traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Category:

Безумие 2

В связи с моим предыдущим постом у многих моих френдов возник один и тот же вопрос. Вопрос сложный, и мне надо собраться с мыслями, чтобы на него ответить подробно. А пока ... пока быстрый краткий ответ. Сначала две цитаты из воспоминаний Иоффе.

"Расскажу о проекте водородной бомбы, в котором сам принимал участие. Разработка проекта в СССР началась с предложения, внесенного в 1945 году Гуревичем, Зельдовичем, Померанчуком и Харитоном [...]. Идея заключалась в следующем. (На жаргоне эта система называлась "труба".) Длинный цилиндр наполнялся дейтерием. На одном конце трубы помещался тритиевый запал, который зажигался тем или иным способом и создавал очень высокую температуру. Далее по трубе распространялась взрывная волна реакции D + D. Такая система могла иметь любую сколь угодно большую длину и была дешева, так как дейтерий дешев, а тритий требовался только для запала. Мощность взрыва такой бомбы ограничивалась лишь возможностью ее транспортировки. Обсуждалась, например, идея, что бомбу, замаскировав, доставят на корабле к берегам Америки и там взорвут, уничтожив все побережье. (Ср. приведенное в "Воспоминаниях" Сахарова обсуждение сходной идеи, которое Сахаров вел с контр-адмиралом Ф. Фоминым. Интересна ответная реплика Фомина. Смысл ее был такой: "Мы, моряки, не воюем с мирным населением".)"

"В США после того, как атомная бомба была создана, а война окончилась, у многих физиков возникли сомнения в необходимости дальнейшей работы над атомной проблемой, в особенности в деле создания водородной бомбы. [...] Широко известна дискуссия между Р. Оппенгеймером и Э. Теллером по этому поводу и последующее дело Оппенгеймера.

В СССР ничего подобного не было. Возникает вопрос: почему? Естественный ответ на него - потому, что боялись, - не может нас полностью удовлетворить. Более того, ссылка на укоренившуюся в советском человеке привычку исполнять приказы не думая, как сказано в известной песне: "А если что не так, не наше дело, как говорится, Родина велела", также не проясняет ситуацию. Если бы работа ученых по атомной проблеме сводилась только к подневольному труду, то таких успехов, достигнутых за столь короткие сроки, не было бы. В высокой степени этот труд связан с творчеством, инициативой, невозможными при подневольном труде. [...] Мне кажется, все объясняется тем, что большинство создателей водородной бомбы - это люди поколения 30-х годов, в большей или меньшей степени, но верившие в социализм и его построение в СССР. Лишь постепенно и нередко в результате мучительной переоценки до них доходила истина, что страшное оружие, которое они создают, попадет в руки отъявленных злодеев. Воспоминания Сахарова, написанные очень искренне, в этом отношении весьма характерны: из них видно, что у Андрея Дмитриевича такое понимание стало появляться только в 60-х годах."

Теперь пару слов от себя. Цитата Иоффе слегка переупрощает ситуацию. Петр Капица еще с начала 30х годов не питал никаких иллюзий о характере сталинского режима. Ландау пришел к такому же выводу в конце 30х, еще до ареста и отсидки в тюрьме. Зельдович - в самом начале 50х, во время дела врачей. Юрий Федорович Орлов - в 1956 году, сразу после хрущевского доклада. Померанчук оставался "пламенным комсомольцем" корчагинского призыва до своей смерти в середине 60х. Опубликованные воспоминания *Сахарова и *Орлова дают более полное представление о процессе прозрения, во всей его сложности и неоднородности.

Но надо помнить, что советский атомный проект начался в середине самой кровавой войны за всю историю человечества, причем немцы побеждали по всем фронтам. Историческая трагедия состояла в том что Гитлеру противостоял другой кровавый безумный тиран, но люди сражавшиеся на войне - те люди, которые в итоге победили - об этом не думали. Флеров предупредил Сталина, (к счастью, Сталин услышал), что немцы и американцы работают над бомбой. Надо было догонять, и физики вложили весь свой талант и душу в это дело. И они сделали невозможное. (Капица был в опале и не участвовал, а Ландау, хотя и работал очень добросовестно, но безнициативно, и рано вышел из дела). В этом смысле, их нельзя сравнивать с Гейзенбергом. Немцы начали работу в 1939 году, задолго до американцев, и даже до нападения на СССР. Так что их моральное положение было совершенно иным. Для них это был сознательный шаг, а не шаг "в ответ на ..."



Джон фон Нейманн, Ричард Фейнман и Станислав Улам, ключевые лица в американском атомном проекте. Нейманн родился в Будапеште, Фейнман в Фарокевей под Нью-Йорком (но его семья приехала в НЙ в 1895 году из Минской губернии), а Улам родился во Львове. В своих воспоминаниях Улам захватывающе описывает довоенный Львов (тогда в Польше), и группу Банаха, одного из великих математиков первой трети 20-ого века, к которой он принадлежал.
Tags: bio, Безумие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments