traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Семнадцать мгновений осени. ИТЭФ



Арбатский дворик.

6. За истекшие 20 лет я был в Москве много раз, но ни разу мне не удавалось попасть в мой Институт. Так наз. 'пропускной режим' стал намного жестче, чем даже в брежневские времена, хотя охранять там нечего. Последняя действующая установка - низкоэнергетический ускоритель 50-летней давности - сгорел дотла пару лет назад, и судя по всему восстанавливать его не будут.

ITEP1

Вот смотрите: за главными воротами видно, что построен еще один металлический забор (в мое время его не было).

Все в мире имеет две стороны. Наверное, благодаря такому 'режиму', за забором сохранилась великолепная усадьба "Черемушки", с господским домом, часовней и изумительным парком и необыкновенной красоты прудом - и все это по нынешним временам в центре Москвы.

itep9

ITEP2



itep3

Старые постройки восходят к 18 веку. Новые возводились в конце 1940х годов, когда усадьба была передана Средмашу для организации Института в помощь Курчатнику. Впрочем, уже в мое время там не осталось никакой оборонной тематики, а вот режим остался, как мы видим, на много лет. На строительстве использовался труд немецких военнопленных и, говорят, даже узников ГУЛАГа. Когда я попал туда студентом мне рассказывали, что лепнину и паркет в усадьбе в начале 50-х восстанавливал какой-то умелец из заключенных. В 1970-х годах заключенных умельцев уже не осталось, так что и лепнина и паркет начали распадаться. Сейчас паркет в усадьбе (на первом этаже) заменен мрачным ковровым покрытием.

В усадьбе сейчас осталась дирекция (Институт потерял самостоятельность и стал филиалом Курчатника), международный отдел и некоторые теоретики, те, кто постарше. Взгляните наверх. Видите два круглых окна? В 18 веке за этими окнами была голубятня. В мое время на голубятне сидели (в тесноте, но не обиде) все аспиранты-теоретики, включая меня, плюс был филиал библиотеки. Девочка-библиотекарь все время говорила по телефону с подружками и жаловалась: "Господи, за что меня загнали к этим женатикам!..." Сейчас в бывшей голубятне запустение.

itep4

Какое-то кладбище умерших компьютеров и одряхлевших книг. Посидел за своим бывшим столом. Увы, ничего особенного не почувствовал...

itep8

Справа великий Саша Белавин. Эту фотографию я привожу для того, чтобы вы взглянули на былую славу Института. На стене висят фотографии Абрама Исаковича Алиханова (первого директора) и Исаака Яковлевича Померанчука (основателя теоротдела). Померанчук слева, Алиханов справа. Ни того ни другого я уже не застал. В мое время на стене в этом зале висели огромные портреты Маркса и Ленина. Куда они делись?...

Кабинет Померанчука.

itep5

Меня поразило почти полное отсутствие людей на аллеях парка и в коридорах и кабинетах моей alma mater. Пусто и тихо. В мое время жизнь кипела. Все кабинеты были буквально забиты теоретиками, молодыми и старшего поколения, и отовсюду неслись громкие вопли - люди обсуждали физику. И это несмотря на то, что сейчас теоротдел количественно вырос в два раза. Наверное, обсуждения переместились в другое место.

Gershtein_SS

Семен Соломонович Герштейн на церемонии.

Живой свидетель и участник самых славных страниц советской теорфизики. Близко знал буквально всех, от Ландау до Понтекорво, от Померанчука до Берестецкого, от Боголюбова до Логунова. И его все знали. Столько потрясающих историй в его памяти. Кстати, родился в Харбине, родители вернулись в Советский Союз (или, кажется, только мать, а отец умер?), и прямиком в ГУЛАГ. Работал в глубинке в сельской школе, а по ночам занимался теорфизикой. Ау, научные журналисты... почему вы с ним не беседуете? Где вы? Проснитесь!

Ну вот и все. До свидания.

itep7
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments