Previous Entry Share Next Entry
Похвальная ода Г. Горелику или возвращение из небытия
traveller2
И снова карточка твоя
Колдует на столе.
Как долго дружен ты со мной,
Ты, отданный земле.

Уж сколько раз звала я смерть
В холодное жилье.
Но мне мешает умереть
Бессмертие твое.

Л. Чуковская


Жил-был умный и привлекательный молодой человек. Как и все молодые люди, он любил веселье, розыгрыши и свидания с девушками. Он любил читать запоем все, что попадалось под руку, a все что прочел, обдумывал и запоминал. Так он приобрел энциклопедическое образование. Но главной его страстью была теорфизика. Его юность пришлась на время больших перемен, связанных с рождением квантовой механики. Молодой человек стал размышлять о том, что будет, если скрестить квантовую механику с эйнштейновской гравитацией. Он написал, по-видимому, первую в мире работу, где поставлен вопрос о квантовой гравитации. Ему было всего тридцать лет, на дворе стоял 1937 год. Арест-допрос-расстрел. Обычное дело.

Шли годы, десятилетия. О нем не было никаких упоминаний. Только несколько друзей-ровесников и коллег помнили, что когда-то он был вместе с ними, работал, радовался жизни. Их воспоминания блекли, увядали со временем. Одна-единственная женщина, его жена, не могла и не хотела забыть своего Митю — Матвея Петровича Бронштейна.

Матвей Бронштейн справа. Рядом с ним на спинке кресла Женя Канегиссер. Ленинград, ок. 1931.



Вот, что пишет Геннадий Горелик, знаток истории довоенной советский науки:

“Началось с того, что я открыл том, изданный к 100-летию Эйнштейна. Туда, по идее, должны были попасть статьи, означавшие главные повороты гравитационной драмы. Однако на дворе был 1979 год — развитой социализм со своей административно-командной системой. И в сборнике, наряду с несомненно поворотными работами, проступали следы каких-то административных команд -- отечественные статьи сомнительного исторического значения.

Поэтому, открыв статью почти неизвестного мне советского автора сорокалетней давности с маловыразительным названием, я был готов к выводу, что ее включили для "укрупнения вклада" советской физики в мировую.

Почему я никогда не встречал упоминаний об этом результате? И кто такой этот М.П. Бронштейн? Почему с его [результатами связывают] имя американского физика 50-х годов?”

Все, что было публично известно о Бронштейне в 1980 г., сводится к одному предложению в энциклопедическом словаре:

“БРОНШТЕЙН Матв. Петр. (1906-38), сов. физик, д-р физ.-матем. наук. Осн. тр. по физике полупроводников, теории гравитации, ядерной физике и астрофизике. Автор ряда науч.-популярных книг."

С этого предложения и началась работа Горелика — поиски людей знавших Бронштейна лично, и могущих о нем рассказать. Она растянулась на два десятилетия. Сейчас никого из этих людей уже нет в живых, и если бы не Горелик, собравший по крупицам судьбу человека, и работы Бронштейна и его жизнь канули бы в забвение.



Дальше я перескажу кусочки из книги Горелика и Френкеля близко к тексту.



Матвей Петрович Бронштейн родился в Виннице — уездном городе в центральной части Украины — в 1906 г. в обыкновенной провинциальной еврейской семье. Отец был врачом, закончившим медицинский факультет Киевского университета. Мать умела лишь читать и писать.

Размеренная жизнь семьи была нарушена в августе 1914 г., когда отец, как врач, был мобилизован в армию. Положение семьи значительно ухудшилось, и в 1915 г. мать с детьми, переехала в Киев к своему отцу.

В школе Матвей не учился. В Киеве платить за гимназию было просто нечем. Учился он самостоятельно, по книгам из разных библиотек, а экзамены в гимназии сдавал экстерном. Когда советская власть пришла в Киев в 1920 г., учиться уже было нечему. В 1923 г. Матвей поступил в техникум. Тем временем постепенно восстанавливалась работа Киевского университета. Бронштейн записался к проф. Тартаковскому. В 18 лет он напечатал первую научную работу, «Об одном следствии гипотезы световых квантов». В 1925 г. две его статьи по квантовой теории взаимодействия рентгеновского излучения с веществом были опубликованы в известном немецком журнале «Zeitschrift fur Physik», в 1926 г.— еще три статьи.

В 1926 г. Бронштейну стало “тесно” в Киеве и он переехал в тогдашнюю научную столицу, Ленинград, где поступил на физический факультет Ленинградского университета. Очень скоро на физфаке заговорили о новом студенте, который ходил и спрашивал: «Где здесь сдают какие-нибудь экзамены?» — он был готов сдавать любой.

В это время на ленинградском физическом небосклоне было три восходящих светила: Георгий Гамов, Дмитрий Иваненко и Лев Ландау — Джонни, Димус и Дау — называли их еще «три мушкетера». Бронштейн стал Д’Артаньяном!

Кодовое название этой группы был “Джаз банд”, с ударением на слове банд(а). Штатным поэтом “Джаз-банда” была уже упомянутая мною Женя Канегиссер (она заняла эту “должность” весной 1926 г.). Семья Канегиссер
интересна сама по себе, но это отдельная история. В 1980х гг. Евгения Канегиссер — в то время леди Пайерлс — написала Горелику из Англии:

«Постараюсь написать Вам все, что я помню о Матвее Петровиче. Я познакомилась с ним ранней весной, по-моему, 1927 года. Стояли лужи, чирикали воробьи, дул теплый ветер, и я, выходя из лаборатории где-то на Васильевском острове, повернулась к маленькому ростом юноше, в больших очках, с очень темными, очень аккуратно постриженными волосами, в теплой куртке, распахнутой, так как был неожиданно очень теплый день, и сказала: "Свежим ветром снова сердце пьяно". После чего он немедленно продекламировал все вступление к этой поэме Гумилева. Я радостно взвизгнула, и мы тут же по дороге в Университет стали читать друг другу наши любимые стихи. И, к моему восхищению, Матвей Петрович прочитал мне почти всю "Синюю звезду" Гумилева, о которой я только слышала, но никогда ее не читала. Придя в Университет, я бросилась к Димусу и Джонни — в восторге, что я только что нашла такого замечательного человека. Все стихи знает и даже "Синюю звезду!".

Вот как Матвей Петрович вошел в круг Джаз-банда. Джаз-банд выпускал "Physikalische Dummheiten", которые читались на семинаре в Университете, и вообще нахально развлекался по поводу наших учителей. Джо, Димус и Дау были гораздо дальше остальных как по способностям, так и по знанию физики и разъясняли нам все новые увлекательные открытия квантовой механики. Аббат (Матвей Петрович) довольно быстро догнал Дау и Джонни, он был очень хороший математик.

Я помню Матвея Петровича, смотрящего через очки, которые у него почти всегда сползали на кончик носа. Он был исключительно "цивилизован", он не только все читал, почти обо всем думал, но для очень молодого еще человека он был необыкновенно деликатен по отношению к чувствам и ощущениям других людей, очень благожелателен, но вместе с тем непоколебим, когда дело шло о "безобразном поведении" его друзей.

Я не помню, кто его назвал Аббатом, но это имя к нему очень шло. Благожелательный скептицизм, чувство юмора и почти универсальное "понимание". Он был исключительно одарен».

В те годы ученые степени были отменены. Сталин возродил их только в 1934 году. К 1934 г. у Бронштейна были опубликованы многочисленные результаты в астрофизике, за которые ему была присвоена кандидатская степень без защиты.

Свою самую значительную свою работу, о квантовой гравитации, он сделал в 1936 году, и судя по всему у него были обширные планы на дальнейшее. Увы -- им не суждено было осуществиться. Замечу, что теория квантовой гравитации по сути не закончена и сегодня…

Последнее фото перед арестом



Окончание следует

что-то товарищ Горелик переборщил. Мне со студенческих лет запомнилось, что квантование гравитации на плоском фоне сделал Бронштейн. Именно эта статья и была включена в 100 Эйнштейна книгу. Или меня подводит память?

Не знаю. Возможно вы правы. Мне поздно стало известно о Бронштейне, не исключаю, что уже после 1980.

Похвальная ода Г. Горелку или возвращение из небытия

User sspr referenced to your post from Похвальная ода Г. Горелку или возвращение из небытия saying: [...] Оригинал взят у в Похвальная ода Г. Горелку или возвращение из небытия [...]

эх, симпатичный умный человек, как же их жаль всех.

Могли бы жить и жить...

Лес рубят - кванты летят...

User roman_kr referenced to your post from Лес рубят - кванты летят... saying: [...] Бронштейна и его жизнь канули бы в забвение. " Далее http://traveller2.livejournal.com/450275.html [...]

какое приятное совпадение. я как раз сейчас читаю его жену, лидию чуковскую.

Невероятное переплетение судеб. Я постараюсь об этом написать...

вот, непрожареная мысль: "когда б вы знали из какого сора" можно отнести к поколению двадцатилетних 25г: страшная 4х летняя война, страшная революция с гражданской, банды, голод, реки крови - весь этот "сор" - и вот на нём расцвело это поколение - весёлые, гениальные энтузиасты радующиеся жизни, беспечные и блестящие. хоть в поэзии, хоть в физике, хоть в инженерном деле.
удивительно.

[если позволите, замеченные описки. иногда вы пишете "Горелку", иногда "Горелику". по-моему, правильно второе. подпись под фото: Женя сидит на ручке кресла - или скорее, на валике - но никак не на спинке]

Edited at 2015-08-01 10:42 am (UTC)

Спасибо, поправлю. "Горелку" - это проклятый спелчекер меня "поправил".

А насчет поколения, вы правы, там всего было столько намешено, надежды, энтузиазм, романтика,... А оно вот как в жизни получилось...

фамилия

(Anonymous)
Вы упоминаете фамилию Канегиссер. Нет ли связи с Леонидом Канегиссером
(прикончившем Урицкого)? Если есть, то у меня в семействе имеется интересное
воспоминание о нем.

Связь самая прямая. Ее брат. Послушать воспоминание было бы необычайно интересно.

Re: фамилия (Anonymous) Expand
Здорово, спасибо. Как раз недавно перечитывал страшный кусок из Чуковской про арест Бронштейна. Когда за ним пришли первого августа, он был в Киеве у родителей. Чуковская пишет: "я сделала три попытки предупредить Матвея". Но у неё ничего не вышло, и его арестовали шестого августа на квартире родителей. Она даже успела получить от него письмо в этот промежуток. Невозможно читать.

Да, читать все это очень трудно. В последнее время так получилось, что я прочел довольно много таких материалов. Понимаю, что надо сделать перерыв, но один тянет за собой другой. Такая вот нескончаемая ужасная цепочка...

Жoрес Алферов (в письме Елене Чуковской):

Для меня М. П. Бронштейн открыл своей книгой „Солнечное вещество“ новый мир. Я прочитал ее первый раз в 1940 г., когда мне было 10 лет. Мама работала на общественных началах в библиотеке, в небольшом городке Сясьстрой Ленинградской области и хорошие книги „врагов народа“, которые ей приказывали уничтожать, приносила домой. Так у нас появились „Солнечное вещество“

Из предисловия Самуила Маршака к книге "Солнечное вещество" (1935 г.):

Книга М. Бронштейна - это не перечень успехов науки и техники, обычный в популярной литературе. Это рассказ о тех барьерах и затруднениях, которые стоят на пути всякого открытия. Это рассказ о коллективной работе множества ученых на протяжении десятков лет. Рассказ о единстве науки.

Спасибо. Мне поздно стало известно о Бронштейне, уже после 1980. Так что его популярные книги я не читал, но судя по тому, что пишут о них другие, они были очень хорошими.

http://ilib.mccme.ru/djvu/bib-kvant/atomy.htm
Матвей Петрович Бронштейн.
Атомы и электроны.

(выпуск 1 серии "библиотечка квант")
М., Наука, 1980 — 152 с.
150 000 экз.

Новое издание первой части популярной книги известного советского физика и популяризатора науки М.П.Бронштейна, выходившей в 1935 г. В ней рассказывается о развитии науки, о том как впервые измерили массы атомов и их размеры, какие работы и опыты привели к открытию электронов и выяснению строения атомов. Книга относится к числу лучших образцов научнопопулярных изданий прошлого.
Рассчитана на школьников, преподавателей, студентов,

Edited at 2015-08-01 04:13 pm (UTC)

Спасибо, Рома. А вы ее читали?

Я не знаю источника этого блога, но в нем есть фотография, где на одном снимке Вернадский, Иоффе, Бор, Ландау, Френкель, и, если я не ошибаюсь, Бронштейн.
www.vilavi.ru/prot/card/card2-1.shtml
Мой дед заканчивал этот же факультет, но на десять лет позже. О его талантах судить сегодня сложно, ему, как сыну врага, надо было быстро ретироваться, что он и сделал, да и времена стояли уже не те. Он внешне на Бронштейна очень похож, у меня прямо как полоснуло по сердцу. Но, поскольку его на стало еще до моего рождения, то я ничего не знаю о том времени.

Спасибо, Маша! Фотографии 34 году я раньше не видел. Наверное, после какой-нибудь конференции в Ленинграде. А вот на второй странице

"На фотографии слева: Георгий Гамов, А.Ф. Иоффе, Рудольф Пайерлс"
это фото 30-го года в Одессе, где была конференция (в августе). Оно есть в архиве AIP.

A как сложилось с вашим дедом?

спасибо вам, Миша

Спасибо, Анна :)

А что, собственно, изображено на фотографии у доски? Такое впречатление, как будто он держит кусок разбитого стекла в исключительно неудобной позе. При этом рука отбрасывает тень, т.е. это не дефект фотографии.

Думаю, то это дефект фотоаппарата или последующей хим. обработки...

Интересно, что в части источников сестры на первой фотографии называются в другом порядке: первая Женя, а вторая Нина, например в
http://coollib.com/b/301364/read
http://topreferat.znate.ru/docs/index-1723.html?page=87
но в том порядке как у вас называются в http://ggorelik.narod.ru/Gloria/Dau_100_MPB_w.htm

Интересно, как на самом деле...

В моем следующем посте есть фотографии, подписанные самим Пайерлсом.
Сравнивая, я бы сказал, что Евгения справа.

> Все, что было публично известно о Бронштейне в 1980 г., сводится к одному предложению в энциклопедическом словаре

Горелик здесь совершенно не прав, я не понимаю зачем он это написал. К 1980 году все три популярные книги Бронштейна были переизданы массовыми тиражами (Солнечное вещество, М.: Детгиз, 1959; Лучи "икс", М.: Малыш, 1965; Атомы и электроны, М.: Наука, 1980 - последняя книжка была инаугурационным выпуском Библиотечки "Кванта" и, в том числе поэтому, была в центре внимания). Имя и вклад Бронштейна упоминались и в специальной, и в популярной литературе (напр., А.Ф.Богородский, Всемирное тяготение, Киев: Наукова думка, 1971; Физика наших дней, М.: Знание, 1972; и пр.), его работы цитировались в статьях в советских физических журналах. О его аресте и убийстве было написано в книге М.С.Соминского "Абрам Федорович Иоффе" (М.: Наука, 1964, см. скан ниже). О Бронштейне рассказывали многие мемуаристы, напр., Э.Андроникашвили в воспоминаниях опубликованных в "Химии и жизни" в 1977 году (тогдашний тираж - 300 тыс., скан ниже). Т.е., если в конце 70-х, я, школьник, знал о Бронштейне, почему о нем не знал Горелик - непонятно. Это важно, потому что люди, которые поверят Горелику, решат, что друзья Бронштейна о нем забыли и ничего не делали для сохранения памяти о нем. А это - неправда.

Отрывки из книги Соминского и очерка Андроникашвили:






Edited at 2015-08-02 03:01 am (UTC)

Большое спасибо и за информацию и за фрагменты. Пойдя за Гореликом, я был неправ, или не полностью прав. Я лично узнал о Бронштейне после 1980, но это, как говорится, факт моей биографии, и я и виноват/

?

Log in

No account? Create an account