Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
traveller2


В пятницу и субботу вместо того, чтобы заниматься делом, я заседал (одно из моих самых нелюбимых занятий). Впрочем, вопрос, который обсуждался комитетом, членом которого я являюсь, был очень важным. Наш институт был основан в 1989 году. Хотя сотрудники менялись — умер Толя Ларкин, ушел в Йель Леня Глазман, а на их место пришли Каменев и Чубуков — тем не менее на сегодняшний день средний возраст наших профессоров приблизился к 60. Это значит, что срочно необходимо влить свежую кровь. Один из нынешних профессоров объявил, что в следующем году уходит в отставку. В течение четырех-пяти лет можно ожидать и других отставок. Комитет обсуждал вопрос о замене: общие принципы и конкретные детали.

Я уже как-то писал, что процедура приема на работу нового профессора более сурова, чем выбор жены или мужа. Это связано с тем, что сотрудники нашего института имеют так наз. tenure. Профессор с tenure может быть уволен только в двух случаях: если закрывается факультет, или если он/она совершили уголовное преступление и были осуждены в ходе судебного разбирательства. Тenure изобрели англичане для того, чтобы защитить академические свободы, чтобы научные диссиденты могли бы безбоязненно высказывать свои взгляды, даже если они противоречат мейнстриму. Тenure — общепринятая практика в американских университетах, начиная с уровня Associate Professor. Правда, иногда на нее нападают политики то справа, то слева, к счастью, пока безуспешно.

Предположим, институт берет в свои ряды подающего надежды молодого теоретика. Через несколько лет он или она могут решить, что заниматься исследованиями им надоело. С ними уже ничего не поделаешь до самого пенсионного возраста… Если с супругом можно хотя бы развестись, то в случае tenured professor, мы имеем дело с католическим браком — раз и навсегда.

Поэтому процедура выявления достойных кандидатов, попытка предугадать будущее на 25-30 лет вперед, многократные интервью, и окончательное решение Search Committee — все это может растянуться на долгие годы, как это и было в случае с поисками замены Толе Ларкину.

После полутора дней заседаний удалось согласовать общие принципы: неофициальные поиски ведутся постоянно; Search Committee назначается как можно раньше; кандидаты для дальнейшего рассмотрения предпочтительно из интервала 35-45 лет, с установленной репутацией, из любой области теоретической физики и из любой страны; уровень — выше мирового среднего в данной области, предпочтительно, много выше.

Сможем ли мы привлечь такого кандидата? У нас есть серьезные минусы: отсутствие магии имени (чего уж там, с Принстоном или Стэнфордом состязаться невозможно); холодные зимы (особенно, январь и февраль). Но есть и плюсы: половинная учебная нагрузка; зарплата выше средней плюс специальный фонд для поездок на конференции и организации конференций; сильные экспериментальные группы по твердому телу и физике высоких энергий;
Миннеаполис — относительно недорогой город, с развитой культурной инфраструктурой, хорошими школами и прекрасным медицинским обслуживанием, которое считается одним из лучших (если не самым лучшим) в США. Как сказал один из членов комитета, “this is a great place to raise family”.

Так что, будем надеятся на успех… сделаем все, что можем…

  • 1
это, типа, please share? Или вы сами будете по своим каналам искать?
Какие темы (в случае, если все же можно среди знакомых инфу распространить)?

Информация открытая. Официальный search после публикации объявления в Physics Today.

>>> из интервала 35-45 лет, с установленной репутацией

Это всё равно, как искать жену среди голливудских кинозвезд с Оскаром.

Существующая практика пополнения профессорского полку вроде бы сложилась, чего там полтора дня заседать? Возраст меряется не от рождения, а от защиты PhD. Обычно от 2-(для самых сильных) до 5-(тех, кто долго запрягает)-леток берут на tenure track (ещё 3-4 года), а уж потом, убедившись в правильности выбора, tenurе-ят. Критерием (необходимым, но не достаточным) того, что на кандидата стоит тратить время, является наличие "второго доктората", - с момента защиты человек должен сделать работу, сравнимую с диссертацией, но не являющуюся прямым продолжением её (скажем, в несколько иной области, или хотя бы в другом направлении).

В таком возрасте (2-5 лет после доктората) установленная репутация может сложиться только в узких кругах экспертов, которые понимают специфику области, где работает кандидат. Никакой search committee не может включать более одного такого эксперта (а как правило, не включает ни одного). Интервью здесь тоже не помогают. Максимум, что может сделать хороший SC, - грамотно определить, кто является экспертом в области кандидата, и запросить (и внимательно прочитать) рекомендации таких экспертов, лучше нескольких (5-6), чтобы сличить результаты.

Молодые таланты постоянно появляются на рынке труда, и тенденция состоит в том, что самых лучших из них расхватывают всё быстрее и быстрее. К сорока годам они уже все имеют постоянные позиции, и если и переходят из одного университета в другой, то по разным причинам, и научным, и бытовым (зарплату повыше предлагают), но рассчитывать на такие флуктуации как основной источник омоложения факультета - очень нерасчётливо.

Edited at 2017-01-17 07:50 am (UTC)

Уважаемый Хахам! Вы не вполне поняли мой пост (или я написал неясно). Прием в наш институт идет отдельно от департамента, и на уровне tenured faculty. Именно поэтому найти подходящего кандидата невероятно трудно, как вы правильно отметили. Прием на факультет идет именно так, как вы описали.

Пардон, если неправильно начальные условия истолковал. Но с другой стороны, возникает вопрос, - а какая модель функционирования подразумевается? Kаковы функции членов института, не являющихся одновременно местным faculty?

Если честно, то в (знакомом мне математическом) мире есть считанные места, где зарплату платят сугубо за научную деятельность, и в большинстве случаев это hubs, живущие за счёт колоссального п(р)отока визитёров, кратко- средне- и долгосрочных. См. Макс-Планк в Германии, IHES во Франции и Inst. Adv. Studies в Принстоне. Собственная деятельность тамошних обладателей tenure играет подчинённую роль, главное - их способность определить ключевые на сей день направления и сформировать тематические программы. У вас такие же амбиции, или я в очередной раз неправильно понял? Если такие же, то формулировка про "среднемировой уровень" выглядит анекдотически, даже с оговоркой "а лучше выше".

У нас смешанная модель. Что-то среднее между Санта-Барбарой в меньшем масштабе и обычным университетским департаментом. Часть нашего бюджета приходит из private foundation. Так что частично мы занимаемся программами и визитерами, а частично университетскими делами и преподаванием. 50/50.

https://en.wikipedia.org/wiki/William_I._Fine_Theoretical_Physics_Institute

Интересно,есть ли такая проблема в России?

Заранее ищут молодые кадры?..Очень-очень интересно.Молодые кадры нужны и в правительстве,в школах,в бизнесе...Есть ли такая забота у нас в стране?..

Re: Интересно,есть ли такая проблема в России?

Увы, не знаю...

  • 1
?

Log in