Previous Entry Share Next Entry
Два вопроса и одна рекомендация...
traveller2
Мадрид



1) С 1939 по 1975 год Испанией правил диктатор Франко, пришедший к власти в результате кровавой гражданской войны. 36 лет - это больше, чем рулил страной Сталин. Тем не менее, буквально через несколько лет после смерти Франко, Испания стала нормальной европейской демократией, с многопартийным неигрушечным парламентом, независимой прессой, и, главное, независимой судейской системой. Нынешняя Испания - ухоженная, чистая, с приветливыми улыбающимися жителями. Почему это удалось в Испании?

Институт теоретической физики Независимого университета Мадрида.



2) 400-500 лет Испания господствовала в Южной Америке. Она принесла туда и свою ментальность, и культуру, и язык. И тем не менее, Южная Америка сейчас - нищая и раздолбанная (за исключением двух-трех стран типа Чили), а Испания - относительно преуспевающая страна. Почему?

Некоторые участники конференции



3) Рекомендация (книги):

HALF-LIFE, By Frank Close, Basic Books, 378 pages, $29.99
ПЕРИОД ПОЛУРАСПАДА Фрэнк Клоуз (Frank Close, Basic Books, February 3, 2015)

Марианна, Джиль и Бруно Понтекорво в городе Талса, Оклахома, 1940.





До лета 1950 года казалось, что жизнь итальянского физика Бруно Понтекорво радужна. Она обещала ему великое будущее. Только-только исполнилось 37, получил и принял предложение профессорской кафедры в университете Ливерпуля, был полон научных идей и планов, красавица-жена, настоящая шведская блондинка. Да и сам Бруно был очарователен, природный шарм, который не купишь ни за какие деньги. Прекрасные, умные и живые дети. Он был хорошим спортсменом, первоклассным теннисистом. Однажды чуть было не стал чемпионом Италии.

Летом 1950 года Бруно и его семья уехали в отпуск из Англии на континент. План был таков: сначала встреча с родителям Бруно в Шамони во Франции, а потом съездить к родителям Марианны в Стокгольм, навестить их после долгого перерыва.

Но в Стокгольме они провели лишь один день. На следующий день семья отправилась в Хельсинки … и бесследно исчезла. Лишь пять лет спустя, уже после смерти Сталина, в Москве состоялась пресс-конференция, на которой появился Понтекорво. До этого даже упоминание его настоящего имени советским физикам было запрещено. Он был просто безымянный “Профессор”.

Я много раз встречал Бруно Максимовича - так его звали в Советском Союзе - на семинарах и конференциях в 1970х и первой половине 80х. Разумеется, разница в наших положениях (Бруно Понтекорво был академиком) и в возрасте не допускала никаких личных разговоров — только о физике. Но мой научный руководитель, Б.Л. Иоффе, знал его гораздо ближе, и однажды (по его воспоминаниям) даже провел с ним неделю в одном гостиничном номере во время конференции. В Советском Союзе гостиниц не хватало, и считалось нормальным селить двух взрослых уважаемых ученых в один номер… Кое-что о ненаучной стороне Понтокерво мне рассказывал Иоффе. Кое-что я почерпнул из воспоминаний С.С. Герштейна, напечатанном в сборнике “Under the Spell of Landau”, который я выпустил в 2012 году. Последний раз я случайно столкнулся с Понтокерво в Риме незадолго до его смерти.

Джиля Понтекорво (маленького мальчика на фотографии) я пару раз видел на школе физики в Бакуриани. Он (Джиль) был заядлым, почти профессиональным, горнолыжником.

Автор книги — Фрэнк Клоуз — взял интервью у более чем 100 человек так или иначе связанных с Понтекорво, в том числе у восьми членов семьи, включая детей, которые были с Бруно и Марианной, когда они покинули западный мир в 1950 году. Рассказ Клоуза похож на детективные романы Ле Карре, с той только разницей, что все что он пишет — правда. Клоуз использовал также архивные материалы английской разведки. К сожалению, архивные материалы КГБ 65-летней давности относящиеся к “делу Понтекорво” до сих пор недоступны.

Понтекорво, один из восьми детей, родился в богатой еврейской семье в Пизе 22 августа 1913 года. Его отец был бизнесменом (в текстильной промышленности). Но следующее поколение Понтекорво пошло другой дорогой, воодушевившись сказками марксизма и впав в эйфорию от рабоче-крестьянского рая и всеобщей справедливости в большевистской России. Двоюродный брат Бруно, Эмилио Серени, который после Второй мировой войны стал министром общественных работ Италии, был пламенным коммунистом. Ну, а о самом Бруно речь впереди…

Понтекорво отправился учиться в Пизу, сначала на инженерный факультет, а потом перевелся на физику. В 1931 году он переехал в Рим, где ему неслыханно повезло: Энрико Ферми взял его в свою группу, занимавшуюся экспериментами с нейтроннами. В то время прошел всего год с момента открытия нейтронов Джеймсом Чадвиком (1932). Каждый член группы Ферми имел свое прозвище. Разумеется, сам Ферми был “Папой”, Франко Разетти — кардиналом, а Эмилио Сегре — Василиском. Понтекорво был самым молодым, и его звали “щенок”.

Будучи электрически нейтральным, нейтрон был идеальным инструментом для изучения структуры различных ядер. Ферми понял это одним из первых. Его группа немедленно приступила к облучению нейтронами одного элемента за другим. При этом оказалось, что некоторые облученные образцы становились радиоактивными.

Понтекорво заметил (случайно), что индуцированная радиоактивность вроде бы зависит от стола, на который они ставили облучаемый образец: например деревянный стол ускорял реакцию, а мраморный — нет. Этому наблюдению не было никакого объяснения, пока Ферми не повторили эксперимент с парафином. Он понял, что столкновения с положительно заряженные протонами в парафине и дереве замедляли нейтроны и, что (как следует из квантовой механики) это замедление усиливало реакцию. Открытие группы Ферми позднее стало основой "модераторов", используемых в ядерных реакторах. Модераторы важны для поддержания цепного характера реакции деления урана.

В 1936 году Ирен и Фредерик Жолио-Кюри в Париже приняли Бруно Понтекорво в свою лабораторию. Там он и встретил свою будущую жену Марианну. Если Ферми был политически индифферентен, чета
Жолио-Кюри — и Ирен и Фредерик — были убежденными фанатическими коммунистами и не скрывали этого. По-видимому от них Бруно Понтекорво и “заразился”. В 1940, после немецкой оккупации Парижа, Понтекорво бежали из Франции. Как это ни удивительно, им удалось добраться до Соединенных Штатов. С работой в то время (как впрочем и сейчас) ситуация была неблестящей. Понтекорво не удалось найти работу в академическом мире, и он устроился в нефтяную компанию в Оклахоме.

Говорят, что талантливые люди таланттливы во всем. В Оклахоме Бруно Понтекорво изобрел метод использования нейтронов для обнаружения перспективных нефтеносных горизонтов (его изобретение используется и сейчас). Поскольку Бруно сохранил итальянское гражданство, а Италия воевала на стороне Германии, 1943 году он был признан “нежелательным иностранцем”. Понтекорво и его семья переезжают в Канаду (Чолк Ривер), где ему предложили работать над дизайном нового реактора, который использовал «тяжелую» воду в качестве модератора. Этот тип реактора особенно хорошо подходит для производства плутония.

В 1949 году, поле окончания войны, Бруно Понтекорво возвращается в Англию, и не просто так, а в суперсекретную английскую атомную лабораторию в Харуэлле. Там шла работа как над реакторами, так и над атомной бомбой. Понтекорво работал в реакторной лаборатории. Именно в Харуэлле жизнь семьи Понтекорво пошла “налево”.

9 ноября 1949 года, Эмилио Сегре (ака Василиск из римской группы), в то время уже профессор университета Калифорнии, попросил аудиенции у некоего должностного лица в американской Комиссии по атомной энергии . В приватной беседе Сегре рассказал этому должностному лицу о том, что вся семья Понтекорво буквально пропитана коммунистической идеологией, до фанатизма. Эта информация была передана в ФБР, а ФБР сообщил ее англичанам.

Англичане почесали голову, но по свойственной им привычке к джентльменскому поведению (джентельмен верит другому джентельмену наслово), ничего предпринимать не стали. В январе 1950 года Клаус Фукс, который работал вместе с Понтекорво в Харуэлле, признался, что из идеологических соображений он передавал и продолжает передавать всю известную ему информацию о плутониевой бомбе, в Москву (сначала из Лос Аламоса, потом из Харуэлла). Именно по его, Фукса, данным и была построена первая советская атомная бомба. Понтекорво должно быть почувствовал, что петля затягивается у него на шее, что и подтолкнуло его к побегу. В Хельсинки летом 1950-го Бруно с семьей тайно переправляется на советский корабль, который специально был послан КГБ, чтобы тайно вывезти их в СССР.

И тут он попадает в клетку — золотую, но клетку, дверь в которую была закрыта на прочные замки. У Бруно была любимая работа, академические пайки и высокое положение. У его жены в Дубне не было ничего, что и привело ее к психологическому коллапсу. Говорят, что Понтекорво нашел себе подружку.
Самый известные его результат в Дубне - теоретический: предсказание осцилляций нейтрино. Это предсказание сделало его известным среди физиков-теоретиков. В настоящее время, спустя полвека, теория Понтекорво блестяще подтверждена экспериментально. К сожалению, Понтекорво умер (в 1993 г.) до экспериментального подтверждения. Если бы он прожил еще несколько лет, то мог бы получить Нобелевскую премию.

Насколько я знаю от Иоффе, Понтекорво всегда уходил от вопросов зачем он сделал то, что сделал.
Почти до самой смерти Понтекорво не жаловался на свой выбор в 1950 году, не жаловался на свою золотую клетку. За год до своей смерти Бруно Понтекорво дал интервью журналисту лондонской газеты Independent. О своем побеге в СССР в 1950 году он сказал всего три слова: "я был кретином."

✷ ✷ ✷

Фрэнка Клоуза, профессора физики университете Оксфорда, я хорошо знаю. Лауреат премии Кельвина и кавалер Ордена Британской империи, высшей гражданской награды в Соединенном Королевстве. В 1970х и 80х годах он активно занимался кварковыми моделями, позднее переключился на написание научно-популярных книг. “Период полураспада” - его первая научная биография.

Уругвай побогаче Чили будет, и Суринам очень-очень неплохо выглядит.

Не был ни в Уругвае ни в Суринаме. Вам виднее.
Мексика считается относительно благополучной. Есть там островки богатства. Но в общем и целом, нищая страна, и неухоженная.

Сегодняшняя Испания не настолько благополучна, ее буквально разрывает кризис, возможно, вам это не очень заметно, вы находитесь в специальном мире и окружении. Но я не об этом хотела написать, а о том, что рассказ ваш, как всегда, интересен, а судьба учёного потрясающая. Порой поступки, которые изменяют всю жизнь, человек не может объяснить даже сам себе.

Все в мире относительно. Да,в Испании экономический спад и высокая безработица. Но все равно, города ухоженные и красивые, агрессии в людях незаметно. Сравните, испанскую среднюю жизнь со, скажем, мексиканской. Я уж не говорю о Перу или Венесуэле. И вам все станет ясно.

Убедил?

И спасибо за похвалу.

>Почему это удалось в Испании?
наверное, потому что хотели быть свободными. вот и стали свободными. а кто не хотел, тот не стал.
> Южная Америка сейчас - нищая и раздолбанная
наверное, потому что заразилась коммунистической заразой.
чили, к счастью, сумела выздороветь - и разница налицо.

Может, вы и правы. Но что-то мне подсказывает, что это лишь часть ответа. В конце-концов, можно спросить, почему у одних наций высокая резистантость к коммунистической заразе, а у других нулевая?

...

-[Клоуз или Клоун? дважды назвали 1го - 2м.]
-непонятно, зачем было переправляться в Союз тайно? разве в 50г. из Хельсинки в Москву не было легального сообщения? или это кгбстская пaранойя, по себе судили (и судят)?
-жену мне, как всегда, жальче всех

-про Испанию: колонизатрорская политика Испании в корне отличалась от английской. испанцы именно были колонизаторами в том смысле как нам рассказывали на уроках мировой истории в советской школе: всё интересное тащили к себе, выжимали из аборигенов соки на плантациях, грабили колонии, обкладывая золотом барочные церкви в метрополии.
англичане постепенно создавали администрацию из, приобщали к культуре и науке местные человеко-ресурсы; испанцы практиковали расово-ступенчатую систему номенклатуры куда метисам, а тем более чистокровным аборигенам было не пробиться. и до сих пор, собственно: элита Мексики, напр., совершенно непохожа на среднего мексиканского строителя или горничную, прибежавших в Америку на заработки. Или, опять же, Аргентина: властный класс - сплошь итальянцы с испанцами, приправленные немцами...и сравните с Индией до независимости.

-об англичанах и их джентльменском поведении в 1950г: их индифферентность обьясняется скорее засилием коммунистических агентов во всех правительственных органах, включая разведку.

Edited at 2015-05-19 12:12 pm (UTC)

Клоуз, конечно. Исправил. Это мой проклятый спел-чекер шутки шутит.

Конечно, очевидно, что англичане вели себя в Америке по-другому нежели испанцы. И это часть ответа. Тем не менее, местное население переняло у них и язык и культуру. Неужели 400 лет недостаточно?

Деталей Хельсинской операции я не знаю. Из воспоминаний Герштейна знаю только, что за Понтекорво был послан специальный корабль. Вот когда откроют архивное дело этой операции... все станет известно.

действительно - был полным идиотом...
но, тогда у интеллигенции был заскок на социке о "равенстве и братстве", куча умных налетела...

Слово "тогда" предполагает что интеллигенция поумнела и по другому относится сейчас к левым идеям? Извините))))

Вас читать - одно удовольствие. Очень интересно, как впрочем всегда. Спасибо вам

Спасибо. Мне нравится сердце у вас в руках... :)

Засекаем время до появления истери.. сорри, исторички ;).

Время оказалось небольшим.

Да вы провидец!

В Мадриде хорошо, заехали бы к нам, мы рядом. Это я шучу, понимаю, что Вы там по работе. У моего дедушки была своя теория почему в одном месте хорошо, а в другом - нет. Может быть она и спорная, но я с ней согласна. Там, где есть понятие нерушимой частной собственности и своего очага - там все более-менее хорошо и даже когда общество заболевает какой-то привлекательной заразой "всеобщего счастья", отрезвление приходит достаточно быстро. А там, где жива или насильно привита идея общего, равного и племенного - там всегда будет грязь и хаос. А в Латинской Америке во многих странах и в Африке коренное население привыкло жить и решать сообща.

Идея несомненно правильная...

Нельзя сказать, что у испанцев чувство частной собственности не развито.
Почему-то они не сумели передать его южноафриканцам...
Хотя, в Чили я был, и там все относительно ОК. Страна богатеет...

ЗОЛОТЫЕ СТРАНИЦЫ ЖЭТФ...

Работы Б.М. Понтекорво о массах и осцилляциях нейтрино
2015-05-14 22:34:42


Периодические превращения нейтрино разных типов друг в друга - осцилляции, возможные лишь при наличии у нейтрино ненулевой массы, - сегодня являются одним из наиболее интенсивно исследуемых эффектов в физике частиц. Интерес к ним связан, прежде всего, с тем, что они являются единственным достоверным лабораторным доказательством неполноты Стандартной модели электрослабого взаимодействия элементарных частиц и существования ``новой физики'' за ее пределами. Наличие массы нейтрино имеет также огромное значение для целого ряда эффектов в астрофизике и космологии.
Впервые идею масс и осцилляций нейтрино высказал Б.М. Понтекорво (1957-1958 гг). Его первые работы по осцилляциям нейтрино были опубликованы в ЖЭТФ и предлагаются вниманию читателя. Эти работы привели к созданию новой области исследований в физике нейтрино и новой эры в физике элементарных частиц: эры детального изучения масс, смешивания и природы нейтрино (дираковское или майорановское?). Б.М. Понтекорво пришел к идее масс и осцилляций нейтрино вскоре после создания теории двухкомпонентного нейтрино. В то время царило всеобщее убеждение, что нейтрино - безмассовая частица. Б.М. Понтекорво был первым, кто указал на возможность малой массы нейтрино. К идее осцилляций нейтрино он пришел, основываясь на аналогии между слабым взаимодействием адронов и лептонов. Вначале Б.М. Понтекорво рассмотрел осцилляции мюоний - антимюоний [Мезоний и антимезоний, ЖЭТФ 33, 549 (1957)]. В этой работе он упомянул возможность осцилляций нейтрино. Однако он не решался опубликовать специальную работу на эту тему. Помог слух о наблюдении в реакторном нейтринном эксперименте ``событий'', которые могли бы быть объяснены осцилляциями нейтрино. В следующей работе [Обратные β-процессы несохранение лептонного заряда, ЖЭТФ 34, 247 (1958)] Б.М. Понтекорво рассмотрел смешивание майорановских нейтрино с малыми массами и предложил первый эксперимент по поиску осцилляций реакторных антинейтрино. Затем [Нейтринные опыты и вопрос о сохранении лептонного заряда, ЖЭТФ 53, 1717 (1967)] он рассмотрел эффект осцилляций нейтрино в экспериментах с солнечными нейтрино и впервые указал на то, что наблюдаемый поток солнечных нейтрино из-за осцилляций будет в два раза меньше ожидаемого потока. В этой работе он предвосхитил так называемую ``проблему солнечных нейтрино''. Приоритет Б.М. Понтекорво признан мировым сообществом: матрица смешивания нейтрино носит название матрицы Понтекорво-Маки-Накагава-Саката (ПМНС).
С.М. Биленький
http://www.jetp.ac.ru/cgi-bin/index2/gf/ru

Re: ЗОЛОТЫЕ СТРАНИЦЫ ЖЭТФ...

Спасибо за развернутый комент, Рома. Все именно так.
Я еще советую почитать мемуар Герштейна. Он есть на русском.

Видели ли вы рецензию Дайсона на эту книгу Клоуза? Довольно интересно, мне кажется.

http://www.nybooks.com/articles/archives/2015/mar/05/scientist-spy-genius-bruno-pontecorvo/

Это ж надо так смешать жанры в одном посте! Хотя началось с веселенького фото (замечу, что оранжевый и яблочно-зеленый идут вам больше), к концу интерес только возрос.

Спасибо, Оля, вы меня всегда "балуете"!

По первому вопросу - Испания до Франко имела демократию, прессу и судейскую систему. Было к чему возвращаться, традиции остались. А в России ничего этого вообще никогда не было, сначала царь, а потом еще хуже. И, похоже, что этот паттерн до сих пор так и повторяется.

Неужели все так безнадежно?...

User drw_grinder referenced to your post from Репост saying: [...] ее автору. Очень интересный текст. Originally posted by at Два вопроса и одна рекомендация... [...]

"И тут он попадает в клетку — золотую, но клетку, дверь в которую была закрыта на прочные замки."

Хорошая "клетка":

В 1978 году на несколько дней посетил Италию в связи с 70-летием Эдоардо Амальди после 28 лет отсутствия, впоследствии приезжал в Италию почти каждый год и на значительно более длительные периоды времени.

И всего то каких то 30 лет отсидел. Мужики вон пожизненно сидят и не ноют, а тут "клетка"..

Испания - не стала. Всё относительно: по сравнению с Франко - да, конечно, прогресс на лицо. По сравнению с Россией, возможно, тоже, не берусь судить. Но несколько лет жизни в Испании для меня были чем-то похожи на экскурсию с Союз, каким я его помню. Враньё на каждом шагу, открытый национализм, оскорбления по национальным и языковым признакам (в том числе и в отношении евреев, а так же немцев, причём часто - одновременно), слухи и сплетни, нежелание работать вообще, и непроходимая тупость. Правда, я жил н севере. Южнее улыбались чаще, это правда.

Больше всего меня поразило именно их отношение к Франко. Они его генералом величают. Уважительно так. С придыханием. Тошно.

Edited at 2015-05-19 03:20 pm (UTC)

Наверное, вам видней. Я сужу не как местный "долгожитель", а как приехавший в гости (правда, не в первый раз). Меня все устраивает. Города чистые и ухоженные, встречающиеся люди неагрессивные, улыбаются и пытаются помочь по мелочам, еда вкусная и относительно недорогая, университетов много и они большие. Много разных красот, причем они (красоты) рассредоточены по все стране, а вовсе не ограничиваются Мадридом. Что еще надо?

Конечно, под микроскопом наверное будут видны изъяны, связанные со спадом экономики, относительно высокой безработицей и т.д. Но это уже тонкая структура, я же имел в виду общую картину. Сравните, скажем, с Перу, Боливией, и далее по списку.

?

Log in

No account? Create an account