traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Еще о Бакуриани и душе

Продолжение. Начало см. тут

бакуриани

Ах, Бакуриани, Бакуриани… Место, где разбивались лыжи, лыжники и сердца. Место, где я впервые встал на горные лыжи. Было мне тогда 35, и был я безрассудным: в первый день сразу же отправился на самую верхушку Кохты-2, и пропахал носом и ребрами все крутяки и трубы на склоне, каждый бугорок… Ах, это иссине-филотевое небо, хруст подмерзшего снега в полночь, ночные походы в деревенскую пекарню за горячими лавашами, послеобеденные лекции и семинары - волю в кулак, чтобы не заснуть после изнурительных спусков и чтобы забыть о ноющей боли во всем теле.

bakuriani_snowfall_big

Впрочем, об этом я уже писал. А сегодня я хочу написать несколько слов о Давиде Михайловиче Котляревском, (которого все почему-то звали его Юрой), организаторе и бессменном директоре Бакурианской школы до самого ее конца, который наступил в связи с развалом Советского Союза.

Yura Kotliarevsky2



Давид Котляревский родился в 1931 г. в Житомире. В 1941 году тяжелейшая эвакуация, побег от наступающих немцев. Все, кто не успел, погибли. Давид попал в Тбилиси, где он прожил ровно 50 лет, до фактического развала Института и отъезда в Израиль.

Котляревский был однолюб: окончил Тбилисский университет, в котором влюбился в физику космических лучей, да так и проработал 40 лет в этой области в Институте физики им. Э.Л.Андроникашвили в Тбилиси. И умер как настоящий мужчина, одномоментно, в 2004. Сделал шаг в море, и сердце остановилось.

Цхра-Цкаро

На грузинской станции космических лучей Цхра-Цкаро Давид-Юра, зачастую проводивший там, оторванный от "Большой земли", долгие зимние месяцы, был генератором идей и прямой движущей силой. В буквальном смысле: помимо науки, нужно было уговаривать жителей горных деревушек снабжать лабораторию продуктами, договариваться с электриками (магниты жрут много энергии), офицерам-пограничникам рассказывать что-то о физике, чтобы они не нервничали, и, конечно, не забывать о районном начальстве.

Наши научные интересы мало пересекались: я - теоретик, он был экспериментатором, я занимался в то время кварками и глюонами, а он космическими лучами. О научном пути Котляревского можно почитать у Марка Перельмана. Я же скажу несколько слов о личном знакомстве.

Справа Котляревский, слева Д.В. Ширков, за обсуждением физического вопроса в Бакуриани.

Yura Kotliarevsky3

Котляревский рано понял, что у него в руках мощный магнит, который мог собрать в одном месте (почти) всех советских физиков, занимавшихся высокими энергиями, а именно, склоны Кохты. У нищих невыездных физиков не было другой возможности покататься на горных лыжах, кроме Бакуриани с его Домом физиков. Поэтому каждый год в январе все - от аспирантов до звезд - на две недели десантом выбрасывались в Бакуриани. Какой там был эмоциональный подъем… Какие задачи решались и судьбы вершились!

Второй справа Котляревский, крайний слева Джонни Чкареули, единственный из сотрудников старшего поколения, оставшийся в Тбилиси. Имена двух других я не могу вспомнить. Беседа в столовке. Стена сзади была грязно-зеленого цвета, а через окошко-щель повар подавал харчо и жаркое, в котором иногда удавалось выловить кусочек мяса. Но не каждый день.

kotl-bakuriani

Я впервые попал туда в 1984 году. Еще до того, как я познакомился с Котляревским, мне несколько человек рассказали о нем одну и ту же историю. В 1982 году, за несколько месяцев до Брежнева, умер Суслов, Серый большевистский кардинал СССР. Было это как раз во время Бакурианской школы.

Директор одного из физических институтов, присутствовавший на школе, большая партийная шишка, подошел к Котляревскому и сказал: "Давид Михайлович, вы как, сами скажете и объявите минуту молчания или это сделать мне?"

Котляревский сначала опешил, почесал затылок и наконец нашелся: "Не, ну если бы это был Брежнев…"

Летом...

Pirosmani_Funicular

Разумеется, были лыжные соревнования. Рита однажды заняла первое место в разряде 'лыжник первого года'. А соревнования по танцам… Первое место неизменно занимала Наташа Манджавидзе. Когда она танцевала, казалось, что тело ее без костей - сгусток чистой энергии и огненной страсти.

Танец

танец

Такой я ее и хочу запомнить.

После развала Института, Наташа работала в Вашингтоне, в НАСА. К сожалению, она умерла очень рано от рассеянного склероза. Кстати, ее родители тоже были физиками. Возможно, кое-кто читал книгу, написанную ее мамой, Ниной Ройнишвили.

Наташа в Вашингтоне незадолго до смерти.

NatalieMandzhavidze

В 90-ые годы все в Бакуриани пришло в развал и разорение. На лыжных базах поселили беженцев из Абхазии, которым, естественно было не до горных лыж. Станцию космических лучей закрыли. Почти все из Института разъехались: кто в Европу, кто в Израиль, кто в Америку. Одна из суперзвезд нынешней немецкой физики - Гия Двали - оттуда, из бакурианского детства.

Правда позднее, в 2000х, горжнолыжное катание там возродилось, и даже на более высоком уровне. Как мне сообщили, Кохта уже не котируется, работает новая трасса на Дидвели, гораздо лучше старой, на Кохте.

bakuriani2

А вот Дом физиков умер. Умер Давид-Юра Котляревский, и умерла его - Дoма физиков - душа, и умерла Бакурианская школа…


******

Ближайшие от меня горы, которые можно сравнить с Бакуриани, находятся в Юте. Полторы тысячи миль, два полных дня на машине… По вот такой абсолютно прямой дороге через безлюдье.

100_4739

PS: За фотографии спасибо Джонни Чкареули и Олегу Канчели. Первая фотография принадлежит cyxymu
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments