traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Еще немного ...

Последние четыре дня выпали из времени. Слились в черный комок под горлом и вакуумную пустоту в животе. Но я принял решение переплавить свою тоску в любовь к жизни, zest for life. Он бы это одобрил.

Папа любил жизнь. Он засматривался на молодых медсестричек, подолгу болтал с продавщицами в магазинах и официантками в ресторанах на своем ужасном но бойком английском, учился до последнего дня. В его документах я нашел только что заказанный загранпаспорт. Он собирался путешествовать.

После отца осталось много папок с документами и фотографии. У меня не было сил даже открыть их, но я бегло просмотрел самую верхнюю. Сверху лежал незапечатанный конверт, адресованный мне. Скрепкой к нему была прикреплена записка. Там было написано всего два предложения.

"Я счастлив, что я дожил до сегодняшнего дня. Я счастлив, что прожил 63 года с моей женой..."
Записка не датирована (но явно свежая), и я не знаю, собирался ли он ее продолжить. Под ней было несколько листочков с жизнеописанием.

Папа не любил рассказывать о своем детстве, юности, военных годах. Только недавно, буквально пару лет назад, он стал делиться… Как-то он сказал мне, что когда его назначили командиром саперной роты, к ним очень часто прибывало пополнение. "Я не успевал запоминать их имена. Да и смысла не было. К вечеру следующего дня, из всего пополнения оставалось один-два человека. Вот их я запоминал." Из его записки я впервые узнал, что у него был брат, умерший в 12-летнем возрасте от голода.

Папа родился в 1922 году в белорусском местечке Туров. Точнее, в то время это было типичное еврейское местечко в черте оседлости, пристанище голытьбы. Через Туров протекает река Припять. Собственно, она и дала нам наше имя. Шифман на идиш означает лодочник. Наши предки были либо паромщиками, либо лодочными извозчиками товаров по Припяти. В Турове жило много Шифманов, несколько десятков, а то и больше. Некоторые рассеялись по всему свету, остальные погибли в 1941 году. Немцы согнали всех евреев в синагогу и сожгли заживо.

В 1939 году папа приехал в Москву учиться в инженерно-строительном институте. После летней сессии на втором курсе он задержался в Москве. Тут началась война, его сразу же призвали в армию и определили в саперную роту, рядовым. Из его записки я узнал, что он участвовал в обороне Москвы и Сталинграда, во взятии Берлина, и пошел дальше, на запад. На Эльбе встретил американские войска. Потом было окончание института и 50-летняя работа, строительство мостов и дамб, больших и маленьких. Они и сейчас стоят в Прибалтике, на Украине и в средней полосе России. И будут стоять еще долго.

Мой израильский зять не смог приехать на похороны, но прислал небольшую речь. Кончалась она так: " От капрала израильской армии обороны старшему лейтенанту советской армии − спасибо. Если бы не ты и такие как ты, нас бы сегодня не было. Спасибо. Праведники уходят в шабат."

А ведь и правда, отец умер в субботу. Когда я приезжал к ним в гости в Санта Монику, он никогда не встречал меня в квартире, на 3-ем этаже. Он всегда заранее спускался на улицу, и ждал меня на углу, возле кафе "Старбакс", чтобы продлить наше общение на несколько минут. Вот и сейчас, я еду по авеню Колорадо, вижу этот угол, и мне кажется, что папа стоит на углу и машет мне рукой…


*****

Дорогие друзья! Большое спасибо. Ваши теплые слова поддерживали меня и помогали в эти трудные дни ....

*****

1968 г.

Tags: Папа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →