March 1st, 2014

(no subject)

В 2001 году моему бывшему научному руководителю Борису Лазаревичу Иоффе исполнилось 75 лет. Я решил, что это событие надо отметить книгой в его честь. Написал уважаемым коллегам по всему миру с предложением поучаствовать в этом проекте. Ответ меня совершенно ошеломил. Желающих написать обзорную статью для этого сборника оказалось столько, что сборник пришлось издавать в четырех толстенных томах под названием "At the Frontier of Particle Physics: Handbook of QCD", всего больше 2500 страниц. http://www.amazon.com/At-Frontier-Particle-Physics-Handbook/dp/9812380280. Певый том открывался воспоминаниями близких друзей Бориса Лазаревича об этапах его научной карьеры, а затем шли воспоминания самого Бориса Лазаревича о первом его десятилетии в физике под названием "Совершенно секретное задание". Среди прочего там рассказывалось и о советском ядерной бомбе, в работе над которой БЛ участвовал на самом последнем этапе.

Манускрипт Бориса Лазаревича был на русском, мне его пришлось перевести на английский и сделать многочисленные примечания, чтобы он стал понятен западному читателю. Поскольку я ко всему подхожу ответственно, чтобы не допустить ляпов в этих примечаниях, прочел множество книг и статей о ядерных проектах в США, Советском Союзе, Германии и то немногое, что удалось найти о работе над Бомбой во Франции и Китае. Кстати, в связи с последним любопытный эпизод. В статье Борис Лазаревич вспоминает, что в самом начале 1950х годов к нему "спустили" сверху трех китайских студентов, специально для которых он читал лекции по ядерной физике, прямо в своем кабинете. Два студента, по его воспоминаниям, были очень прилежными, задавали много вопросов и записывали каждое слово. Третий сидел с каменным лицом, рта не открывал, но первые два его боялись. В статье их имен не приводится, но при личной встрече я спросил: "БЛ, а как их звали?" Он помнил имена прилежных студентов. Так вот, в книге о китайской атомной программе я нашел одного из них. Он стал весьма важной фигурой, одним из руководителей проекта.

Два абзаца которые я написал выше - это только для разбега. Одна из книг, которую я прочел для работы над примечаниями, называлась "Приключения математика". Она принадлежит перу Станислава Улама, о о котором знают далеко не все. Даже специалисты часто вспоминают о нем только в связи с идеей Теллера-Улама об имплозии в термоядерном взрыве - той самой идее, которую независимо в Советском Союзе придумал Андрей Дмитриевич Сахаров и которая, собственно, и позволила осуществить термоядерный взрыв.

Ulam

Стэн Улам (так его звали после переезда на запад) прожил поразительную жизнь, о которой весьма завлекательно поведал в своей книге. Родился он в городе Лемберге в 1909 году, который в то время принадлежал Австро-Венгерской империи, а через 11 лет стал Львовом, частью независимой Польши. В интервале между двумя войнами Львов был одним из важных Европейских центров математики. Стефан Банах, профессор Львовского университета, основал там Львовскую школу математики; на счету у членов этой школы много поистине выдающихся достижений. Кто бы мог подумать об этом сейчас, рассматривая унылые Труды Львовского университета.

Lemberg–Львов

800px-Lemberg

Станислав был типичным вудеркиндом. Свою первую научную статью он опубликовал в математическом журнале, когда ему было всего 18 лет. Книга "Приключения математика" весьма завлекательна, речь в ней идет о том как и почему дети увлекаются наукой, как работает человеческая память, что такое "дружба великих", и еще о многих общих вопросах. Для меня самой интересной была часть, где он рассказывает о бурной истории Львова в период между двух войн, о своем чудесном отъезде в Принстон за несколько дней до немецкой оккупации Польши, и о его жизни сначала в Висконсине (т.е. он был моим ближайшем соседом), а потом в Лос Аламосе, где он работал в Манхеттенском проекте. Нет почти ни одного знаменитого физика или математика первой половины 20 века, с которым он не был бы знаком или дружен. В следующих постах я перескажу кое-какие поразившие меня эпизоды. Но лучше прочесть всю книгу. Она переведена на русский и издана тиражем 1000 экземпляров в Ижевске. Английские издания выходили неоднократно.

Стефан Банах. Кто не знает о банаховых пространствах?



Кстати, об очень смешной ошибке переводчика "Приключения математика", которая - увы - была сделана и в книге "Вы конечно шутите, мистер Фейнман" (я переводил треть этой книги, а ошибку сделал переводчик другой трети, а я ее не заметил). На странице 57 математика написано: "[Инфельд]… был евреем из простой православной семьи…" Имеется в виду, конечно, ортодоксальная семья. То же самое, в книге "Вы конечно шутите, мистер Фейнман" можно прочесть, что Фейнман беседовал с православными раввинами!