Previous Entry Share Next Entry
Штарк-эффект, заболевание фашизмом и трудности денацификации
traveller2
Дорога от А до Я

А.



Я.



Преамбула

Любой студент-физик знает, что такое Штарк-эффект: расщепление атомных уровней во внешнем электрическом поле. Для дальнейшего важно, что эффект этот невозможно понять в классической физике. Он становится понятным только в квантовой механике.

Штарк

Иоганн Штарк родился в 1874 году в Баварии. Докторскую диссертацию защитил в Мюнхенском университете в 1897 году. Стал заниматься довольно рутинными измерениями световых лучей и наткнулся на “золотой самородок”. В 1913 году он открыл то, что позднее стало известно как эффект Штарка: расщепление спектральных линий в электрическом поле. Я прекрасно помню как узнал об этом эффекте (но не о его авторе) на лекциях С.С. Герштейна в 1968 году.

В 1919 Штарк был удостоен Нобелевской премии по физике в знак признания его заслуг в изучении электромагнетизма. На деньги, полученные в Стокгольме, он купил фарфоровый завод и большую ферму. Став богатым человеком, он решил отправиться в публичную жизнь.

Для начала он набросился на Эйнштейна и его теорию относительности. Потом отверг квантовую теорию Бора-Зоммерфельда как «догматическую». Дальше - больше. К 1922 году Штарк был изолирован в немецких академических кругах. По-видимому в отместку, в 1924 году он поклялся в верности Гитлеру и стал открытым сторонником НСДАП (Национал-социалистической рабочей партии Германии). В апреле 1930 г. вступил в нее и, вместе с Филиппом Ленардом (1862-1947, лауреат Нобелевской премии в области физики 1905 г.), сформулировал доктрину «арийской физики».

Приход нацистов к власти вознес Штарка на самый верх научного Олимпа: он попал в верхушку Академии, был назначен президентом Императорского Института физики и технологии (с 1933 по 1939 г.) и немецкого научного фонда (Deutsche Forschungsgemeinschaft). В 1934 году Штарк опубликовал книгу «Nationalsozialism und Wissenshaft” ( Национал-социализм и наукa), a в 1941 году «Jüdische und Deusche Physik" (Eврейская и немецкая физика).

15 июля 1937 еженедельник СС Das Schwarze Korps (Черный корпус) опубликовал статью под названием Штарка ”Белые евреи в науке». Главная ее тема такова: недостаточно исключить всех евреев из участия в политической, культурной и экономической жизни немецкого народа. Необходимо истребить еврейский дух, проявившейся в науке в частности из-за работ Эйнштейна. Штарк пошел даже дальше, и обозвал Гейзенберга “белым евреем”. Вернер Гейзенберг был 100%-ным немцем, более того, немецким националистом по убеждениям (хотя и относился к Гитлеру с определенной прохладцей). Штарк, по-видимому, имел в виду нежелание Гейзенберга делить физику на арийскую и еврейскую.



Мировая известность

В 1938 году скандальная “известность” Штарка выплеснулась за рубежи Германии. Все люди, занимающиеся естественными науками, знают, что самый престижный в мире журнал - “Nature”. Там публикуются только статьи, имеющие самый общий характер. Так вот, 30 апреля 1938 в “Nature” появилась статья Штарка под названием “Прагматический и Догматический Дух в физике”.

В этой статье Штарк писал в частности:

“Есть одна область интеллектуальной деятельности - наука - где мы встречаем дух "белых евреев" в его наиболее интенсивной форме и где общность между мировоззрением белых евреев и еврейского учения видна невооруженным глазом. Очистка науки от этого еврейского духа - наша первоочередная задача. Ибо наука занимает ключевую позицию, пользуясь которой интеллектуальной иудаизм может всегда вернуть себе значительное влияние на все сферы жизни страны. “

Несколько “арийских” ученых с международной репутацией (Планк, Зоммерфельд) были обвинены в статье в следовании иудаизму. “От них нужно избавляться физически, также же как и от этнических евреев,” - заключил Штарк.

В июле 1947 года, после войны, Суд приговорил Штарка к четырем годам тюрьмы, но его приговор был впоследствии приостановлен (через какое время - мне не удалось узнать), а потом заменен штрафом кажется в 1500 марок. Штарк отправился на свою ферму в Traunstein, где и умер в покое и комфорте в 1957 году в возрасте 83 лет.

Денацификация в академической среде

Денацификация была привнесена в Германию извне, державами-победительницами. Каждый член НСДАП (и не только они) должен был пройти через специальную комиссию, которая разбиралась с его/ее делом и выносила решение о дальнейшей карьере (уголовные нацистские преступники, такие как, например, Штарк, проходили через суды). В процессе денацификации презумпция невиновности была отменена. Каждый член НСДАП должен был доказать, что он (она) лично не сделал ничего “плохого”, например, с помощью рекомендательных писем.

Вот все, что я знал об этой процедуре, в самых общих чертах.

Совсем недавно я наткнулся на 600-страничный труд Герхарда Раммера, в котором весьма подробно описывается как именно проходила денацификации в университетах (на примере Геттингена). Поскольку мое знание немецкого - зачаточное, с помощью гугла мне удалось разобрать страниц 20. И я обнаружил много нового и интересного.

Трудности денацификации

Следует отметить, что Геттингене находился в английской зоне оккупации. Как это ни странно, англичане относились к немцам не так жестко, как американцы или французы (и уж заведомо мягче, чем в советской зоне оккупации).

Точные науки в Геттингене особенно пострадали от нацистов. От его уникального статуса "научной Мекки" не осталось ничего. Математики с мировым именем, такие как Рихард Курант, Герман Вейль, Эдмунд Ландау, и Эмми Нётер были вынуждены бежать заграницу, так же как и выдающиеся физики, такие как Макс Борн, Джеймс Франк, и Эдвард Теллер, в основном по расовым причинам. Они были заменены учеными гораздо меньшего калибра; многие из “вновь прибывших” были членами НСДАП. Запрет этой партии, наложенный союзниками, в принципе мог бы естественным образом привести к обратной замене: слабых ученых, сделавших карьеру из-за близости к нацистам, на более квалифицированных ученых из-за рубежа либо из самой Германии. Мог бы…

Первоначально для денацификации были созданы комитеты, включавшие английскую военную администрацию. Англичане рьяно принялись за дело, но в скором времени стало ясно, что они не могут справиться с таким объемом в разумное время - почти 30% трудоспособного населения Германии должны были пройти через денацификацию.

Тогда ответственность за процесс денацификации был делегирован немецкой администрации на местах. Таким образом, денацификация превратилась в само-денацификацию.

Дальше случилось вот что.

Четкие критерии высоких научных достижений и неучастия в нацистских преступлениях и проступках были заменены довольно смутным критерием ``коллегиального кодекса поведения, т.е. лояльности по отношению к коллегам, к своей профессии и “своему” научное учреждению” плюс “порядочность и честность". Комитеты по денацификации были составлены без оглядки на политическую ориентации членов комитетов во времена Гитлера.

Я не знаю, можно ли было проведено этот процесс по-другому в тех обстоятельствах, не вызывая разлома в обществе. Герхард Раммер пишет что ``целью денацификации была стабилизация общества а не разрыв и гражданские беспорядки. Денацификация с оглядкой на политическую ориентацию членов комитетов во времена Гитлера не достигла бы стабильности, а наоборот поставила бы в опасность.“

И далее Раммер продолжает:

"Совместная работа и научно-исследовательские проекты укрепили коллегиальную солидарность тех, кто в них участвовал и создали альянсы ученых, в которых политические разногласия больше не имели значения.”


Герхард Раммер подробно разбирает 4 досье, прошедшие через комиссию по денацификации в университете Гетттингена. Сначала два досье членов НСДАП, занимавших высокие посты в академической иерархии. (Имен я называть не буду, поскольку они ничего не скажут широкой научной общественности. Кто хочет, может посмотреть.)

Их рассмотрение прошло без сучка, без задоринки, оба получили чистый билет и их карьера продолжилась гладко.

Не так обстояло дело в двух других случаях. Kurt Hohenemser до 1933 г. был сотрудником Института прикладной механики. В 1933 году он был уволен по расовым причинам. Почти вся его семья погибла в концлагерях. Ему удалось выжить. Сам Hohenemser был последовательным противником нацистской идеологии с самого начала.

Летом 1945 года Hohenernser вернулся В Геттинген после двенадцатилетнего отсутствия, и попросил, чтобы его восстановили в должности ассистента в Институте прикладной механики. В своем заявлении он отметил, что бывший директор института Людвиг Прандтль был уволен в 1934 году по политическим причинам, и его место занял Макс Шулер, политический протеже НСДАП.

Это замечание Hohenernser’а сочли оскорбительным. Он был обвинен в совершении “непристойности". Декан Эйкен от имени факультета отказал в восстановлении Hohenemser’у на том основании, что `` плодотворное сотрудничество с коллегами будет для него невозможным.”

Двухлетняя борьба Hohenemser’а с университетом ничего не дала; он сдался и эмигрировал в США.

Похожая история произошла с аспиранткой Урсулой Мартиус. Она опубликовала статью, в Дейч Рундшау, в которой она выразила недовольство тем, что Паскуаль Йордан, Герберт Стюарт, Ганс Кнезер и еще два физика был оставлены в университетской иерархии несмотря на их мягко говоря симпатии к нацизму. Урсула Мартиус написала что эти физики “поддержали национал-социализм и словом и делом".

Все перечисленные ею ученые считались превосходными физиками (для некоторых небезосновательно) и почитались коллегами.

В результате, ее замучили и начальство и коллеги. В 1949 году, через год после завершения докторской диссертации, Урсула Мартиус эмигрировала в Канаду, где она стала одной из самых известных канадских ученых. (После замужества она взяла фамилию Франклин).

Вывод:

Общество легко и быстро заболевает безумием. Очищение же больного общества происходит с большим трудом и тянется долго.



Эта фотография очень известна. Вспомогательная СС группа Einsatzgruppe расстреливает еврейскую женщину, которая пытается своим телом закрыть ребенка. Ивангород, Украина, 1942 год. История ее такова. Она лежала в письме, отправленном с восточного фронта в Германию. В сортировочном центре в Варшаве участники польского сопротивления вынули ее из конверта и передали Tadeusz Mazur and Jerzy Tomaszewski, которые собирали улики нацистских преступлений. Сейчас она находится в музее в Варшаве.

Спасибо, Миша.

Рад, что вам понравилось, Галя. Уже давно размышляю на эту тему.

весь ваш псевдоисторический пафос очень смешон и сам по себе,
но когда оказывается, что вы и понятия не имеете, как расшифровывается
аббревиатура "НСДАП", то отпадают последние сомнения

или вы эту фигню откуда-то копипастите не читая?

Информативно, аналитично. Прекрасный стиль: сжатый, компактный, без лишних слов и зигзагов мысли. К сожалению, очень актуально.

Спасибо. Эх, если бы я толком знал немецкий, я бы больше привел материала из Раммера...

Страшные снимки, и

интересная история про Штарка ( даже я знаю про эффект). чем-то он мен напомнил крупных и меленьких ученых которые утверждают что Украиной правит Обама, и вообще цель америки это геноцид русских.

а с совсем другой, довольно неуютной стороны. 42й год, Ивангород, Украина. каких-то евреев нацисты сами нашли, но скольких сдали милые украинские соседи.

Re: Страшные снимки, и

Вы правы. У немцев были страстные помощники на местах. Когда-нибудь, когда (и если) Украина станет европейским государством, к этому придется вернуться. Как впрочем, и к роли Богдана Хмельницкого в истории.

Мда...
Периодически думаю об этих вещах, работая в Германии... Насколько глубоко тут это всё сидит.

(В скобках - здесь хоть такой процесс прошёл. В Испании в течении буквально одного дня все сделали вид, что ничего не было. Вообще-то разница чувствуется... Это я в сторону предыдущей дискуссии про Испанию. Всё-таки здесь про евреев, по-моему, никто открыто не выскажется. А в Испании - запросто, походя, в разговоре).

В общем, люди как люди, борьба за место под солнцем любыми методами. Противно... Кстати и Штаты внесли тогда свою лепту, вывозя и скрывая.

Главная вина США была в том, что они не хотели впускать еврейских беженцев. Даже та небольшая квота (кажется, 60 тыс/год), которая была на них отпущена, не выполнялась.
Но это мерзкое обстоятельство хотя бы признано и обсуждается в литературе.

Насчет современной Германии. Конечно, про евреев никто открыто не выскажется. Но если заменить это слово на Израиль, то так наз. левая немецкая интеллигенция его мордует
вдоль и поперек уже много лет. Мода у них такая. Впрочем, нынешнее правительство эту моду не поддерживает. Уже за это можно сказать спасибо.

Примеры денацификации впечатлили. Вывод поддерживаю. Примеров много и всех времен. Один из свежих - требование восстановить памятник Дзержинскому.

Памятник Дзержинскому у здания КГБ/ФСБ, на мой взгляд, не просто ужас, а полный беспросветный мрак и ужас ...

Да, любопытно.
Мне довелось слышать эти интересные речи о вреде, наносимом математике евреями. На нашем семинаре. Просто терялся.


> Просто терялся.

неужели не возразили мерзавцам?

Я как-то была свидетельницей любопытной беседы. Беседа происходила в хорошем продовольственном магазине Ситарелла в Нью Йорке. Я стояла в очереди в кассу за двумя прилично одетыми мужчинами.
Один из них сказал другому:
-Да они повсюду - юристы, врачи, финансисты...
Второй на это ответил:
-Да, представь только, если бы их было на шесть миллионов больше.
На этой фразе я пошла искать выпавшую челюсть, а они отправились платить за свою еду. Я до сих пор жалею, что не устроила скандала, но, одна из основных черт моего характера - это неумение защищаться.

Меня очень мало удивляет, что в Германии именно так происходили процессы денацификации. В Австрии они вообще не происходили. Хотя я искренне верю, что там такого повториться уже не может. А в других местах - легко.
Я сталкивалась с животным антисемитизмом англичан в америке. Да далеко ходить не надо, мой бывший научный руководитель, сам наполовину еврей, поддерживал ПЛО. Притом не словами, а деньгами. Это никуда не денется, мне кажется.

> мой бывший научный руководитель ... поддерживал ПЛО.

но вы, конечно, объяснили ему, что он не прав?


Edited at 2015-06-22 01:40 am (UTC)

Получается, всякие Максы Шулеры ни капельки не боялись денацификации, наоборот чувствовали себя вправе решать, кто хорош или плох.
Хоть бы испугались, что ли

Ну поначалу-то испугались: ведь было непонятно, как при победителях дело повернётся. Потом - да: чем дальше, тем менее страшно. С момента прихода к власти Аденауэра - так и вовсе зашибись. Тот же Шулер (явно опасаясь, что до него рано или поздно доберутся), весной 1946 г. подаёт в отставку "по состоянию здоровья" (ему было тогда 60 с хвостиком), а уже через несколько лет, в 1949 г. - вскоре после того, как Аденауэр становится канцлером, - решает, что его здоровье снова в порядке, и добивается разрешения читать лекции. И всё - больше его никто пальцем не трогает, даже награды какие-то потом были. Такие дела.

Edited at 2015-06-22 08:44 am (UTC)

спасибо, очень интересно

Рад, что вам понравилось!

Многие подробности прочел впервые. Спасибо.

И вам тоже, спасибо :)

Да, почитал статью Штарка. Не думал, что такое возможно было увидеть на страницах Nature. Даже со скидкой на 1938 год.

Интересно, заметил, что тогда статьи в Nature публиковались не только по-английски, но и по-немецки и по-французски. Тем более примечательно, что статья Штарка опубликована (и, возможно, написана) по-английски. Глобальный охват.

Спасибо за такие подробности.

По поводу выхода ее (статьи) в Nature
есть целая история. Мне ниже подсказали, что эту историю (и про предыдущую антисемитскую публикацию) можно посмотреть в
https://www.relativitycalculator.com/pdfs/critique_nature_magazine.pdf

у меня сегодня совсем нет сил на такую тему. хочу только сказать, что ценю вашу работу и представляю, хотя бы по первой собственной буквально тошнотворной реакции как вам должно было быть тяжело копать и читать вот это всё

Большое спасибо. Вы правы. Тяжело. Я это делаю только в связи с книгой, над которой работаю.

О статье Штарка "The Pragmatic and the Dogmatic Spirit in Physics" в Nature; в частности автор пытается понять, как же её могли напечатать.

https://www.relativitycalculator.com/pdfs/critique_nature_magazine.pdf

Спасибо. Прочел. Ужаснулся.

Полистал Натуру за 1938 год. В то время там печатались в основном не оригинальные статьи, а "про науку" и микрообзоры. Так что статья Штарка выглядит уместно , как разъяснение современной научной политики в Германии.

Вот только насчёт реальных мотивов для публикации этого в Nature есть разные мнения.

?

Log in

No account? Create an account