?

Log in

No account? Create an account
Рукопись, которой не было. 6.
traveller2
Рукопись, которой не было. 6.

Продолжение четвертой главы. Скучно или не очень?

(см. https://traveller2.livejournal.com/516146.html )

15 марта 1931. В день свадьбы в Ленинграде на Моховой 26. Слева направо: Исай Мандельштам (отчим), Настя (домработница), Нина Каннегисер (сестра), Мариа Каннегисер-Мандельштам (мать), Женя Каннегисер, Рудольф Пайерлс.



Рукопись, которой не было
Евгения Каннегисер — леди Пайерлс


М. Шифман

В феврале 1942-го пришло письмо от мамы. От мамы! Когда я открыла почтовый ящик и увидела серый-желтый конверт покрытый почтовыми штампами, у меня екнуло сердце. В глубине души я и ждала этого и боялась надеяться.

12 июля 1941 года Англия подписала с СССР соглашение, первое за много лет. Хотя формально оно было о военном союзе двух стран, текст был куцым. Стороны договорились не вести пропаганды друг против друга и разрешили судоходство в своих территориальных водах. Настоящая союзная коалиция оформилась только в декабре.
Тогда-то у меня и появилась надежда, что в новых обстоятельствах родителям разрешат написать мне.

Письмо было кратким. Мама писала, что они в Мелекессе — все трое —живы здоровы. “Я вспомнила юность и пошла работать медсестрой в местную больницу, Исай Бенедиктович немного подрабатывает в школе преподаванием немецкого, но все свободное время по-прежнему отдает переводам, которые складывает в стопку. Нина тоже работает.” Еще что-то было написано о ленинградской библиотеке, но это предложение было жирно замазано военным цензором, так что удалось разобрать только два слова.

— О господи, как они оказались в Мелекессе? И где это? Но они живы, уже счастье… Они живы. И я теперь знаю их адрес.

Я еще раз перечла несколько строк на половинке страницы из школьной тетради, пытаясь представить то, чего там не было. “Складывает в стопку” означает, что отчима не печатают. Поскольку никаких подробностей об их жизни не содержалось, наверное, им было нелегко. Посмотрела в энциклопедию, Мелекесс — маленький захолустный городишко в тьмутаракани, но по крайней мере довольно далеко от линии фронта. Вряд ли их бомбят. Весь вечер я писала им подробный ответ. Наутро отправила телеграмму; письмо и продукты, которые у меня были на тот момент, вложила в отдельный ящик, и тоже отправила. Изучив конверт, на котором были штампы Мелекесса, Москвы и Стокгольма, я решила, что ответ придет примерно через три месяца. Но он не пришел. Много позднее я узнала, что дошла только моя телеграмма. Я пыталась писать им еще много раз, но лишь однажды получила от них открытку.

*****

Далее под катомCollapse )