traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Category:
Пребывая в IHESe, невозможно не попасть в разговор об Александре Гротендике, гениальном математике, жизнь и судьба которого навевает воспоминания и о Григорие Перельмане и об Андрее Дмитриевиче Сахарове и много других воспоминаний… Граница между истинной гениальностью и сумасшествием размыта: один шаг вправо или влево, и граница пересечена в том или ином направлении. Думаю, очень не многим людям выпадает пережить состояние гениальности, одновременно эйфорическое и горькое из-за одиночества. Буквально единицам.

Разговоры о Гротендике возникают в IHESe и за обедом, и за ежедневным 4 o'clock tea, и просто так. Чтобы попасть в секту "посвященных", я решил прочесть книгу воспоминаний, которую Гротендик пишет много лет, и все никак не кончит.

250px-Alexander_Grothendieck

Когда прочту, напишу подробнее, а пока для затравки одна цитата. Даже не совсем цитата, поскольку соответствующий пассаж в книге занимает 3 страницы. Поэтому я бессовестно позволил себе отрезать конец:

" У меня в жизни было три главные страсти. И в конце концов я понял, что за ними, по сути, стояло одно и то же глубокое стремление. …

Первым из трех во мне проснулось влечение к математике. Когда мне было семнадцать лет (я только-только окончил лицей), меня заинтересовала эта наука. На вид это была вполне безобидная склонность, которой я и поддался. Однако, она довольно скоро переросла в настоящую страсть, и управляла моей жизнью ни много, ни мало - двадцать пять лет кряду. Я «познал» математику задолго до того, как познал свою первую женщину (если не считать той, с которой я был в такой непостижимо тесной связи с самого своего рождения). И надо сказать, что эта первая в моей жизни страсть, несмотря на годы, по сей день не утихла до конца. Она больше не управляет моей жизнью; от нее, как и от меня самого, в общем, ничего не зависит... Иногда ее зов становится тише, а подчас как будто и вовсе умолкает - но лишь с тем, чтобы в один прекрасный день вдруг заговорить снова, пылко, как никогда. Когда-то это была, что называется, всепожирающая страсть; но я уж больше не отдаю ей своей жизни на растерзание. И все же она оставила глубокий отпечаток в моей душе; думаю, годы его не изгладят. Так память любовника хранит образ первой возлюбленной, не замечая прошедших лет.

Поиск женщины - вторая страсть в моей жизни. Искать женщину, вообще говоря, не то же самое, что искать для себя подругу или жену; мне удалось взять это в толк не раньше, чем самый поиск для меня завершился. Это случилось со мной, когда я понял, что то, что я искал, найти невозможно. И не нужно, потому что всю дорогу я носил истинный объект своих поисков в себе самом.

Страсть к женщине заговорила во мне в полный голос лишь после того, как умерла моя мать (и пять лет спустя после моей первой любовной связи, от которой родился сын). Тогда, двадцати девяти лет от роду, я и женился; у нас появилось трое детей. Привязанность к детям оказалась для меня неотделимой от любви к их матери. Полюбив женщину, ты чувствуешь, что от нее исходит некая сила; неведомое силовое поле действует на тебя, притягивает к источнику. Привязанность к общим с ней детям - часть этой силы.

Эти две страсти во мне с самого начала между собой жили мирно, не вступая в конфликт. Вероятно, в глубине души я ощущал близкое родство между ними. С появлением в моей жизни третьей страсти (не раньше) я, наконец, ясно увидел связывающие их нити, и в полной мере ощутил глубину их единства.

… Третья страсть - попытка заглянуть в самого себя, понять что в моей душе управляет моими поступками и выбором...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments