traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Одержимые идеей. 1

marquit facebook

Средства массовой информации, сконцентрированные в руках государства, могут превратить любой народ в единогласную толпу, если искусно и систематически раздувать истерию, фальсифицировать информацию и играть на низменных чувствах. Это явление хорошо изучено психологами, работавшими в Германии после 1945 года. По-видимому, сейчас появятся новые данные.

Сейчас я не об этом феномене, а о более редком - о самоиндоктринации. Это когда у образованных и вроде бы нормальных людей сама по себе появляется навязчивая идея/идеология, которая идет в разрез с окружающей действительностью.  Ну, скажем, отрицание научной медицины и религиозная вера в медицину альтернативную, когда скажем рак лечат гомеопатическими таблетками или с помощью "целителей".

Я расскажу о еще более экзотическом примере - фанатичном борце за дело Маркса-Энгельса-Ленина и за рабочий класс - в нашем университете. Особенную пикантность этой истории придает тот факт, что рабочего класса в Америке нынче практически не существует. Нарратив этот любопытен деталями, а мне он интересен еще и с исторической точки зрения.

Начну с начала. Есть у нас на физфаке профессор Emeritus Эрвин Марквит. Сейчас ему 88 лет, но когда я сюда попал, он еще не вышел в отставку, и мы изредка с ним пересекались на факультетских ужинах и других мероприятиях. Однажды лет 10-15 назад, уже после его отставки, я случайно оказался за одним столом с ним и его женой. Познакомились. Узнавши, откуда я, они стали мне объяснять с пылом и жаром (особенно неистовствала его жена), как счастливо жили люди в Советском Союзе, и какой трагический выбор я сделал, приняв предложение Университета и, таким образом, потеряв навсегда место в раю. Paradise lost forever!

Очень мягко я пытался рассказать им о реалиях коммунистического парадиза, но они меня меня не слушали, только заводились все больше. Разговор перешел на повышенные тона, я не сдержался и накричал, а Эрвин сказал с большой гордостью: “Я был и до смерти останусь членом коммунистической партии США, и не могу сидеть рядом с таким человеком как вы за одним столом!”

Тут они встали и перебрались за другой стол. Я даже не успел их расспросить, что именно он имел в виду под своим членством. Ведь к тому времени коммунистическая партия США, лишившись секретных денежных вливаний из Москвы, полностью развалилась.

На этом преамбула кончается. Несколько дней назад весь физфак получил от Эрвина электронное послание, в котором он, подведя итог своей политической карьере, сообщает, что у него диагностировали рак, не поддающийся лечению, он пишет мемуары о своей уникальной жизни коммуниста в антикоммунистической стране, и хотя и не вполне окончил свои записки, хочет, чтобы все желающие смогли их прочесть уже сейчас. Такое вот прощальное письмо...

Эрвин практически ровесник моего отца, также как и он из черты оседлости, из бедной семьи, и мне захотелось узнать о его жизни поподробнее, хотя бы, чтобы сравнить испытания, выпавшие на долю моего отца с его испытаниями. Вся книга (еще не дописанная) около 400 страниц, пестрит именами и неведомыми мне событиями. Читать ее внимательно подряд невозможно. Но некоторые кусочки мне удалось выхватить. И еще я поговорил с сотрудниками, которые помнили Эрвина в те дни, когда он еще активно занимался физикой. А было это в 1960-ые годы…

В этом и следующем постах я попробую кратко пересказать Жизнь Эрвина Марквита, американского пионера, комсомольца и коммуниста, с середины 20х годов и до настоящего времени, записанную им самим.

Повествование начинается в Одессе 1905 года. Там жила-была большая семья: соломенная вдова Малка Лапатухина с 8 детьми. Муж ее несколько лет назад отправился искать счастья в Америку, и запропал. В 1905 году по Одессе прокатился особенно кровавый еврейский погром, несколько тысяч было убито, и Малка решила отправить детей на поиски отца. Среди них был 14-летний Лазарь Лапатухин, на котором мы сконцентрируемся. Дети пересекали российско-румынскую границу по двое, с помощью взяток и тем и другим пограничникам, а оттуда в Гамбург, на пароход в Нью-Йорк. Лазарю пришлось это проделать дважды, поскольку первая попытка была неудачной. В отличие от своих братьев и сестер, которые были озабочены только тем, как помочь семье свести концы с концами, Лазарь с 12 лет ходил по всяким сходкам, то ли эсеров, то ли РСДРП. Эрвин точно не говорит. Сходки и все.

По прибытии в НЙ, на Эллис айленде непроизносимую фамилию Лапатухин, сменили на Марковиц. Так Лазарь Лапатухин стал Лео Марковиц. Позднее за ним последовали какие-то дяди и тети, но один дядя остался в Одессе, по-видимому был видным меньшевиком и сгинул в водовороте 1930-х.

В НЙ Лео Марковиц пошел в школу типа советского ПТУ. Там за несколько лет его обучили английскому, бухгалтерскому учету и ремеслу закройщика. В то время НЙ был мировым центром модной женской одежды. В городе было много сотен мастерских, где недавние эмигранты (в основном, еврейские женщины) с раннего утра и до ночи шили одежду для всего мира. Платили им разумеется мало, но они были счастливы, что заработок был стабильным, дети всегда накормлены, и еврейский погром им не грозил. Русско-еврейская община НЙ была огромна в те годы: множество школ, выходило много газет и журналов на идише (в одной из газет регулярно печатался Башеви Зингер), были и театры, и все, что угодно.

Трудовой цикл Лео Марковица был весьма своеобразным. Он устраивался в мастерскую, работал несколько месяцев, но потом партийные заботы вытесняли из его головы все остальные, и его естественно увольняли. Лео стал организатором профсоюзов. Эрвин с гордостью пишет о своем отце примерно следующее: "Лео с двумя крепкими помощниками входил в мастерскую, запирал в конторе хозяина и менеджера, запирал все выходы, и устраивал собрание работниц с целью заставить их вступить в профсоюз. Ответ 'нет' он пропускал мимо ушей; собрание длилось до тех пор, пока работницы не подписывали приготовленный им коллективный договор. После этого Лео с помощниками и этим договором шли в контору, и объясняли хозяину/менеджеру, что подписать этот договор в их собственных интересах, а не то… Такая тактика срабатывала почти всегда, за исключением редких случаев, когда менеджер сам оказывался крепким парнем. Тогда Лео с друзьями выкатывались из мастерской побитыми…"

Вполне себе большевистский метод.

Продолжение следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments