traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Love story в зоне-шарашке



Начну этот пост так же, как уже однажды начинал (http://traveller2.livejournal.com/284782.html).

Я уже писал о своем сначала провальном а ныне возрожденном проекте книги об учениках
и коллегах Ландау http://traveller2.livejournal.com/2012/05/18/
"Under the spell of Landau: When Theoretical Physics Was Shaping Destinies"
Работая над главой о Зельдовиче, в одном из воспоминаний (не помню каком), я наткнулся на упоминание о трогательной истории любви в зоне-шарашке Аразамас 16, там где в конце 1940х-начале 1950х годов Харитон, Сахаров, Зельдович, Гинзбург и их сотрудники ковали ядерный щит для диктатуры пролетариата. (Раньше этот город назывался Саров, и теперь опять так называется). В этом мемуаре было буквально два-три предложения, но меня эта история сильно зацепила. Не мог успокоиться, пока не раскопал. Наверное, я ненормальный.

Итак, вернемся на 60 лет назад, в Арзамас-16. В то время большая часть советских физиков-теоретиков (и некоторые математики) - цвет теоретической мысли - так или иначе были вовлечены в работы на "объекте" - так назывался закрытый и совершенно секретный город Арзамас-16, где в немыслимо сжатые сроки была сделана советская водородная бомба. Все вспомогательные работы на объекте, не связанные с исследованиями, выполнялись заключенными. Среди них была и наивная девушка Оля. В 1944 году в разговоре с подругой она назвала Сталина властолюбивым и жестоким. Вскоре подругу арестовали, ну и … Олю арестовали несколько месяцев спустя, "судили" по статье 58-10 (антисоветская агитация), и, как и следовало ожидать, тройка впаяла ей 5 лет лагерей. Далее последовали стандартные Лубянка, Бутырка, Краснопресненская пересылка, этап, Нижнетагильский лагерь, а потом Кыштым.

Детство у Оли было непростым. В начале 20х годов ее мать бросила ее ради партийной работы. Отец остался один с тремя детьми. К счастью, Оля успела получить образование, выучиться на архитектора, и по-видимому была очень хорошим архитектором. Через какое-то время она оказалась в зоне Арзамас-16, где занималась домами для начальства и расписывала своды Саровского собора, когда его переделывали под театр. За хорошую работу ей разрешили перемещаться по зоне без конвоиров, лишь на ночь она должна была возвращаться в барак.

Тут и пересеклись пути Оли и Якова Борисовича Зельдовича. Оба были молоды, и между ними пролетела искра. Такое случается между мужчинами и женщинами даже и в лагере. Олин срок подходил к концу, появились надежды на будущее … К тому же, Оля забеременела.



Летом 1950 года, когда Зельдович был в Москве, Олю вызвал главный кагебешник объекта и предложил стать стукачем. Она отказалась. "Подумайте, у вас должен быть ребенок, а ведь мы можем вас отправить туда, куда Макар телят не гонял. То, что вы пережили до сих пор, это цветочки" - сказал он. Оля подумала и снова отказалась. После второго отказа он разозлился: "Пеняйте на себя!"

Через пару дней ее опять арестовали, на этот раз никакого "суда" не было вообще. Вот что она пишет: "Пришли вооруженные люди, взяли меня и увели. В зоне я была двое суток, но ни Яков Борисович, никто из моих знакомых ко мне не пришли. Они боялись… Наутро пришел Сережа, принес сумку от ЯБ. В ней были голубые перчатки, кашне и 5000 рублей денег."

Ее этапировали на берега реки Хан-Галас, в Поселок Дальний, участок Зимний, в тысяче километров от Магадана.

Ну и наконец, последняя цитата: "Наступил январь 1951-ого года. 19-ого января у меня начались схватки. На улице -50С, печь в доме топится круглые сутки. На медицинскую помощь рассчитывать не приходилось, так как при такой температуре масло в машине замерзает, а в поселке медпункта не было. Шелковую ниточку я приготовила заранее, закрыв ее в простерилизованной банке. На помощь пришла соседка, жена бандита Лешки, которая когда-то работала в медсанчасти. За стеной матюгаются пекари, на полу лежит снег, волосы примерзают к стене. Наконец раздается писк и наступает облегчение. Масштабной линейкой отмериваем пуповину, обрезаем ее ножницами и перевязываем заранее приготовленной ниткой."

Оля выжила, не смотря ни на что, надолго пережив Сталина и его Систему. Выжила и ее дочка, Анна Яковлевна. Сейчас она живет в Праге. Когда я за чашкой чая рассказал эту историю своим аспирантам, мне никто не поверил.

Простая история о времени и судьбах… простая?

http://samlib.ru/c/chertilina_a_s/istoriaodnoj.shtml
Tags: судьба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments