traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Ответственность. 2

Начало см. в http://traveller2.livejournal.com/347974.html

7a

Предыдущий пост был всего лишь преамбулой, которую мне хотелось бы поскорее закончить, чтобы перейти к основному моему вопросу. Но все же придется продолжить введение.

Воспомонания очевидцев и исторические изыскания резко делятся на две группы: советские публикации до 1991 года, которые не упоминают никаких зверст и лишь воспевают "героическую романтику революции" (хотя если читать между строк...), и публикации после 1991 года, цитирующие мемуары "с другой стороны". Я думаю, что истина где-то посередине.

Вот, например, из первой группы:

"Срочно было созвано общее собрание коммунистов Унечской РКП(б). Решался вопрос о бунте в Богунском полку. Организатор и председатель Красной гвардии на Западных железных дорогах товарищ Бессарабский докладывал о «плохом поведении» красноармейцев в Богунском полку. Собрание постановило Богунский полк разоружить, офицеров ночью арестовать...."

А вот из второй (Ф.Т. Васеко):

"...Хайкина возглавила в Унече ЧК еще до того, как «ввиду близости фронта стали появлятся переодетые офицера и генералы для эмиграции», так что «каковых до 200 человек было расстреляно» именно ей..."

"... Достаточно ей узнать чуждое настроение белогвардейца или буржуа-эксплуататора: «Расстрел»! - приказывала Фрума. И китайцы эту миссию выполняли безотступно..."



Надежда Тэффи:

"...Неделю тому назад проезжал генерал. Бумаги все в порядке. Стала обыскивать — нашла керенку: в лампасы себе зашил. Так она говорит: «На него патронов жалко тратить... Бейте прикладом». Ну, били. Спрашивает: «Еще жив?» «Ну, — говорят, — еще жив». «Так облейте керосином и подожгите». Облили и сожгли...."

Владимир Амфитеатров-Кадашев:

" ... Хавкина (sic!) занимала пост пограничного комиссара Чрезвычайки в Унече и отличалась 1) свирепостью, 2) честностью: она не присваивала себе ограбленных с проезжающих вещей, но, собрав достаточную их толику, отвезла в Москву и повергла к стопам Ленина (это было незадолго до покушения Каплан). В Москве были так удивлены, что долго не хотели верить: еще бы, нашлась честная чекистка! Свирепость Хавкиной при допросах лиц подозрительных достигла неимоверных размеров: она, например, делала бритвой надрезы на теле допрашиваемых и поливала эти царапины одеколоном..."

Уже после смерти Щорса Фрума родила дочь Валентину. После этого вскоре она уехала в Москву, где через какое-то время поступила (по-видимому, по пролетарскому набору) в МВТУ. Мне сказали, что она была первой женщиной, окончивший этот весьма непростой технический вуз.

В годы сталинской индустриализации Ростова-Щорс участвовала в ГОЭЛРО (в строительстве Новороссийской, Днепродзержинской, Кузнецкой и Челябинской ГРЭС); он же руководила строительством Уральского автозавода в Миассе. Непосредственно перед войной Ф. Е. работала в Москве на 1-м и 39-м авиазаводах, а после войны в Наркомпроссе.

Однажды она чуть сама не попала в Гулаг. Директор одной из электростанций, на которых она работала, предвидя неминуемые аресты, предложил ей немедленно покинуть город, что ее и спасло.

В конце 1930-х годов, когда сталинский агитпроп возвел Щорса в статус героя революции и гражданской войны, Фруме Хайкиной дали квартиру в "Доме на набережной" и госдачу. О последней остались любопытные воспоминания блогера под ником elmelae:

"... Баба Фрума Щорс, о которой я сегодня узнала столько интересного, жила на госудраственной даче в Малаховке, принадлежавшей сначала Совнаркому, а потом Мосдачтресту. Дача была летняя, неотапливаемая, так, финский домик, удобства на улице. Даже телефона не было, она ходила звонить к нам. Моя бабушка, вдова известного на всю Малаховку врача, была ее партнером по лото... Мы резались в лото, как заведенные. И академик Халатников приезжал часто из Черноголовки, где он командовал институтом имени Ландау, имел он двух дочерей, одну красивую - ту самую Елену, вторую - не помню, как ее зовут, страшную как моя жизнь, но очень умную. Она уже в то время, будучи совсем молоденькой, писала диссертацию, в то время, как вторая гуляла и рожала детей. По-моему, у Елены было две дочери. Но точно сказать не могу. Фрума Щорс, абсолютно тихая старуха! Валентина была шумной, а Фрума..."

Я и академика видела часто - тоже звонить ходил... Идет такой в трусах и носках; тетка моя, бывало, скажет ему - Ися, ну ты же академик, ну привези ты себе шорты наконец! А он - Минна, у меня Валя, дети, у Лены тоже дети, какие шорты!..."

Кстати, о "Доме на набережной" и Юрии Трифонове.

" ... одним из руководителей местных чрезвычаек [в Унече] был Валентин Андреевич Трифонов - большевик со стажем, с марта 1917 года - секретарь большевистской фракции Петросовета, комиссар Васильевского острова. С октября 1917 года Трифонов - член Главного штаба Красной гвардии Петрограда. В январе-марте 1918 года был членом Всероссийской коллегии по организации и управлению Красной армией. Был чрезвычайным уполномоченным, формировал красноармейские отряды в Украине, на Донбассе и Урале. Расстрелян в 1938 году. Известный советский писатель Юрий Валентинович Трифонов приходился ему сыном..."

Так что весьма вероятно, [практическо 100%-но] Фрума Хайкина была знакома с отцом Юрия Трифонова.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments