?

Log in

No account? Create an account
Рукопись, которой не было. 4.
traveller2
Рукопись, которой не было. 4.

(см. https://traveller2.livejournal.com/515677.html )

Продолжение четвертой главы.

Фредерик Жолио-Кюри, Ганс фон Халбан и Лев Коварский, Париж, 1939



Рукопись, которой не было
Евгения Каннегисер — леди Пайерлс


М. Шифман

Зима 1940-41


Ближе к рождеству интенсивность немецких рейдов снизилась, в наше отделение поступало меньше раненных, чем прежде, и у меня появилось свободное время. Руди довольно часто ездил в Кембридж. Иногда он брал меня с собой. Поезда редко ходили по расписанию, задержки были весьма длительными. Поэтому Руди увеличили норму талонов на бензин, чтобы по всем делам, связанным с MAUD, он мог путешествовать на машине. Одна из таких поездок мне особенно запомнилась. Дороги были заснеженными, кое-где даже обледенелыми. Сначала все шло хорошо, участок дороги от Бирмингема был посыпан песком. Мы успели обсудить с Руди, все, что случилось с нами за последние дни. Он рассказал мне о своей работе, я ему о своей. Когда я упомянула, что раненных стало гораздо меньше, Руди глубоко задумался. Через несколько минут я спросила “О чем ты думаешь?” “Знаешь, — сказал Руди, — мне кажется, что я понял в чем дело. По-видимому, Гитлер отказался от немедленного вторжения в Британию и сосредоточился на чем-то другом. И я даже подозреваю, на чем. Он готовится к вторжению в Советский Союз.”

— Руди, этого не может быть. Ведь всего полгода назад они заключили пакт о ненападении. Сталин — союзник Гитлера.

— Думается мне, Женя, что у Гитлера не может быть союзников, это противоречит его идее о мировом господстве. Врéменные попутчики — да, но не более, чем попутчики и только на отдельных этапах. Но как только он сочтет их бесполезными, немедленно от них избавится. Делить мировое господство со Сталиным или с кем-либо еще — это не его видение будущего.”

Хотя мы были женаты уже 9 лет, и мне казалось, что я знаю каждую его черточку, Руди не переставал изумлять меня неожиданными поворотами мысли или нестандартными логическими цепочками. Он никогда не был полностью однозначно предсказуем. Наверное поэтому наш брак такой счастливый.

Тем временем мы проехали Ковентри, песок на снегу кончился, дорога пошла вниз. Наша машина заскользила, перестала слушаться руля и педалей и на довольно большой скорости врезалась в солидное деревянное ограждение перед поворотом, пробив его насквозь. Все произошло так быстро, что мы не успели толком осознать происшедшее и еще минутку сидели без движения прислушиваясь к ощущениям в теле, “а целы ли у меня ноги?…а руки?”

К счастью для нас ничего серьезного не произошло. Мы отделались легким испугом, в машине, не считая косметических повреждений, вышло из строя только одно шаровое крепление. “Ничего, — сказал Руди, — эти машины производят поблизости на заводе Rooters, мы позвоним туда, они приедут и все сделают.” Но когда мы туда дозвонились, нам сказали, что отдел запчастей полностью разбомблен. В гаражах Ковентри нужной части не нашлось. Пришлось бросить машину и добираться до Кембриджа на поезде.

Утром следующего дня Руди первым делом побежал в Кавендишскую лабораторию, где его ждал Ганс фон Халбан. Здесь я пожалуй отвлекусь, чтобы сказать несколько слов о Гансе. Да не обманет вас аристократическая приставка “фон”. Предки Ганса происходили из еврейской семьи в Кракове. Его дед по фамилии Блюменшток перебрался в Вену, и где и дослужился до солидного поста в австро-венгерской иерархии. За это император Франц Иосеф I пожаловал ему дворянское достоинство и фамилию фон Халбан. Такое нередко случалось в Австро-Венгрии. Вспомним, хотя бы Джона фон Неймана. Отец Ганса был профессором химии.

До войны Ганс работал в Париже в лаборатории Жолио-Кюри, которая занималась медленными нейтронами и цепной реакцией в уране.
8 июня Жолио сообщили о предстоящей капитуляции. В его лаборатории хранилось 185 кг тяжелый воды — на то время весь ее мировой запас — наработанный единственной в мире фабрикой, производящей тяжелую воду в Норвегии. Летом 1939 норвежцы передали ее Франции, чтобы она не попала к немцам. Жолио счел своим долгом немедленно переправить тяжелую воду в Англию. Сам он решил остаться в оккупированном Париже, а фон Халбана и его сотрудника Льва Коварского отправил в Бордо с 26-ю канистрами тяжелой воды. Фон Халбан был с женой Эльс и маленькой дочерью Молди.

В Бордо они нашли то-ли рыбацкую лодку, то-ли баржу, капитан которой за изрядное вознаграждение согласился попробовать проскочить в Англию. Ночью он взял курс на британские берега. Девочка, которой едва исполнился год, спала на настиле выложенном из канистр.

Далее под катомCollapse )