traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Еще о русских семинарах

Oblozhka copy

Некоторые читатели моего поста о русских семинарах восприняли мои воспоминания как негативные. Это совсем не так. Не будем делать поспешных суждений. Каждое явление следует оценивать в соответствующем историческом контексте. А контекст был непростой. Изоляция от внешнего мира была полной в течении 30 лет начиная с середины 1930х. К моменту моей защиты железный занавес лишь слегка приподнялся. По сравнению с западным теоретическим сообществом, нас было мало. Чтобы с ними успешно конкурировать, надо - просто необходимо - было держаться вместе и помогать друг другу. Экспериментальные данные, получаемые в основном на западе, достигали нас с запозданием. В предисловии к другой своей книге "Under the Spell of Landau" и тут я писал примерно следующее.

"Культура "агрессивного ведения" семинаров выросла внутри школы Ландау и была необходима для поддержания высокого уровня теоретической физики в тех условиях. Уникальную школу, которой можно и нужно гордиться и сейчас, Ландау создал внутри сталинской системы, построеной на абсолютной власти и строжайшей иерархии. В той чрезвычайной ситуации пирамидальная структура частично проникла и в теоретическое сообщество, которое отчасти напоминало средневековый орден, с Великим Магистром во главе, Магистрами вокруг него, и рыцарями без страха и упрека на более низких уровнях пирамиды. Если сатрапы Сталина опирались на грубую силу, Великим Магистр был великим благодаря своему научному авторитету, глубочайшему проникновению в суть теоретической физики и беспредельной преданности науке."

Оглядываясь назад из своего теперешнего далека, я думаю, что такой спартанский подход - слабых сразу вниз со скалы, зато сильные вырастут настоящими воинами - несмотря на чрезвычайные обстоятельства можно было бы смягчить без ущерба для дела. Люди бывают хрупкие, и даже таких надо щадить. Но я лично от него только выиграл. После такой закалки мне не страшна никакая аудитория.

А теперь, для большего понимания, я приведу еще один кусочек из моего введения в ITEP Lectures.



"По традиции, те немногие избранные, кому разрешили съездить в загранкомандировку, должны были выступить на семинаре с научным отчетом. Если А или В удалось побывать на конференции на западе, это не рассматривалось как личное дело А или В. Они были нашими послами, представлявшими весь теоротдел. Это означало, что коллега мог попросить А или В рассказать не только о своей работе, но и о работе невыездного бедолаги С. (Знают ли нынешние молодые люди, что такое "невыездной"?) Плюс, и А и В должны были не пропустить ни одного доклада, включая и те, которые были им совершенно не интересны. Зато они могли быть интересны для другого невыездного бедолаги D. Все свежие результаты, услышанные во время конференций на западе, должны были докладываться на семинарах.

Слухи, как научные так и ненаучные, шли как десерт, где-то в десятом часу вечера. Я помню как после своего первого визита в Голландию, Юрий Антонович Симонов упомянул, что он был очень впечатлен от зрелища людей, ходящих по улицам с улыбкой на лице. Он сказал: "Сначала я никак не мог понять, почему они все такие улыбчивые, но потом в конце-концов понял - потому что они не озабочены строительством коммунизма!"

Это замечание дорого обошлось Юрию Антоновичу. Оно быстро стало известно "кому надо", и он перестал быть выездным на много лет. Когда западные коллеги его приглашали, он должен был отвечать, что из-за сильной аллергии никуда заграницу поехать не может.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments