Previous Entry Share Next Entry
С другой стороны войны
traveller2
Линия первая



Мало кто знает, что в фашисткой Германии существовал специальный закон, согласно которому, если один из супругов был еврей, а другой — чистокровный ариец, отказавшийся от развода, то еврейского супруга не отправляли в лагеря смерти. В основном, это были еврейские мужья, чьи арийские жены жертвовали почти всем, но не отдавали своих мужей на заклание. От них требовали развода. Процедура развода была чрезвычайно упрощена. Достаточно было заявить о желании развестись; развод был автоматическим, без суда, без учета мнения второго супруга, без финансовых обязательств перед супругом или детьми. Непокорных же переселяли в специальные “еврейские дома”, в которых жили такие смешанные пары, большая часть их имущества подлежала конфискации, им запрещалось вступать в контакты с любыми государственными учреждениями (даже почтой), за исключением полиции, у них отбирали гражданство, домашних животных, продовольственные карточки, их перемещения вне жилища строго контролировались. Но … их НЕ отправляли в Освенцим почти до самого конца войны. Таких пар в Германии набралось около сотни, может быть две.

Об этом законе я узнал из книги Виктора Клемперера “Я буду свидетелем”. Клемперер родился в 1881 году в небогатой еврейской семье. Евреем себя он никогда не считал, в 1912 официально конвертировался и стал христианином-протестантом, всегда был немецким патриотом и гордился этим. Во время Первой мировой войны он пошел на фронт добровольцем и был награжден орденами за отвагу. До этого он успел окончить университет по специальности “романские языки”, стажировался в Неаполе, работал в газетах Берлина и, в конце-концов, в 1920 г. был назначен заведующим кафедрой романских языков в Техническом университете Дрездена. По немецким понятиям тогда этот вуз считался захудалым.



Клемперер много печатался в разных научных журналах и сборниках по романской лингвистике, но специалисты говорят, что его статьи носили компилятивный характер и не отличались оригинальностью.

В обычной жизни он ничем не выделялся из окружения: был педантичным и аккуратным во всем, экономным и вежливым. Здоровался с соседями. Его жена Ева была чистая арийка. Она мечтала о собственном доме, эта навязчивая идея настолько овладела ею, что все остальное для нее имело второстепенное значение. Семья экономила каждый пфеннинг, и в конце-концов они смогли купить дом на окраине Дрездена, который всего через несколько лет был у них отобран по нацистскому закону.

У Виктора по-видимому тоже были некоторые проблемы с психикой: он считал, что непременно умрет рано, хотя никому этого и не говорил. После прихода Гитлера к власти, он категорически отказался эмигрировать из Германии, несмотря на то, что многие его родственники бежали. Он считал, что его решение было правильным а решение его родственников грубо ошибочным. Он настаивал на своей правильности даже после того, как его продуктовые карточки были аннулированы (правда, его жене кое-какие карточки оставили).

Откуда это все стало известно?

У Виктора Клемперера была тайная страсть: с юности он вел дневник, методично и без устали, день за днем, месяц за месяцем, записывая туда основные события во внешнем мире и свои мысли. Вернувшись в Дрезден после войны, он думал о том, чтобы дневник напечатать, но цензура ГДР не дала разрешения (интересно, почему?). Дневники Клемперера были напечатаны только после краха коммунизма и объединения Германии — в четырех томах, несколько тысяч страниц — и они стали сенсацией, оказавшись в центре внимания историков нацизма по всему миру. Часть дневников, относящихся к 1933-45 годам была немедленно переведена на английский и издана в двух томах. Позднее появился третий том, с мая 1945 до самой смерти Клемперера в 1960 году.

Этот дневник и стал главным делом его жизни. В мае 1942 года он написал: “Я продолжу писать. Пусть это будет моим подвигом. Я хочу быть свидетелем, и чтобы мое свидетельство было абсолютно точным, и чтобы оно было до самого конца." Недостатки характера Клемперера — педантичность переходящая в занудство, упрямство, эгоцентризм с одной стороны и цепкая наблюдательность с другой — все эти черты его характера в сочетании с исключительностью времени и места действий, позволили превратить обычный дневник в шедевр. 35 лет спустя после его смерти Клемпереру была присуждена премия Geschwister-Scholl, сокращенный вариант дневников, адаптированный для широкой публики, разошелся огромным тиражом, а в 2003 году по нему был снят документальный фильм “La langue ne ment pas” (Язык не лжет). Оригинал дневников стал настольной книгой для исследователей нацистского и других тоталитарных режимов.

Честно говоря, мне удалось прочесть только первый том и то примерно до половины (1933-39 гг). Оригинальный вариант все-таки не для всеобщего чтения. Читать об обычной жизненной рутине, повседневных заботах и делах, двух не очень молодых и не совсем здоровых людей довольно скучно. Больше всего меня поразила постепенность зла. Каждую неделю что-то происходило. Режим закручивал еще одну гайку, но ведь таких гаек в жизни тысячи. За неделю ничего вроде бы существенно не изменялось. Чтобы заметить, что происходит на самом деле, надо с пятисотой страницы вернуться на двухсотую. Но ведь обычно в жизни так не сделаешь. И в ответ в конце не заглянешь. К медленному постепенному ухудшению ситуации люди приспосабливаются.


1933 год. Евреев увольняют с государственной службы. Но ведь не всех. Тем, кто участвовал в Первой мировой войне, разрешено остаться. Правда, мне нельзя будет пользовать университетской библиотекой. Не беда, все нужные книги у меня есть дома!

1935 год. Мне предложили написать заявление об отставке. Но пенсия, весьма щедрая, будет сохранена полностью.

1936 год. Мое водительское удостоверение аннулировано. Но у нас есть служанка, она будет водить нашу машину. Денег еще достаточно.

1937 год. Машина конфискована. Служанку вызвали в Гестапо и приказали ей уволиться. Но она нас жалеет и иногда приходит по ночам и приносит нам в подарок вкусные пирожки.

1938 год. Кота усыпили по приказу Гестапо. Мне поменяли документы, вернув мне мое имя при рождении: теперь я Виктор Израиль вместо Виктора. Во время Kristallnacht наш дом разгромили погромщики, люди в черной форме с пистолетами. Они нашли саблю, которой я был награжден за героизм на войне. Меня чуть было не арестовали, спасло меня только то, что я сохранил все документы. Моей “немецкости” у меня никто не отнимет, хотя мой национализм вряд ли выживет. Но я все равно никогда не уеду из Германии.

1940 год. Моего друга Х. отправили в Терезиенштадт. У нас отобрали дом. Но мы нашли работу по уборке помещений. Еды хватает, хотя за чашку настоящего кофе я отдал бы все те небольшие деньги, что у нас еще остались…

Ну и т.д. и т.п.

В феврале 1945 года закон, по которому евреев состоявших в смешанных браках, не отправляли в лагеря смерти был отменен (интересно, почему это было сделано перед самым концом режима?). 13 февраля Клемпереру было приказано разнести повестки о депортации всем оставшимся в Дрездене евреям. В эту ночь Дрезден бомбила англо-американская авиация. Много домов было разрушено, и из города на запад потянулись беженцы. Ночью Ева Клемперер спорола с пиджака своего мужа желтую звезду Давида, они сожгли документы и затерялись в колонне беженцев. Полицейским патрулям говорили, что документы сгорели во время бомбежки. Таких было немало. В западной части Германии они дождались американской армии. После беседы с американским офицером их отправили домой, в Советскую зону оккупации.

Через пару лет Клемперер вступил в правящую Социалистическую единую партию. Ему предложили профессорскую позицию в Университете Лейпцига и вернули дом в Дрездене. Он стал известной фигурой в ГДР, ездил с лекциями по университетам, занимал высокий пост в Культурной ассоциации ГДР. В своем дневнике, который он продолжал вести за закрытыми дверьми, Клемперер с горечью писал, что парламент ГДР не более чем цирк…

✸ 1952 год. Виктор Клемперер получает государственную награду ГДР



PS

У отца Виктора Клемперера было два брата, оба врачи. В 1918-20 годах их вызывали в Москву для консультаций по поводу В.И. Ленина.

У Виктора Клемперера есть замечательная книжка: "Язык 3-го рейха".

Спасибо за наводку.

повсеместная жизнь в аду :(

Да, но если поднимать температуру воды в чане, куда вас погрузили, поднимать понемногу каждый день, то "адовость" заметна не сразу.

Удивительная история. И очень точные и важные выводы. Спасибо


"Главное - вовремя смыться" (с)

Интересно!
"Немецкая педантичность" с еврейскими корнями.

Про постепенность

User ulrith referenced to your post from Про постепенность saying: [...] постепенному ухудшению ситуации люди приспосабливаются. Оригинал взят у в С другой стороны войны [...]

С другой стороны войны

User tiina referenced to your post from С другой стороны войны saying: [...] С другой стороны войны [...]

С другой стороны войны

User karhu53 referenced to your post from С другой стороны войны saying: [...] С другой стороны войны [...]

С другой стороны войны

User logik_logik referenced to your post from С другой стороны войны saying: [...] С другой стороны войны [...]

С другой стороны войны

User rama909 referenced to your post from С другой стороны войны saying: [...] С другой стороны войны [...]

С другой стороны войны

User bono60 referenced to your post from С другой стороны войны saying: [...] С другой стороны войны [...]

С другой стороны войны

User janis60 referenced to your post from С другой стороны войны saying: [...] С другой стороны войны [...]

С другой стороны войны

User navy_chf referenced to your post from С другой стороны войны saying: [...] С другой стороны войны [...]

?

Log in

No account? Create an account