Previous Entry Share Next Entry
Прибежище
traveller2
"Ни страны, ни погоста
не хочу выбирать.
На Васильевский остров
я приду умирать..."

У всех (ну … почти у всех) людей есть свой Город, город par excellence. Но у меня ничего не бывает просто. Родился я в Риге, на Duntes iela, но прожил там всего около года-полутора. Позднее, в зрелом возрасте я приезжал туда несколько раз на несколько дней, но никакого отклика в моей душе не возникло. Не мой это город.



Потом родители переехали в Херсон, на год-полтора. От него не осталось ни воспоминаний ни даже фотографий, только история о фантастических херсонских арбузах.

В Москве, где я провел большую часть жизни, мы поселились сначала у дедушки и бабушки, в глухой рабочей окраине, в Цветковском переулке, в районе Инвалидного рынка. Как это ни странно, название 'Инвалидный' происходит от ивалидов русско-турецкой войны. В 1878 году рядом с селом Всехсвятское для них было основано убежище.


-Инвалидные улицы-

Я помню чайную на рынке, вокруг которой всегда толпились безрукие-безногие нищие калеки (тогда еще свежей в памяти) войны 41-45-ого. Потом они исчезли все, буквально за несколько дней. На углу стояла мороженница. Иногда дед мне давал рубль и десять копеек, я клал деньги в отцовский военный планшет и с гордостью шел покупать эскимо.


-Наш двор. Домишко на заднем плане справа. За ним моя первая школа.-

Не было у меня в крови никакого арбатства. Да и откуда ему было взяться у портновского внука? Все вокруг было уныло и черно-бело. Всегдашний чад керосинки, удобства на улице, бесконечный гвалт...

Правда, иногда мы ходили в гости, и был это не просто поход в гости, а окно в сказочный мир. Мой дядя Миша, и две двоюродных сестренки, жили в большом каменном доме, внизу которого располагалось метро Аэропорт. Туда можно было дойти пешком за полчаса. Двери в просторную квартиру раскрывались, и я попадал в мир волшебных звуков и красок, с роялем в гостиной, с домработницей, подававшей чай в замечательных чашках … Все фотографии, которые остались у меня от того времени, сделаны дядей Мишей.


-Волшебная квартира.-

Потом был переезд на другую, еще более дальнюю окраину. Большой дом, в котором мы поселились, гордо высился на Новом шоссе в окружении развалюх. Доехать туда можно было на 22 автобусе от метро Динамо, минут за 25. На этом же автобусе я ездил в школу, которая располагалась за Тимирязевской академией. Позднее Новое шоссе расширили и назвали Тимирязевской улицей. Развалюхи медленно погружались в небытие, уступая место хрущевской застройке. Осталась только дача Вучетича, с многометровой гранитной головой Ленина - деталью скульптуры, которая так никогда и не была закончена.


-Новое шоссе. Детская дразнилка: Миша Ш с Нового шеше.-

На Арбат я попал впервые кажется когда мне было лет 14. В то время я стал взахлеб читать разные книги. Достать хорошую книгу было редкостной, почти невероятной удачей. Раз в неделю я объезжал все букинистические магазины. Иногда, очень нечасто, попадался золотой самородок. Помню, что в букинистическом за памятником Ивану Федорову нарвался на первое издание Конармии Бабеля, на желтой крошащейся бумаге и еще с упоминаниями Троцкого, которые в изданиях 60-х были вырезаны. В этом магазине продавщицей работала симпатичная девушка, носившая короткие юбки. Когда она залезала на лесенку, чтобы достать книгу с верхней полки, я любовался ее ножками. У памятника Юрию Долгорукому был букинистический, где продавали книги на иностранных языках. Там я купил Пигмалиона (на английском). Я читал его столько раз, что запомнил почти наизусть. Напротив, на другой стороне (тогда) ул. Горького был магазин Дружба, где продавалась макулатура соц. стран. Но иногда там попадались китайские рисунки на шелку или рисовой бумаге.

Когда я приехал в Москву в 1999м после десятилетнего перерыва, сердцем я ее не узнал. Роскошный центр, бьющий бесшабашным богатством, с Ролс-Ройсами и Ламборгини, с бутиками дороже чем в Париже и Токио. Окраины, с яркими вкраплениями золотых куполов новых церквей, броскими торговыми центрами, с муравейниками безликих многоэтажек, малоухоженные дворы… В общем-то, окраины холодные и, как мне сейчас кажется, не очень приспособленные для уютной человеческой жизни. Мой ли это город? Пожалуй, нет. Отвык я от супер-мегаполисов. Ничего из ныне существующих реалий я не знал. Почти ничего. Если что и резануло у меня в душе, так это вид школы, где учились мои дети… Еще остались старые учителя.

Сейчас я живу на Среднем Западе, в пригороде, каких в Америке десятки тысяч. Жизнь здесь комфортна и беспроблемна, но все они по-существу одинаковы и взаимозаменяемы. Нет ничего 'своего'. Да и будет ли он, этот пригород, стоять здесь через 50 лет? Иерусалим существует 4000 лет, Рим две с половиной, Москва около 1000, а мой уютный пригород, доживет ли он до 2060? Или будут здесь вновь шуметь прерии? Американцы - народ кочевой. Номады. Нет у них чувства глубокой истории…

Есть еще несколько городов, где я провел много времени, и знаю вдоль и поперек. Париж. Безумно красивый, безумно имперский и надменный. Но чужой. Чтобы в него влюбиться, надо в нем либо родиться, либо как минимум приехать в 20 лет, с любимой, и покорить его… Баварский Эрланген, с его огромным университетом, известной клиникой, и штаб-квартирой Сименса. Университет в лесу, напротив раньше была американская военная база и полигон, где я всегда собирал грибы. Американцы ушли, а в их дома поселили немцев из Казахстана и Новосибирска… Милый, ухоженный тихий городок. Но нет … Германия никогда не будет моей землей.

Наконец, Женева. 'Красный треугольник' на рю Лиотар, очаровательные французские деревушки в предгорьях Юры (правильнее, Жюры), величественные Альпы. Я очень люблю отдыхать в Швейцарии, где все красиво, все работает с такой же точностью, как и знаменитый швейцарский брегет. И, может быть, даже и поселился бы там на пенсии. Да вот только они меня не возьмут и, самое главное, не будет у меня никакой пенсии - настоящие мужчины умирают на посту.


-Женевский дворик. Акварель Риитты Кайнулайнен, жены моего финского коллеги.-

Нет мне прибежища. А может, мое прибежище - весь мир, для этого я в него и пришел?

"... к равнодушной отчизне
прижимаясь щекой,
словно девочки-сестры
из непрожитых лет,
выбегая на остров,
машут мальчику вслед."

Кстати, Бродский похоронен на кладбище Сан-Микеле в Венеции. Место для него нашли там с большим трудом: ни православные, ни католики не хотели его принимать.

PS. Под катом я добавил еще одну фотографию, которую я сделал в 1996 году: Пасмурный зимний день в деревушке Туари близ ЦЕРНа. Да, кстати, забыл. Пару фотографий Инвалидных улиц и Ленинградского шоссе я позаимствовал с сайта http://oldmos.ru (На одном из них есть их лого).



-Наш дом возле Инвалидного рынка вблизи.-




-Лето в районе Инвалидных улиц.-


-Ленинградское шоссе. Справа дом с метро Аэропорт, где была волшебная квартира.-


-Мои друзья топают в школу.-


-А это дворик "Генеральского" дома на Соколе. Еще там был "Писательский" дом. Но жили в нем не те писатели, которых мы сейчас помним и любим, а, в основном, те, которые были почитаемы Союзом писателей СССР. (Картина работы В.Парошина)-


-Erlangen. Северная Бавария.-


-Вид на Жюру из окна дома в Creux de Naz который мы снимали у Mme Bronimann.–


-Одиночество в Toiry, близ Женевы. 1996.-

Разбирая коробки на чердаке вновь купленого дома в Техасе, я обнаружила папку с планом суперколлайдера в Waxahachie. Оказалось, что он проходил прямо под нашей территорией, а один из входов находился в 300 метрах от нашего дома. Там работало много моих однокурсников. Круг замкнулся ... в Техасской глуши)))

Вот это да! ... Я хорошо помню возбуждение в предкушении суперколлайдера. Все были на седьмом небе от счастья. А потом демократы этот проект убили, причем работы были закончены на 2/3. Вот так ... ☹

фотографии восхитительные. автобус из детства.
а я почему-то думал, что Вы на East Coast - почему бы это.

Спасибо. Я еще одну добавил, в самом конце, и дал въявь ссылку на олдмос.

Как интересно! И еще да, это стремление к родовому гнезду, я думала почти всем присуще.

Спасибо за теплые слова. Увы, не всем дается такое счастье ...

Миша, какие у потрясающие фотографии, какого прекрасного качеств и как они сохранились!
У моей мамы нет ничего вообще, ее барак у заставы Ильича существует только в ее памяти
И вас можно прекасно узнать на детском фото, строение лица не меняется

Спасибо, Юля. Большинство снимков я нашел, разбирая бумаги отца. Тени на стене памяти... Жалко, что мало кто тогда догадался фотографировать простую жизнь.

А насчет лица, действительно, есть маркеры, которые мало меняются. Разрез глаз...


кстати, соседями были. Ну то есть с Вашими родственниками, жившими у м. Аэропорт точно, а насчет с Вами - непонятно. Вы пишете, что от Инвалидных улиц до метро Аэропорт было пешком полчаса. Я посмотрел - http://oldmos.ru/photo/view/60732 (там кстати некоторые фотографии те же что и в посте), и там утверждается, что Инвалидные улицы - это нынешние Аэропортовские, которые у самого метро. Может быть, конечно, раньше они шли гораздо дальше, до самого Тимирязевского парка (теперь они упираются в Красноармейскую.
Мы жили (~85-94) на углу Красноармейской и Черняховского, в сотне метров от вот этой например фотки - http://oldmos.ru/photo/view/60732. И да, даже в 90-х там нет-нет, да и вылезет деревня - то сарай в углу двора почерневший, то название улицы, то фонарь негородской.

Да вот собственно наш подъезд на фотке скорее уже 70-х гг - http://oldmos.ru/photo/view/72028. Офигенный сайт. Сейчас пойду искать места из детства и юношества - сперва Ю-Запад, потом Смоленка...

То, что полчаса для маленького мальчика не обязательно полчаса для взрослого. Если вы найдете на карте нынешний Ленинградкий рынок (пока мне не удалось) и проведете линию перпендикулярно Ленинградке, то Инвалидный рынок был что–то около 800 метров вглубь, плюс минус... К сожалению, Красноармейской почему–то не помню. Впрочем, мне еще 8 не было, когда мы перебрались на Новое шоссе. Сейчас посмотрю на вашу ссылку.

Интересный пост. Мне кажется, что ваш город - виртуальный физтех.
Ну или Москва. А там такая девочка с косичками - это не Таня?

Нет, Надя, это не Таня. Но Таня в том дворе у меня тоже есть. Как–нибудь выложу.

Я коренной москвич, в москве родились мои бабушки и дедушки и многие пробабушки и прадедушки. Но этот город для меня теперь чужой. Я за 10 лет наблюдал как он менялся, с каждым годом все сильнее, становясь городом не сорока сороков церквей, а москвабадом, кричащим, ярким снаружи, пустым внутри, на улицах которого больше слышна тюркская речь. Богатство на фасаде, нищета во дворах, огромные торговые центры соседствуют с восточными базарами,а дорогие машины с плохими дорогами. Этот вавилон сгинет в лету, потому что предал и продал собственную душу.

Не знаю, дойдет ли до вас мой ответ на ваш анонимный пост. Город это прежде всего люди. Меняются люди, или приоритеты жителей, меняется и город. Он либо разцветает, либо умирает, либо растет не в ту сторону ...

(no subject) (Anonymous) Expand
Хорошие фотографии)
Прибежище наше временное...хотя успокаивает то, что нет ничего постояннее, чем временное))
А про пристанище Бродского в Сан-Микеле совсем грустная история.

Я добавил еще один снимок, в самом конце.
Хорошо индусам. У них душа просто переселяется ... А тело принадлежит всей земле. Вот тело, а теперь прах, ветер, вода, вечность...

История с итальянскими похоранами Броидского очень печально. Прочел как–то о его последней жене.

Совпадения на совпадениях.
Новое шоссе - моя мать с сестрой там жили... (а Вы в какие годы?)

Питер, Париж, Эрланген...

С 1957 по 69. Про вашу поездку в Ерланген, я помню,, Лана. Могли бы там встретиться ...

а еще у меня не было до недавнего времени дома, в котором бы я жил (had lived), а потом его сломали. Даже хрущеба на Обручева до сих пор стоит, несмотря на уже надоевшие сообщения "все хрущебы в Москве будут снесены до конца года". Но вот этой зимой я приехал в Базель после 20 лет и пошел искать свой дом, а его нет. На его месте новый факультет географии...

Видите, вам как-то больше везет. Впрочем, мой последний дом в Москве, и даже предпоследний, стоят и будут стоять долго. Вот насчет Плимута сомневаюсь ☺ Но это так, загрустил в воскресенье, разбирая папины бумаги. Какя разница мне, где именно ветер разовьет my ashes... или что там произойдет после. Живи сегодня, и оставь будущее во мраке неведения.
Кстати, когда я бываю в Швейцарии, всегда обхожу все места где когда то жил. Все на месте, как всегда в Швейцарии, ничего не изменилось, даже цветы на лужайках те же самые. Ну ... дети рождаются, это да.

Отличный пост и фотографии.

...а мой уютный пригород, доживет ли он до 2060?

Не извольте беспокоиться, доживет! Думаю, в Штатах гораздо меньше оставленных поселений, чем в России. Москва - исключение.

Жил на Масловке (Верхней), так что те места хорошо знаю. В 80-х та часть Ленинградки, где м. Аэропорт, называлась Ленинградским проспектром (начинался у Белорусской), шоссе шло от развилки с Волоколамкой.

OK, буду надеяться на лучшее. Масловку отлично помню. Вы, правы, в 80-х та часть Ленинградки, где м. Аэропорт, называлась Ленинградским проспектром (начинался у Белорусской), шоссе шло от развилки с Волоколамкой, но в 50х это было не так. Тогда по-моему проспектов вообще не было. Это уже хрущевское нововведение.

А мне кажется, жить с немного отстраненным взглядом - не так уж и плохо. Жить, где нравится, а потом не очень скучать, переезжая.
Я думаю, что в конце концов я бы хотела поселиться "в глухой провинции у моря" где-нибудь в Греции, или Португалии, или Черногории.

Меня тронула акварель двора "генеральского дома". Я жила в соседнем доме, и частенько заходила туда, сначала забирать сестру с фигурного катания, потом - с коляской с младенцем.

"...В глухой провинции у моря" - в этом что-то есть. Но сможете ли выучить греческий или португальский?

Я потрясен, что у меня оказывается во френдах столько соседей по Москве. Вот это да! Что ж, зато в Колорадо очень красиво, если вы близко к горам. Я и сам подумываю теперь туда на лето ездить...

Прекрасный пост... очень теплое настроение, Миша, создали... а я вот тоже приучила себя к мысли, что мой дом - везде, где мне хорошо. На родину поехать не могу, увы, да и не хочу... даже могилы предков не посетить - они разрушены и город моего детства разрушен.
А жить в глухой провинции у моря у меня уже периодически получается, на пенсии тоже хотела бы жить так.

Спасибо, Вика. Просто я начал разбирать отцовские бумаги... Еще только совсем мало успел, тяжело идет.

В супер-мегаполисах житель в значительно мере обезличен, еще один муравей в гигантском муравейнике. Что мне еще не нравится, так это всепроникающая "понтовость". Это, наверное, следствие муравейника. Каждый или каждая хочет отличиться, а если по-существу нечем, то пусть хотя бы экстравагантным поведением или нарядом.

В маленьких городах это не так. Есть в них своя прелесть, есть время подумать о вечном.
С другой стороны, питательная среда и культурная жизнь тоже нужны. Вот и ломай голову ☺ где и как найти правильный баланс.

Главное по-моему, быть увлеченным в жизни и жизнью, чтобы не надо была думать каждый вечер: "Чем бы себя занять?"

хм... а у меня вот как раз наоборот было: приехав из провинциального города, где все выпендривались как могли, я просто наслаждалась "муравейником" - Питером, тогдашним Ленинградом, тем, что всем все равно, как ты одет, сколько у тебя денег и т.п. Это было ощущение полной свободы и полета)

Да-да, для меня тоже очень важно! Мы без памяти первого дома как черепашки без панциря.

?

Log in

No account? Create an account