traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Гудрун

Сначала я познакомился с Гюнтером. Было это еще в Москве, куда он однажды приехал на конференцию. Хотя в то время он уже был солидным немецким профессором, он заинтересовался моими работами и собирался заниматься близкой тематикой.

Потом настали перестроечные времена, и в конце концов я попал в Германию. Гюнтер пригласил меня к себе. Жил он в трехэтажном особняке, в самом центре небольшого университетского города, с видом на реку. Особняк достался Гюнтеру по наследству, а городок был даже еще более красивым, чем другие немецкие городки. Гюнтер любезно предоставил мне весь третий этаж.

Думаю, что на этом этаже никто не жил с довоенных времен. По крайней мере, там всюду попадались обрывки пожелтевших газет с портретом фюрера, какие-то почтовые конверты со штемпелем 1939, 1937, 1942, … старые детские игрушки, покрытые пылью. Вид в окно был изумительный.

H




Гюнтер был настоящим интеллигентом. Как почти все немецкие профессора, он музицировал на полупрофессиональном уровне, на стенах у него дома и в кабинете в университете были развешены картины, он тонко, до деталей, знал европейскую историю, свободно говорил по-итальянски и французски, и просто был очень обаятельным человеком. Про картины он сказал, что у них в городе сейчас не лучшие времена для художников, и он время от времени покупает их работы, чтобы как-то поддержать. Беседовать с ним по вечерам за бутылкой хорошего вина было истинным удовольствием, даже если наши взгляды в чем-то и не совпадали. Впрочем, такие несовпадения были нечастыми.

Гюнтер познакомил меня со своей женой, очаровательной женщиной, специалистом по шумерскому языку. Таких специалистов во всем мире может быть 5-6 человек. Гудрун - так ее звали - рассказывала всякие интересные факты о шумерском языке. Поскольку я, можно сказать, лингвист-любитель (с натяжкой, конечно), выслушивать ее истории мне было не просто интересно, а суперинтересно.

Гудрун едва заметно прихрамывала. "Ерунда, - сказала она на мой немой вопрос, - наверное, ударилась где-то коленкой, через неделю пройдет."

В следующий раз я попал в Германию через пару лет: один немецкий фонд пригласил меня для сотрудничества с немецкими коллегами. Теперь уже я приехал к Гюнтеру с конкретным научным проектом. В первый же вечер он пригласим меня к себе на ужин. Гудрун уже сидела за столом, но когда она отлучилась на кухню, я заметил, что она прихрамывает гораздо сильнее. Убедившись, что она нас не слышит, Гюнтер, понизив голос, сказал: "У нее нашли рассеянный склероз."

Здесь я сделаю отступление. Рассеянный склероз, MS по-английски, это авто-имунная болезнь. Имунная система человека "сходит с ума" и атакует нервы, постепенно их разрушая. Лечить MS не умеют (по крайней мере, тогда не умели), но есть какие-то лекарства, которые иногда могут замедлить ход болезни.

Потом я приезжал в этот университетский городок каждое лето, на протяжении нескольких лет. Гудрун все еще рассказывала о шумерском языке с энтузиазмом. Сначала она стала ходить с палочкой, потом в инвалидном кресле,
потом у нее осталась активной только одна рука. Гюнтер за ней очень трогательно ухаживал. Голова у нее еще была ясной, хотя речь … Гудрун жаловалась, что сильные препараты, которые она принимает, действуют ей на память и речь.

Когда я приехал где-то в двухтысячном, Гюнтер сказал, что Гудрун больше на люди не выходит. Справляться с ней в одиночку он уже не мог, нанял сиделку, которая где-то обитала в глубине огромного особняка. Я ее не видел.

После этого несколько лет я в Германию не ездил, так получилось. От Гюнтера приходили редкие деловые письма-имейлы. Потом я попал в Берлин, на конференцию, и решил, что обязательно навещу Гюнтера, хотя путь от Берлина был неблизким. Поездка эта по разным причинам сложилась для меня неудачно, с самого начала, в аэропорту, все пошло наперекосяк, и так и продолжалось. В какой-то момент я решил, что бог хочет, чтобы я побыстрее убрался из Германии домой. И тем не менее, я заставил себя сесть на поезд.

В Институте Гюнтера не было. Оказывается, он вышел на пенсию и вместо физики занялся нейро-науками, совсем на другом факультете. Когда я его разыскал, он сказал мне: "Гудрун умерла. Совсем тяжелыми были последние 3-4 дня, а до этого она чувствовала себя довольно комфортабельно. Извини, я пожалуй пойду…"

Почему я об этом сейчас вспомнил? По воскресеньям я обычно просматриваю научный обзор БиБиСи, чтобы составить общее впечатление, и если что-то заинтересует, то почитать специалистов. Мое внимание привлекла заметка James Gallagher под названием "Рассеянный склероз: новое лекарство весьма эффективно". В ней написано: в Кэмбридже установили, что alemtuzumab
"eliminates the immune cells entirely, forcing a new immune system to be built from scratch which should not attack the nerves, and has better results than other options … although it is not a cure."

Разумеется, я не сильно доверяю (точнее, сильно не доверяю) журналистам, пишущим о науке для широкой ненаучной аудитории. В данном случае специалистов даже и почитать не могу: все равно ничего не пойму. Но все же, а вдруг?…

_63841950_m2100313-multiple_sclerosis,_mri_brain_scan

Скан мозга пациента больного MS.
Tags: судьба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments