Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
traveller2
Эрнст Паскуаль Иордан (1902-1980) вместе с Максом Борном и Вернером Гейзенбергом сделал несколько абсолютно основополагающих работ по квантовой механике. Потом он пошел дальше и стал пионером в квантовой теории поля. Но большинство из нынешних моих студентов никогда о нем не слышали, а уж широкой публике он совсем не известен. Не найдете вы его имени и среди лауреатов солидных премий, хотя он несомненно был одним из самых сильных физиков-теоретиков своего поколения. Почему?

✷ Паскуаль Йордан, 1920-ые



Попробую ответить на этот вопрос, не претендуя, впрочем, на истину.

Во-первых, откуда у немца столь не-немецкое имя, Паскуаль?

То ли дед то ли прадед Паскуаля Иордана был испанским дворянином и кавалерийским офицером по фамилии Хорда (Jorda). После наполеоновских войн он обосновался в Ганновере, который в те дни был владением британской королевской семьи. В семье была традиция: сын-первенец в каждом поколении получает при крещении имя Pascual. Под влиянием немецкой языковой среды Jorda превратилась в Jordan и стала произноситься по-немецки, Йордан.

Очень рано Паскуаль Иордан поступил в Ганновереский технический университет и закончил его в 1921 году, прослушав курсы зоологии, математики и физики.
Работать над диссертацией он решил в Гёттингене. Гёттингенский университет тогда (в 1923 году) был в самом зените славы и в математике и в физике. В Геттингене Иордан почти сразу проявил свои способности и стал ассистентом великого математика Рихарда Куранта (который был евреем и сбежал в США в 1933 году - для дальнейшего это важно), а затем выдающегося физика Макса Борна (который сбежал от нацистов в Англию, тоже в 1933).

Середина 1920х годов несомненно стала пиком научной карьеры Йордана, ее интеллектуальной вершиной. А ведь ему было всего 20 с небольшим!

В 30-летнем возрасте в 1933 году Иордан вступает в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию (НСДАП) и становится активным сторонником нацизма на долгие годы. Он временно оставил физику и поступил в исследовательский отдел Люфтваффе, работал в том числе и в Пенемюнде. Его мечтой было разработать супероружие для Гитлера, однако к серьезным проектам его не допускали, ставя ему в вину былое сотрудничество с Курантом и Борном.

Разумеется, после поражения Германии у Йордана возникли проблемы: сразу проскочить через комиссию по денацификации ему не удалось, и он остался без работы. Ему остро потребовались рекомендательные письма от коллег, не запятнавших себя сотрудничеством с нацистами. По-видимому в “затуманенном” состоянии в 1948 году Йордан написал письмо Максу Борну (в Шотландию) и попросил его написать ходатайство в комиссию по денацификации, не напирая на его (Йордана) участие в нацистских мероприятиях, а наоборот подчеркивая его “решение остаться в Германии для защиты еврейского вклада в физику от расовой стороны нацизма”. По-видимому, другие стороны гитлеровского режима Йордан считал вполне приемлемыми.

Борн вежливо отказался, прислав вместе с ответным письмом список родственников и близких друзей, загубленных нацистами (без каких-либо комментариев).

✷ Макс Борн



Как это ни странно, карьеру Иордана спас Вольфанг Паули, поручившись за него.
В 1948 году ему была разрешена академическая деятельность, а в 1953 году его восстановили в прежней должности полного профессора. Одновременно развивалась и его политическая карьера. Йордан был избран в бундестаг от Христианско-демократического союза. В 1957 году Йордан предложил вооружить
Бундесвер тактическим ядерным оружием. К счастью, американцы не согласились.

Если бы Йордан не вступил в нацистскую партию в 1933, вполне вероятно, что он мог бы получить Нобелевскую премию по физике вместе с Максом Борном в 1954 году. Тогда Борн разделил Нобелевскую премию с Вальтером Боте. А Йордан мог бы быть третьим. Мог бы…

  • 1
Чуть не спутал Иордана с Клебш-Иорданом...
А я бы дал ему Нобелевскую премию. Подробно описав в решении сотрудничество с нацистами.

Нет, тот был Гордан.

Нобелевский комитет в определенной степени основывается на мнении научной общественности.
Видимо, в то время научная общественность (в значительной мере базировавшаяся не в Германии, а в США) была не настроена в пользу Йордана. Эмоции были слишком сильны.

Если бы Джордан не вступил в нацистскую партию в 1933,

Иордан, наверное.

Спасибо, исправил.

как сочетается высокий интеллект с отсутствием... даже не знаю, как сказать - человеческой сущности? мудрости?

Что сейчас кажется признаком отсутствия мудрости, в 1933 году могло выглядеть и не так.
По большому счёту - Йордан действовал как обычный разумный конформист (каковых в любом обществе очень много). Ни разу не будучи, как я понимаю, идейным нацистом, после прихода Гитлера к власти он сразу понял, что эти пришли всерьёз и надолго (кстати, про "всерьёз и надолго" тоже ещё нужно было суметь понять, сразу-то!) и что надо ловить момент; не зря же он буквально тут же вступил в партию, да ещё и в "штурмовики" записался. Ну а что фартануло не ему, а кому-то другому, - так кто ж заранее знал-то...

...подчеркивая его “решение остаться в Германии для защиты еврейского вклада в физику от расовой стороны нацизма” - иезуитский образ мышления...

Ну а что он ещё мог ответить? Что он искренне хотел служить нацистам? К тому же - похоже, что это была просто единственно возможная отмазка, у которой имелось какое-то документальное подтверждение (в 1936 Йордан выпустил научно-популярную книжку, в которой выступал в защиту современной физической науки от нападок сторонников "арийской физики").

Не повезло Иордану с пятой графой. А так сбежал бы туда, куда сбежали все нобелевские лауреаты, и спокойно ожидал бы своей очереди на нобелевскую премию.

В математике термин "йорданова алгебра" хорошо известен, особенно после работ Ефима Зельманова. А работы нациста Тайхмюллера тоже продолжал еврей Липман Берс.

Я постоянно слышал про пространства Тайхмюллера в своем московском институте. И кто-то мне сказал позднее, что он был ярый нацист. Но никаких деталей не знаю. Это есть в Вики?

по сути истории комментировать нечего, и так всё понятно. скажу только, каков Борн красавец и умница и вообще матёрый человечище.

[и как люди не чувствуют, что их комменты о ком-то говорят о них самих! я об achtungslos выше]

А вам не кажется, что он похож немного на Штирлица-Тихонова?

Познавательно - мурси )!

Рад, что был вам полезен.

Единодушно и с лёгкостью осуждая физиков-немцев, записавшихся в нацисты, как Йордан, или сочувствовавших нацистской власти, как Гейзенберг, помним ли мы о куда большем отряде физиков, бывших коммунистами, сочувствовавших коммунизму и даже участвовавших в создании атомного оружия для Сталина, как в качестве научных работников, так и в качестве шпионов? Вызывают ли они у нас то же омерзение, что и Йордан?

Re: А сами-то?

Что до меня - возможно, моё отношение к этим людям и далеко от благостного, но всё-таки - оно заведомо лучше, нежели отношение к учёным, служившим нацистской Германии. Тому есть пара причин:

Во-первых - по большому счёту, для нацистской Германии атомное оружие изначально было нужно не столько для шантажа и запугивания, сколько для того, чтобы реально воевать этим оружием против реального (а не "вероятного") противника. Применительно к СССР (равно как и чуть раньше к США) ситуация выглядела несколько иначе.

Во-вторых - я полагаю, что ядерная монополия стран Запада (что тот момент значило монополию США) была бы куда более опасна для общего послевоенного спокойствия, нежели получившийся паритет. Долгое отсутствие внешнего противовеса кому угодно способно снести маковку; тем более - совсем не факт, что после успешных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки американцы - в отсутствие внятного внешнего противовеса - не продолжили бы решать судьбу локальных военных конфликтов тем же проверенным способом (и это уже не говоря о перспективе применения ЯО против собственно СССР).

Edited at 2015-07-10 05:30 pm (UTC)

Макс Борн и есть причина, почему Йордан не получил нобелевскую премию. Если бы он не потерял его рукопись на год, то статистика Ферми-Дирака называлась бы статистикой Йордана, а фермион - йордоном, и у него был бы отличный шанс получить ее в начале 30х.

А так, кроме его алгебры, мало что осталось в ходу; удивительно ли, что студенты о нем не слыхали? И Борна-то большинство знает исключительно из принципа Борна. Елки, скольких лауреатов по химии или биологии 20-хили 30-х годов Вы с ходу назовете? - а ведь нацистами они не были.

У математиков вполне популярны йордановы алгебры.

Как это ни странно, карьеру Иордана спас Вольфанг Паули, поручившись за него.

А карьеру Бибербаха спас Александр Маркович Островский, устроивший убеждёенного нациста на работу в Базельский Университет (считая, что самое главное - это математические достижения, а не . . .).

Многие люди считают, что наука превыше всего. Я так не считаю.

стал ассистентом великого математика Рихарда Куранта (который был евреем и сбежал в США в 1933 году

А в чем заключалось величие Рихарда Куранта? Неужели в упреках Эйнштейну в том, что он, столь многим обязанный Германии, не испытывает должного чувства благодарности, отказываясь от гражданства после прихода Гитлера к власти/возмущаясь воцарившимся государственным антисемитизмом/актами насилия против евреев? При этом, сам Курант скорбел о том, что новые власти не делают различия между евреями - немецкими патриотами и такими как Эйнштейн, который (по мнению Куранта) не считал себя немцем.

И уехал он из Германии не в 1933, а в 1934, получив всю свою профессорскую зарплатую Ему даже не пришлось платить налог для эмигрантов. Как пришет биограф Куранта (и Гильберта) Constance Reid:

He was excused from emigration tax in view of the services which it was expected he would perform in the interest of Germany in the United States. He was given permission to take a larger amount of money that was customary out of the country.

Как-то не очень всё это похоже на бегство . . .

Я имел в виду его математические достижения. У нас в университете работал его сын, Ганс Курант, он мне много рассказывал об отце.

Кстати, Ганс успел поучаствовать в манхэттенском проекте.

Ну а то, что Рихард Курант любил Германию до Гитлера (а в 1934 году еще не было абсолютно понятно, что произойдет), так он там родился. Любой человек чувствует притяжение к тому месту, где прошла его молодость...

Только что прочитал статью

Beyler, R. H. (1996). Targeting the Organism: The Scientific and Cultural Context of Pascual Jordan's Quantum Biology, 1932-1947. Isis, 87(2), 248–273

где вы найдете описание Йордана как пионера квантовой биологии.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account