April 16th, 2014

В тени парковых аллей. 3

From April 15-2014-Passover


Когда мы выбирались на совместную прогулку по аллеям Сокольников - это были минуты счастья. Конечно, совсем ничем незамутненное, чистое счастье может быть только у маленьких детей. Те прогулки по воскресеньям долгой московской зимой можно считать ближайшим приближением к настоящему детскому счастью. Какие только радужные планы мы не строили на этих аллеях… Почему-то летних прогулок совсем не осталось в памяти, только зимние.

Почти всегда мы неизбежно пересекались с божеством во плоти, совмещавшем в себе одновременно Апполона, Пушкина и Эйнштейна, пробегавшим по дорожкам классным спортивным джогингом, причем в любую погоду. Я не шучу, именно так я - никому неизвестный аспирант - воспринимал тогда Сашу Полякова, чьи открытия (монополь, инстантон) уже гремели по всему миру. По-моему, Рита в него влюбилась - абстрактно, как молодые девушки влюбляются в знаменитых поэтов или актеров. Она полупряталясь за меня, смущаясь, в тщетной попытке скрыть свое старое и немодное пальто… Саша жил в соседнем доме, позднее я познакомился с ним гораздо ближе.



И еще одним глотком счастья были ежегодные поездки на школу физики в Бакуриани. На две недели в январе мы вываливались из сумасшедшего дома в сказку, куда не доходили никакие новости из внешнего мира, где царило белое безмолвие, только скрип лыж по свежему снегу на склоне, только яркое солнце, и иссиня-голубое бездонное небо, существующее высоко в горах. С утра до двух - катание, а с 3-30 и до глубокой ночи лекции и семинары до изнеможения. Только это было другое изнеможение, не лыжное, а умственное. Мы были молоды, наша область физики на взлете, и казалось, что возможно все.

© Eletsky


На этой фотографии, сделанной, кажется в 1988 году ( последняя поездка в Бакуриани ) слева - Алексей Борисович Кайдалов. К сожалению, он рано умер. Правее Саша Долгов, за ним Аня Добровольская, и справа Аркадий Вайнштейн из Новосибирска, самый заядлый горнолыжник. Когда подъемники не работали, что случалось на Кохте довольно часто, он шел на вершину пешком, с тяжеленными лыжами.

Ну а я сижу перед Аней и улыбаюсь. Чему улыбаюсь уже не помню. Вообще-то, в то время я казался себе неуклюжим и даже уродливым. Катался на лыжах я не стильно, начал слишком поздно, в 34 года, и никто меня не учил. Но все равно, это было счастье.

Аня делала диссертацию у Карена Аветовича Тер-Мартиросяна. Карен был настоящий джентельмен. Часами он помогал ей в трудных моментах, в тонких доказательствах. Последний раз я видел Аню лет 10 назад, в Париже, где она поселилась с симпатичным мужем и двумя близнецами-очаровашками. Муж ее тоже был физик, кажется из Швеции.

Аркадий сейчас занимает офис, соседний с моим. Хотя волосы его поседели, страсть к горным лыжам не уменьшилась ни на йоту.

PS. Аня Добровольская и Ян Коган в 1985 г. в ИТЭФе.

Если счастье это когда тебя понимают, то несчастье - это когда тобой руководят идиоты



Сегодня Владимир Уралов сообщил на странице ИТЭФа в Фейсбуке, что администрация ИТЭФ уволила доктора физ.-мат наук, заведующего лабораторией теоретической физики Александра Горского. За прогул. Саша Горский - один из небольшого числа оставшихся в ИТЭФе действительно активных теоретиков, т.е. не тех, кто имитирует (или даже уже не имитирует) работу, а кто вкладывает в нее душу, все свое время и талант. Из тех, кто ей живет. 20 лет назад он мог бы уехать на запад. Но не уехал. Мысль о том, что он принесет больше пользы, обучая студентов в Москве, грела его.

Истинная причина увольнения, конечно, не та, что изложена в записке ниже, а то, что Саша - честный человек, и не боится сказать, что думает. Ну а кому нынче нужны честные люди в королевстве кривых зеркал…



Этот пост - для физиков, помнящих (или хотя бы слышавших о) застойные брежневские времена.
Сумасшедший дом или Back to the USSR.
Курсив мой.



Зам. Директора ИТЭФ по научной работе Голубеву А. А.
от А. Горского

Служебная записка

В период 01.03.14- 01.04.14 я принимал участие в программе рабочих совещаний (program-workshop) в Simons Center for Geometry and Physics в университете Стони Брук, США. Подобная форма длительных конференций является стандартной в теоретической и математической физике. Тема программы "Quantum hydrodynamics, topology and anomalies”.

В данной международной престижной программе со стороны России были приглашены участвовать только сотрудники ИТЭФ: Валентин Захаров, К. Булычева и я. В рамках программы я выступил с докладом «Аномальный нулевой звук» по работе, опубликованной в ведущем международном журнале в 2013 году (JHEP). Были проведены многочисленные встречи и обсуждения с ведущими международными экспертами в данной области исследований.

Оформление командировки было начато мной в начале февраля, задолго до крайнего срока, назначенного для её оформления. После нескольких встреч с зам. директора ИТЭФ А. Голубевым были согласованы формулировки, совместимые с новым положением о командировках ИТЭФ. В течение длительного времени проходило согласование с ПЭО и бухгалтерией, в результате которого были выполнены требования для частичной оплаты расходов из моего гранта РФФИ (12-02-002840). Оплата поездки предполагалась за счет принимающей стороны и гранта РФФИ.

Служебное задание было подписано А. Голубевым, В. Иваненко и И. Балакиной. В качестве и.о. зав. лаборатории 140 на время моего отсутствия был предложен А. Оганесян. Однако в самый последний момент зам. директора ИТЭФ С. Горчаков отказался подписывать служебное задание, выдвинув два новых требования.

1. Заключение соглашения между Simons Center for Geometry and Physics и ИТЭФ;
2. Получение разрешения на вывоз заграницу доклада по статье, уже опубликованной в международном журнале в 2013 году.

Требования являлись незаконными, для поездки на конференции не требуется заключение соглашений о сотрудничестве, что подтверждается практикой поездок в институтах НИЦ «Курчатовский Институт». Очевидно, что первое требование было абсолютно невыполнимо, а второе — абсурдно.

Отмена поездки привела бы к срыву многочисленных запланированных встреч и обсуждений и представила бы ситуацию с научным международным сотрудничеством в НИЦ КИ в крайне невыгодном свете. Очевидно, что мне были созданы препятствия для выполнения прямых профессиональных обязанностей. Мною было принято необходимое в данной ситуации решение совершить запланированную поездку.

Отмечу, что ситуации с двумя предыдущими моими командировками в 2013 году были аналогичны. Их оформление было начато задолго до сроков поездок, но в последний момент служебные задания не были подписаны директором ИТЭФ Ю. Козловым без объяснения причин. Они были подписаны им «задним числом» после моего отъезда в командировки.

Не могу не отметить,что во время моей командировки отделом кадров предпринимались незаконные действия по отношению к сотрудникам лаборатории № 140: от них требовали, чтобы они подписывали акт о моем отсутствии на рабочем месте. Очевидно, что подобные действия препятствовали нормальной работе лаборатории.

Я считаю, что подобные действия дирекции ИТЭФ препятствуют эффективному выполнению сотрудниками ИТЭФ своих прямых профессиональных обязанностей.

Заведующий Лабораторией № 140
Александр Горский

Я читаю этот документ, а память возвращает меня к подобным писаниям, которые нам непрерывно приходилась производить в больших количествах 40 лет назад. "Служебное задание, разрешение на вывоз…" - все это из того, мертвого репертуара. Подумайте, 40 лет - коту под хвост. Круг замкнулся.

Я очень надеюсь, что Сашу удастся защитить, и этот смехотворный приказ будет пересмотрен. Ведь не может же быть, что черные силы сейчас более могущественны, чем в брежневские времена?…



Саша - частый и желанный гость в нашем Институте. У меня с ним есть совместные работы, и не одна.