 году Мария приступила к работе над “магическими числами” и оболочками в ядрах - главной работе своей жизни, которая и принесла ей Нобелевскую премию. В своих “Воспоминаниях” она пишет, что на эту тему ее натолкнули вопросы, заданные ей Теллером. Теллер в своих “Мемуарах” тоже об этом вспоминает, но весьма и весьма странным образом… Вот цитата (стр. 241):

“Примерно в то время, когда у меня родилась Венди, Мария на меня разозлилась, в первый и единственный раз за все годы нашей дружбы. По своей натуре я стараюсь избежать конфликтов, поэтому когда человек, который мне небезразличен, начинает на меня злиться, я впадаю в полное отчаяние. В этом случае я оказался виноватой стороной, сам того не желая.

Анализируя данные, которая наша теория должна была объяснить, Мария заметила, что ядра с числом протонов/нейтронов 2, 6, 14, 28, 50, 82 и 126, гораздо более распространены, чем ядра слабо отличающиеся от вышеупомянутых по массовому числу, например, отличающиеся всего на единичку. Позднее 2, 6, 14, 28, 50, 82 и 126 были названы магическими числами - именно эти изотопы наиболее распространенные в природе.

Это наблюдение мне показалось случайностью, но Мария была уверена, что феномен должен иметь серьезное объяснение. Я продолжал относиться с пренебрежением (если не с осуждением) к интересу Марии к “магическим” числам. И тут она вспылила.

Ядерная “магическая” модель Марии выросла в оболочечную теорию ядра, в которой (в противоположность модели Бора, модели жидкой капли), в первом приближении протоны и нейтроны движутся свободно внутри ядра.”

Маргарет Батлер и Рудольф Клейн собирают компьютер ORACLE. Аргонн, 1953



Марии понадобился год, чтобы построить оболочечную теорию ядра плюс несколько лет, чтобы извлечь наиболее важные следствия. В это же время, на другом берегу Атлантики, в Германии, над похожей теорией работал Ганс Йенсен. Йенсен был профессором в университете Гейдельберга. Гейдельберг вообще очень красивый город, но Институт физики расположен в уникальном месте, в переулке Философов, на высоком холме, доминирующем над долиной реки Некар, берега которой покрыты виноградниками, среди которых тут и там выглядывают остатки старых замков… Институт занимает старый особняк, с верандами, садом и беседками. Вид, открывающийся из окон, захватывает дух. Большой портрет Йенсена висит в холле…

В 1955 г. Мария и Йенсен совместно издали книгу «Элементарная теория оболочечной модели ядра». А в 1963 году разделили Нобелевскую премию. Гёпперт-Майер позднее писала: «Сделать работу было вдвое интереснее, чем получить за неё премию.»

Приведу еще один небольшой фрагмент из “Воспоминаний” Геpперт-Майер:

“Во время обсуждения проблемы с Энрико Ферми он небрежно спросил: " Кстати, есть ли какие-нибудь свидетельства спин-орбитального взаимодействия?"

Спин-орбитальное взаимодействие происходит, когда два круговых движения связаны вместе, например, земля вращается вокруг своей оси, и одновременно вращается вокруг солнца. Я была ошеломлена. Когда он это сказал, все встало на свои места. Через 10 минут я знала все ... ночью я закончила вычисления, а через неделю Ферми включил оболочечную модель в курс, который он читал своим аспирантам…”

На протяжении многих лет, до самой смерти Марии, Эдвард Теллер писал ей письма: иногда еженедельно, иногда реже. Когда Гепперт-Майер умерла, ее личный архив был передан университету. Оказалось, что она хранила все письма от Теллера. Теллер писал, что своими “Мемуарами” он обязан этим письмам, каждое их которых он подолгу перечитывал, переживая заново события в них описанные.

(Окончание следует)

  • 1
Спасибо.
Тут два раза вместо "оболочечной теории" написано "оборочечная".

Первый реактор собирали в подтрибунном помещении стадиона. Сейчас все снесено, но есть памятный знак. реактор не имел ни охлаждения ни защиты от радиации!!!! На рисунках народ стоит практически в активной зоне. Собирали его местные футболисты, т.к. в самой лаборатирии была забастовка работничков. Вот так себе и преставляю, как строители Томска-7 выходят на забастовку году этак в 1944.

Насчёт Томска-7 Вы случайно ничего не путаете? Он уже после войны возник вроде бы...
А если вспомнить, чьими преимущественно руками у нас строились все эти закрытые города - представить себе, так сказать, "забастовку персонала" не так уж и сложно, мне кажется. Благо таких "забастовок" за всю историю ГУЛАГа было предостаточно.

> реактор не имел ни охлаждения ни защиты от радиации

у него макс.мощность была в районе 200 ватт, три лампочки, зачем ему охлаждение?

Спасибо, Миша.Потрясающие истории вы пишете о физиках.Какие же это интересные, увлеченные, неравнодушные, уникальные люди!Вот о ком нужно фильмы снимать!:)

Миша, как же интересно то, ЧТО Вы пишете и, конечно, как Вы пишете!
Спасибо большое.
У меня эти тексты часто приурочиваются к утреннему кофе ... ну, очень радуют.
Тем паче на фоне россиянских новостей :(

А мужу не приходило в голову отказаться от зарплаты, чтобы её платили жене?

Спасибо большое за интересный рассказ!!!

Спасибо!
Биография, одновременно похожая на красивую мелодраму и волшебную сказку. Не хватает только традиционного в конце: "...и жили они долго и счастливо." (Впрочем, конец, как я понимаю, ещё впереди - будем ждать!:)

Edited at 2015-03-26 10:41 am (UTC)

Рад, что вам понравилось!

вот твой прекрасный Гейдельберг - http://av-klement.livejournal.com/302868.html...:)

Спасибо, очень увлекательно.

Вам спасибо! 😊

О. пользе овощей

User kot_pafnusha referenced to your post from О. пользе овощей saying: [...] перед глазами. Корпус (он в центре фотографии здесь http://traveller2.livejournal.com/437938.html [...]

Завершая рассказ про Марию Гепперт-Майер

User kostyad referenced to your post from Завершая рассказ про Марию Гепперт-Майер saying: [...] ание. Предыдущий фрагмент см. http://traveller2.livejournal.com/437938.html [...]

Фотки уже не грузятся :(

Вот странно. Я вижу все фото.

Прошу прощения, разобрался: это моё расширение к браузеру (Privacy Badger) блочил домены *.radikal.ru.

Как жаль, что жанр писем ушёл в прошлое. Когда долго пишешь письмо, думаешь над тем, что собеседник может не понять, и заранее на это отвечаешь. Сейчас на емейл можно ответить в течении секунд, и нет смысла долго думать, если можно переспросить.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account