Previous Entry Share Next Entry
Скрещенья рук, скрещенья ног, Судьбы скрещенья … 3
traveller2
Когда я работал над книгой “Physics in a Мad World” http://www.worldscientific.com/worldscibooks/10.1142/9281 , чтобы узнать как можно больше о персонажах, появляющихся на страницах этой книги, я писал в разные архивы. В частности, относительно Alexander Weissberg и Janka Skarowa я написал в Мемориальный музей Холокоста в Вашингтоне. Архивные изыскания, как известно, дело небыстрое. Только совсем недавно получил пакет от сотрудницы музея. Информации по вушеупомянутому Вайсбергу в нем совсем немного (об этом ниже), но я столкнулся с совершенно новым пластом истории, очень меня интересующей, о котором почти нечего не знал. В нем переплелись прошлое и настоящее, и — самым причудливым обрзом — судьбы совершенно разных людей, сыгравших немалую роль в современной цивилизации. У меня нет времени на сколь-нибудь подробное повествование, но хоть вкратце, чтобы потом самому не забыть…

Начну с начала. В пакете из Вашингтона содержалась (частично) переписка норвежского библиотекаря Фроде Баккена с директором архива А. Опицем. Переписка относится к 1977-78 годам. Фроде Баккен узнал о том, что в начале 1940 года НКВД передало в руки Гестапо несколько групп немцев (коммунистов и/или евреев) бежавших от Гитлера. Передача была произведена в несколько этапов. Зэков-немцев свезли из разных лагерей в Москву, а затем партиями доставляли на мост через реку Буг к западу от Бреста, где их уже ждало гестапо. Фроде Баккен искал документальные подтверждения этой операции.

Между Баккеном и Опицем завязалась переписка, каждый искал со своей стороны, и они обменивались находками. Вскоре они вышли на Александра Вайсберга и его книгу “Обвиняемые” http://traveller2.livejournal.com/426520.html и им удалось получить кое-какие (довольно скудные) данные о Вайссберге из архивов Германии. Архивы России тогда были закрыты (а сейчас?). Из-за упоминания Вайссберга эта переписка и попала в досье Вайссберга в Мемориальном музее Холокоста. И таком образом, для меня открылся новый пласт истории.

Сегодня я расскажу о Маргарете Бубер Нойман.



Грета (так ее звали друзья) родом из крестьян: отец — консервативный баварец, мать — либеральная пруссачка. Она родилась в 1901 г. в Потсдаме. В коммунистическую партию Германии она вступила двадцати лет. Через год вышла замуж за Рафаеля Бубера, известного немецкого коммуниста, сына Мартина Бубера (немецко-еврейского философа, о котором можно почитать в Вики). У них было двое детей. В 1929 году — развод, и вскоре гражданский брак с Хайнцем Нойманном, одним из руководителей КПГ (см. статью Нойман, Гейнц в Вики).



По свидетельству Ани Постел-Виней, Хайнца Ноймана современники характеризовали как блестящего публициста и оратора, всегда в гуще международных событий. В 1926 году КПГ направляет его в Кантон разжигать там революцию: тогда она была нужна Сталину, добившемуся переизбрания в ЦК на XV съезде. Позднее он позволил Чан Кай-ши потопить эту революцию в крови...

В 1932 году Сталин вызывает Ноймана в Москву и устраивает ему нагоняй. Сталин приказал немецким коммунистам голосовать с нацистами против Версальского договора. Немецкие коммунисты действительно были против Версальского договора. Но они вовсе не хотели поддерживать своими голосами нацистов. Приказы Сталина тогда не обсуждались. Им повиновались, хотя и неохотно. Сталин поставил в вину Нойману его пассивность.

Нойман возвращается в Берлин, сохранив свои посты в рейхстаге, в ЦК КПГ, и в редколлегии «Роте Фане». Два раза подряд — по случаю региональных выборов — он передает приказ из Москвы голосовать против Версальского договора, то есть со сторонниками Гитлера. Но не достаточно просто повиноваться и даже быстро повиноваться: это следует делать с удовольствием. По-видимому тогда Сталин и взял его на карандаш.

По свидетельству Ани Постел-Виней, во время тех драматических недель, в ходе которых решалась судьба Германии, Европы и 50 миллионов человек, которым еще предстоит погибнуть, Нойман получает приказ оставить все свои посты и отправиться в Испанию, где еще не вспыхнул франкистский мятеж. Он огорчен, но повинуется... пишет письмо одному своему верному другу, доверив его передачу из рук в руки другому верному приятелю. Письмо пересекает без приключений все границы и оказывается в Германии у адресата. Однако тот допускает промах: вместо того, чтобы уничтожить, прячет его в квартире.

Нацисты уже у власти, у всех обнаруженных ими марксистов проведены обыски, но письма Ноймана они не находят: их опередил другой обыск... Несколько месяцев спустя Хайнц Нойман узнал, что его письмо подклеено в досье в НКВД, и что именно это письмо было причиной его отзыва.

Еще раз, и без всяких объяснений, Нойман получает распоряжение оставить все, отправиться в Швейцарию и ждать там новых распоряжений. Без работы, без паспорта, без денег... Швейцарская полиция разумеется нашла Хайнца и Грету. После шести месяцев тюремного заключения их отправляют в сопровождении полицейских в Гавр и сажают на советский корабль. В мае 1935 года они прибывают в Москву. Там им определяют место жительства — Отель Люкс, о котором я уже писал (http://traveller2.livejournal.com/454649.html ) — выдают продуктовые карточки для служащих, и определяют на работу: переводчиками в Коминтерне. В Коминтерне у Ноймана возникает конфликт с Димитровым (с 1935 г. Георгий Димитров -- генеральный секретарь Исполкома Коминтерна). Нойман отказался выполнить партийный приказ Димитрова. В ночь с 27 на 28 апреля 1937 года — трое из НКВД, арест. На пороге Хайнц последний раз сжимает Грету в объятиях: «Поплачь, есть о чем».

Без средств к существованию Грета продает все что у них было. Каждый день она отстаивает очередь к окошечку одной из тюрем. Наконец, в Лубянской тюрьме соглашаются принять деньги для передачи (это означало, что Нойман находится там). В декабре 1937 года в передаче денег отказывают (Ноймана расстреляли 26 ноября 1937 г). 19 июня 1938 приходит очередь Греты. Ее отправляют в Карлаг, под Карагандой.

В Карлаге Грета выжила, как это ни странно. В 1940 году ее привезли в Москву, подкормили, переодели, подлечили зубы, и отправили на мост через Буг, в Гестапо. Так она оказалась в немецком концлагере для женщин Равенсбрюк.

Наши судьбы начертаны на небесах. Большинство узниц Равенсбрюка погибли. Но Маргарете Бубер Нойман выжила и была освобождена 29 или 30 апреля 1945 года соединением Советской армии.

После войны она поселилась во Франкфурте. Ее политические взгляды радикально изменились: из пламенного коммуниста она превратилась в последовательного антикоммуниста. В 1948 г. она опубликовала “Als Gefangene bei Stalin und Hitler “(в 1949 последовали французский и английский переводы "Under Two Dictators: Prisoner of Stalin and Hitler”), В 1949 году, вместе с Александром Вайссбергом участвовала в знаменитом процессе в Париже “Кравченко против Les Lettres Francaise” (http://traveller2.livejournal.com/339514.html ). С 1951 года издавала в Франкфурте антикоммунистический журнал Aktion.

В 1950-70х годах массированные атаки европейских левых на Маргарете Бубер Нойман следовали одна за другой. Ее считали “нерукопожатной” от Берлина до Парижа и от Осло до Рима. Лишь один влиятельный французский интеллектуал написал о ней с благодарностью (спасибо!). Маргарете Бубер Нойман умерла в 1989 году, не свернув со своего пути…


В Равенсбрюке Грета подружилась с Milena Jesenská, которая, к сожалению не дожила до освобождения, ее отправили в газовую камеру в 1944 г. В 20-ые годы Милена была близка с Францем Кафкой. Она была одной из его многочисленных любовниц (вот не знал этого…). Маргарете Бубер Нойман написала книгу "Kafkas Freundin Milena" (в переводе на английский Mistress to Kafka: the life and death of Milena; introduction by Arthur Koestler (1966)), которая стала бестселлером.





Последнее. Вот этот документ, касающийся Александра Вайссберга, мне прислали из музейного архива. Я не знаю немецкого, Если первый абзац мне понятен, то второй не вполне, особенно что за даты там указаны. Может быть, среди моих читателей есть знатоки немецкого, которые могли бы мне помочь?


Мело, мело по всей земле
Во все пределы …

  • 1
во втором абзаце написано, что в картотеке гестапо содержится следующая карточка, заведенная в 1932 году на Вайсберга, родившегося в 1902 году в Кракове, подданства русского, польского или австрийского, профессия инженер...

А дальше, где 1932 год, я не знаю.

geb. - это от geboren, родиться.

Надеюсь, кто-нибудь более знающий напишет точнее.

Edited at 2015-11-22 06:00 pm (UTC)

Tолько собралась напечатать ответ, а ниже уже успели ответить.

Все равно, большое спасибо :)

"По свидетельству Ани постелившей, Хайнца Ноймана современники характеризовали как блестящего публициста и оратора, всегда о в гуще международных событий."

эта фраза выглядит пере(или недо?)редактированной :)

"Аня постелившая" появляется еще в одном параграфе - совершенно непонятно, о чем речь.

Спасибо, исправил. Проклятый спеллчекер вносит больше ошибок чем исправлений. Не знаю, как его отключить :(

"В картотеке гестапо Франкфурта-на-Майне сохранилась карточка, заведённая 2 марта 1932 прусской политической полицией на Вайсберга Алекса, рожд. 8.10.1901 в Кракове, гражданство польское, российское или австрийское, профессия: Инженер. На карточке отметки: Дата задания: 24.2.32 Требуется выяснить место пребывания. 6.6.33 Вайсенберг согласно циркуляру выполнено."

Слово erledigt может означать "выполнено". Может и просто "завершено" (например не был найден, но это больше не требуется), может иметь и другие значения, типа "готов"/"устранён". В данном случае, я думаю, это надо понимать так, что был разослан циркуляр, согласно которому заниматься этим больше не нужно. Скорее всего это означает, что место пребывания было установлено.

Большое спасибо! Очень любопытный документ. Александер Вайсберг приехал в СССР в 1930 (из Берлина), а с начала 1931 он - сотрудник Харьковского физтеха, до марта 1937, когда он был арестован НКВД. Правда, за эти семь лет он пару раз ездил в Вену в отпуск, и поговорить с коллегами. Получается, что немецкая политическая полиция заинтересовалась им через год спустя после его исчезновения из их поля зрения! При том, что он был австрийским гражданином. Еще через год они его "нашли", что было несложно: в Харькове он организовал советский физический журнал на немецком/английском языке. Журнал выходил с 1932 по 38 год, его имя было на обложке, как одного из редакторов. Когда его передали Гестапо в 1940 в Бресте, немцы, конечно, о нем уже все знали.

Самое интересное, что в Германии за ним следили еще до прихода Гитлера к власти (!). Впрочем, тогда он был активным коммунистом - как в Вене, так и в Берлине.

Вероятно, сведения о Вайссберге имеются в монографии "Дело УФТИ", которая была издана в Харькове и в которой рассказывалось об Украинском (позднее Харьковском) физтехе предвоенного периода. - В том числе в ней рассказывалось и о немецких физиках, работавших в этом институте. Один из них, как говорили, приезжал в институт после оккупации Харькова войсками Вермахта в 1941 году. Был он, как вспоминали очевидцы, в форме эсесовского офицера.

ссылка на "Дело УФТИ" есть здесь: http://www.ihst.ru/projects/sohist/ufti.htm

Спасибо за ссылку! У меня есть эта книга, я ее читал и нахожусь в контакте с одним из авторов, Юрием Ранюком. На самом деле я продвинулся дальше с помощью более свежих архивных материалов. Частично это можно посмотреть вот здесь:

http://www.worldscientific.com/doi/suppl/10.1142/9281/suppl_file/9281_chap01.pdf

http://www.worldscientific.com/worldscibooks/10.1142/9281

Но продолжаю поиски дальше.

Хммм.. Удивительно, но до мозга некоторых левых иногда что-то доходит! Правда только если им основательно попортят шкуру их единомышленники. Это видимо необходимое условие но увы далеко не достаточное.

Не до всех. Румер 20 лет оттрубил в лагерях и шарагах, и все равно вернулся коммунистом.

Edited at 2015-11-23 12:22 am (UTC)

...Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья. ...
- а не сплетенья.
мелкая придирка, но точность лучше, чем неточность))

Большое спасибо. Вот что значит, цитировать по памяти, когда память дырявая. Сейчас исправлю.

Занудствовать - так занудствовать.
мело - во все пределы.

Михаил, Вы делаете огромную и очень важную, очень интересную работу.

Владимир, спасибо за поправки, я всегда им рад.

Делаю, что могу, чтобы открыть людям глаза, но только то, что мне самому интересно :)

Спасибо, Михаил. Как всегда, очень интересно.

Спасибо, Алиса!

Спасибо, Миша, очень интересно.

Спасибо, Ирина!
Попробую и дальше поработать с архивами. Посмотрим, что получится. Что бы ни получилось, напишу вам.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account