October 25th, 2020

Жизнь и необычайные приключения Виктора Арнаутова (1896-1979)

Преамбула

Почти все, что я знаю о Викторе Арнаутове, я узнал из пьесы Натальи Гринберг “БЕЛОЕ НА БЕЛОМ”
(http://literratura.org/issue_dramaturgy/4019-natalya-grinberg-beloe-na-belom.html?fbclid=IwAR2mN5AZGhZLIsLgLYUdQlJSyRHi0zS7xXoWBMTZUaQ7YOOIu_xFMPhI6zY) и ее частных сообщений. Кое-что почерпнул на интернете. Большая частя фотографий взяты из ФБ-постингов Натальи Гринберг.

*****

Отец Виктора Арнаутова, Михаил Васильевич Арнаутов был крымским греком. Семья Арнаутовых переехала в Мариуполь (ныне Украина), город созданный для переселённых греков. Михаил Васильевич был известным в Мариуполе православным священником, преподавателем мариупольской Мариинской женской гимназии. Его любили и прихожане, и друзья и родственники. Забегая вперед, скажу, что в 1938 году он был расстрелян вместе с шестью другими мариупольскими священниками в рамках так наз. греческой операции НКВД (https://ru.wikipedia.org/wiki/Греческая_операция_НКВД ). Массовые репрессии против этнических греков по всей территории СССР проходили с декабря 1937 до осени 1938. Тогда НКВД арестовало более 20 тыс. греков, 93% были расстреляны, остальные отправлены в Гулаг.



Но вернемся к Виктору Арнаутову. Окончил Александровскую мужскую гимназию в Мариуполе. С юности брал уроки живописи у местного художника Василия Петровича Тарасова. В 1914 году, когда Виктору исполнилось 18 лет, он поступил на ускоренный курс Елисаветградского кавалерийского юнкерского училища и по окончании был отправлен на фронт младшим офицером эскадрона Литовского уланского полка. В 1917 году был назначен командиром эскадрона. За то, что вывел эскадрон из окружения, был награждён Орденом Святого Георгия. Оставался в полку вплоть до Брестского мира (т.е. до 3 марта 1918 г.) В общем, настоящий боевой офицер. После мобилизации поселился в Симбирске, куда еще не добрались большевики.



✷ Автопортрет (1928).



В марте 1919 года началось широкое наступление Белой армии Верховного правителя адмирала Александра Колчака на Восточном фронте большевиков. Замечу, что в дореволюционное время адмирал Колчак был известен как учёный-океанограф и полярный исследователь а также как флотоводец. Он участвовал в Русско-японской и Первой мировой войне. Осенью 1918 года Колчак стал Верховным главнокомандующим Русской армией (именно так называли себя белогвардейцы).

К концу апреля армия Колчака вышли на подступы к Казани, Самаре и Симбирску, заняв значительные территории с важными промышленными ресурсами. Прямая дорогу на Москву была открыта. Однако, вскоре это наступление Колчака захлебнулось. Именно ранней весной 1919 года Виктор Арнаутов вступает в армию Колчака по идейным соображения. Его назначают прапорщиком 1-й Стрелецкой Дроздовской дивизии.

Это было тяжелое время. Развертывалось наступление Красной армии. В январе 1920 года во время отступления войск Колчака на восток, в Иркутске, где застрял Чехословацкий корпус, Колчак был арестован. Чехи выдали его местным большевикам в обмен на свободное продвижение чехословацких эшелонов во Владивосток. Вскоре местные большевики его (Колчака) и расстреляли (по приказу Ленина). Одной из самых трагических и относительно малоизвестной частей этой истории был Великий Сибирский Ледяной Поход.

Надо сказать, что об этом походе я ничего не знал, хотя в школе изучал историю весьма добросовестно, да и позже ей увлекался. Ледяной Поход -- так называется отступление (по сути, бегство) Русской армии Колчака зимой 1920 года. Большевики, имевшие значительное численное превосходство, наступали. В тяжелейших условиях (тогдашней) сибирской зимы Русской армией был совершён беспримерный по протяжённости, почти 2500-километровый конно-пеший переход от Барнаула до Читы, включая переход по льду озера Байкал. Командовал этим стратегическим отступлением Главнокомандующий Восточным фронтом генерал-лейтенант Владимир Каппель (а после его смерти в январе 1920 года генерал Сергей Войцеховский). Отступление началось после тяжёлых поражений Русской армии в ноябре-декабре1919 года.

Генерал Каппель сразу же издал приказ, разрешающий всем колеблющимся покинуть армию — сдаться большевикам или расходиться по домам. Остались только те, кто хотел воевать с большевиками до последнего, несколько десятков тысяч бойцов. В их числе был Виктор Арнаутов.

По глубокому снегу, в мороз, войска прошли тайгу за четыре дня, бросив пулемёты и орудия. Были оставлены на милость красноармейцев раненые и больные. Продовольствия и патронов не было. Несколько маленьких деревень не смогли дать армии ни отдыха, ни возможности согреться — части шли без сна, отдыха и пищи. План Каппеля взять Красноярск провалился, им пришлось идти дальше на восток. Следующий план — взять Иркутск и освободить Колчака — тоже не удалось осуществить. Колчак был казнен еще до того, как остатки Русской армии подошли к Иркутску.

11 февраля подошли к Байкалу. Первой по льду Байкала, на который отказались выходить даже местные проводники, пошла Ижевская дивизия. В течение нескольких дней февраля 1920 года все каппелевцы перешли Байкал — в среднем части преодолевали скользкий как стекло лед Байкала за одни сутки. Лошадей нужно было подковать в специальные ботинки с шипами, чтобы преодолеть лед; времени было так мало, что только несколько лошадей удалось правильно подковать. Некоторые кавалеристы оставили своих лошадей; другие пытались провести лошадей без надлежащей обуви, но лошади скользили по льду, ломали ноги, и их пришлось застрелить. Вскоре путь был заполнен мертвыми лошадьми. Большинство кавалеристов в конце концов пошли пешком. Временами ветер был настолько силен, что идти было невозможно. Учитывая все это, переход занял на удивление мало времени - день и ночь. Орудия и снаряжение тащили руками. Всего Байкал перешло 30-35 тысяч человек. На станции Мысовая раненые и больные каппелевцы, а также женщины и дети были погружены в эшелоны, а здоровые продолжили свой поход (около 600 км) до Читы, которой и достигли в начале марта 1920 года. Позднее Арнаутов вспоминал: “[Я] проехал Россию от Волги до маньчжурской границы в седле”.





Collapse )