traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Беседы с немецкими профессорами

Я уже писал, что я много и подолгу бывал в Германии. Поскольку вращаюсь я в академических кругах, то естественно мое общение сводится в основном к профессорам. Ах эти немецкие профессора!… Нигде в мире к университетским профессорам не относятся с таким почтением как в Германии (и прилегающих Швейцарии и Австрии). Если вы профессор, то к вам на официальном уровне будут обращаться Herr Doktor Professor N, а вашу жену будут звать Frau Doktor Professor N. У вас будет личная секретарша, а ваши соседи будут гордиться соседством. Все немецкие профессора (по крайней мере, все кого я знаю) музицируют: кто играет на фортепьяно, кто на скрипке, кто на флейте, а в субботу вечером собираются и играют трио или квартетом классическую музыку. У них сохранились некоторые средневековые семинарские традиции: университетская столовая всегда называется Mensa, семинары начинаются не ровно, скажем, в 11 или в час, а всегда в четверть двенадцатого, в четверть второго и т.д. После доклада докладчику не хлопают, а стучат костяшками пальцев по столу. Ну и, наконец, вечером вся группа, окружив докладчика, ведет его в непритязательный немецкий ресторан, из тех, куда туристы не ходят. Подают там крутое пиво и простую немецкую еду, которая гораздо милее моему сердцу, чем, скажем, изысканная французская, просто потому, что кое-чем из этого меню меня в детстве кормила бабушка.

(В общем, нравится, мне там, я люблю во всем порядок, наверное есть во мне какой-нибудь немецкий ген, а может просто слегка аутист...)

После второй-третьей кружки разговор обычно перетекает к общечеловеческим вопросам. Меня всегда интересовал вопрос, как могло случиться, что в стране которая дала миру таких титанов, как Кант, Лейбниц, Гете, Бетховен, которая была самой передовой технологической державой того времени, доминировала в научном мире в такой степени, что немецкий стал научной латынью, - как могло произойти, что сумасшедший Гитлер выиграл выборы 1933 года абсолютно демократическим путем? Почему?

Ответы, которые я получаю, можно разделить на 3 или 4 группы. Самая большая группа состоит в основном из профессоров в возрасте от 40 до 60. В прошлое они особо вдаваться не хотят. Ничего существенного из них вытянуть не удается. Обычно говорят, что по-видимому некоторую роль сыграла особая любовь к порядку - характерная черта немецкого национального характера. А затем сразу переходят к настоящему. "Мы выучили урок, - говорят они, - и построили настоящую социально-ориентированную демократию (ударение на демократию), с высочайшем уровнем культурной толерантности и открытости, с мощной экономикой… Мы первые в Европе. Разве можно сравнить нас с наглыми американцами, которые ничего не знают о социальном государстве, о мировой политике и об экологии? А об Израиле нечего и говорить, государство апартеида, вечный агрессор." Один молодой социал-демократ после четвертой кружки промямлил: "Гитлер немного не успел, а то вполне могло бы быть, что и не было бы сейчас никакой палестинской проблемы."

Во вторую группу входят обычно пожилые мэтры, помнящие войну. В 90-ые годы они были еще весьма активны в физике, и я с ними часто пересекался на своем научном пути. В 2001 году Гумбольдтовское общество отмечало 100-летие Вернера Гейзенберга большой конференцией по истории науки в Бамберге. О ней я расскажу отдельно. На этой конференции было много пожилых историков, и каждый вечер за ужином я беседовал то с одним, то с другим. Они с б'ольшей охотой говорили о причинах былых событий. "Видите ли, - говорили они, - когда ваш доход съедает инфляция, когда каждый день вы ждете, что потеряете работу и у вас не хватит денег на еду и квартиру, в такие времена простым людям не до Канта и Гете, и не до моральных принципов вообще. Если в этот момент находится лидер, который говорит, что знает как спасти страну, что во всех бедах виноваты жиды и коммунисты, то простые люди за ним идут. А интеллигенция? Что могла сделать интеллигенция? Ведь нельзя же требовать, чтобы интеллигентные люди совершали самоубийство? Интеллигенция вынуждена была молчаливо согласиться. Некоторая часть патриотической интеллигенции считала, что в тот исторический момент Гитлер был не плох для спасения Германии, хотя в душе и презирала его. Мы не виноваты."

Третья группа самая малочисленная. Ф. Л., мой долголетний соавтор, как раз к ней и принадлежит.



Евросоциализм он называет беззубой доктриной, а про генеральную линию партии (наверное, обеих, точно не знаю) говорит так: "Автобан плавно переходящий в проселочную дорогу." Америка ему нравится, он провел довольно много времени в MIT, и в восторге от Бостона. Сейчас его выгнали на пенсию (в Германии 65 лет - принудительный верхний предел), но он регулярно ездит в Технион, где у него, кажется, есть соавторы. Впрочем, он и раньше туда часто ездил.

О четвертой группе, самой молодой, и еще кое о чем в этой связи, позднее.
Tags: bio, Немецкие профессора
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments