traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Лаура

Будапешт в начале 20-го века.




Работая по вечерам после работы над подготовкой к печати книги о Хоутермансе и Гольфанде и разбирая дневники Шарлотты Хоутерманс, полученные от Джиованны Фьелштад (http://traveller2.livejournal.com/374992.html), я наткнулся еще на одну загадку, а разгадав ее узнал об удивительной женщине. В дневнике Шарлотты есть описание страшной Москвы 1937 года (оно будет воспроизведено в книге), и там в одном месте упоминается Лаура Михайловна Стрикер. Ранее я уже отгадал загадку про Эву Стрикер-Цайзель (http://traveller2.livejournal.com/424190.html),
поэтому резонно было предположить, что это ее родственница. Оказалось, что это ее мать.

Лаура Поланьи родилась в 1882 году в Вене. Она была старшим ребенком Михая Полачека и Сесилии Вол. (Фамилия позже была мадьяризирована и превратилась в Поланьи.) Семья эта была весьма зажиточной. У Михая Поланьи была компания, строившая железные дороги. Когда центр ее (компании) деловой активности сместился в восточную часть Австро-Венгрии, вся семья перебралась в Будапешт. В семье было множество детей - братьев и сестер Лауры. За их образованием следили многочисленные гувернантки.

Надо сказать, что семья Поланьи была необычная. Несмотря на свое положение в самом верху буржуазной пирамиды тогдашнего Будапешта, Сесиль и все ее дети были приверженцами социалистической идеи. Семейная легенда гласит, что после того, как Сесиль окончила гимназию в Вильнюсе, ее родители отправили ее в Вену для того, чтобы отвлечь ее от революционных молодежных движений, которые набирали силу в родном Вильнюсе. Приглядывать за Сесилью должна была ее подружка, Анна Львова. Но Анна вскоре вышла замуж за некоего Самуила Клячко, который дружил со многими российскими революционерами (Троцкий и Радек, среди прочих). Дружба между семьями Поланьи и Клячко продолжалась всю жизнь.

Министерский декрет от 1895 открыл для женщин факультеты медицины и искусств в Будапештском университете. Лаура была в в первой небольшой группе девушек, поступивших на факультет искусств Будапештского университета по специальности история в 1900 году.

Andrássy Avenue - улица, где жила семья Поланьи.



Еще студенткой университета Лаура заинтересовалась еще только нарождающимся феминистским движением. В 1904 она вышла замуж за бизнесмена Шандора Стрикера. После рождения двух детей в 1905 и 1906 Лаура вернулась к общественной жизни, в 1909 году защитила докторскую диссертацию по экономической политике, а во время буржуазно-демократической революции в Венгрии в 1918-19 годах втянулась в бурную политическую жизнь. Венгерская Демократическая республика во главе с графом Карольи продержалась 9 месяцев. В предстоящих выборах в парламент Лаура была внесена в список кандидатов от радикально-социалистической партии. Она вела активную предвыборную кампанию и надеялась победить. Однако выборы не состоялись. 21 марта 1919 года коммунисты совершили государственный переворот и объявили Венгерскую Советскую республику. Как всегда, сразу же наступили времена красного террора, с расстрелами врагов революции и вообще всех классово чуждых элементов. К счастью, Венгерская Советская республика пала 6 августа того же года, а (к несчастью) большинство красных комиссаров бежали в РСФСР помогать своим братьям на востоке.



Насмотревшись на ужасы и зверства, совершаемые во имя светлого коммунистического будущего, Лаура охладела к политике в целом и к социалистической идее в частности. Она вернулась к академическим исследованиям Австро-Венгрии в 17 веке, приносящим приятную радость бытия.

Но ее дочь Эва Стрикер вовсе не охладела, и (по-видимому) в 1930 году отправилась строить социализм в СССР. Что из этого вышло я уже писал (http://traveller2.livejournal.com/424190.html). Когда весть об аресте дочери дошла до Лауры, она бросила все свои дела и немедленно отправилась в Москву с целью вызволить ее из застенков НКВД.

С кем именно она встречалась в Москве и насколько именно ее усилия помогли освобождению дочери через 16 месяцев заключения в тюрьме НКВД - неизвестно. Известно только, что она досконально изучила все законы РСФСР и уголовно-процессуальный кодекс (так же как позднее законы США), и знала их намного лучше следователей НКВД.

Когда Лаура вернулась в Венгрию после освобождения Эвы, московский опыт заставил ее снова пересмотреть жизненные приоритеты. С этого времени всю свою энергию и все свое время она направила на то, чтобы переправить многочисленных родственников и друзей в Соединенные Штаты. Дело это было непростое, поскольку поток желающих бежать из Европы был огромен, а квоты на въезд в США весьма ограниченны. Надо сказать, что семья Поланьи была огромной и занимала очень видное место на культурной и научной сцене в Венгрии, и даже за ее пределами. Я, например, знаю проблему Полоньи в современной физике высоких энергий, связанную с суперпартнером гравитино…

Используя родственные связи и глубокое знание иммиграционных законов США, Лаура сумела спасти почти всех своих близких и дальних родственников и даже некоторых друзей. Только в семье ее младшей сестры Софи конец был трагическим: вместе со своим мужем и двумя детьми, она погибла в немецком концентрационном лагере. Но третьего ребенка удалось спасти.

Сама Лаура была арестована Гестапо в Вене (после аншлюса), но ей все-таки удалось бежать: она прибыла в США последней в 1939 (или 40м) году. Ей было 57 лет.

Лаура поселилась в Нью-Йорке. Надо, сказать, что чувствовала она себя неважно. Не физически не важно; наоборот, она была полна энергии. Но...

После стольких лет борьбы, вдруг пустота. Ее помощь больше никому не нужна. Так же как и ее знания истории Австро-Венгерской империи. Или советских законов. Вокруг чужая культура, чужие люди. Проходят дни, а телефон в квартире молчит…

И тут - о чудо - большая удача. Американский историк Брэдфорд Смит задумал уточнить биографию американского героя, капитана Джона Смита, основателя Вирджинии в 17 веке, фигуры чья репутация считалась сомнительной. В свое время этот герой, капитан Смит, совершил большое путешествие по Венгрии и Трансильвании, о чем оставил воспоминания, считавшиеся недостоверными (нечто вроде барона Мюнхгаузена). Брэдфорд Смит искал ассистента, который был бы в состоянии прочитать венгерские и латинские источники и проверить венгерскую топонимику и события, описанные в воспоминаниях героя-капитана. Сверхзадача была восстановить его репутацию. Карл Поланьи, в то время коллега Bradford Smith`а по Беннингтон, рекомендовал образованную европейскую леди за шестьдесят, Лауру Поланьи (которая как бы случайно оказалась его сестрой).

✸ Captain John Smith, гравюра с раннего портрета кисти Simon de Passe. Именно этот бравый капитан фигурирует в истории о Покахонте.



Лаура возродилась. Буквально. Она снова стала счастливой. Работа захватила ее полностью. Переписка с архивами, поездка в Австрию и беседы с австрийскими специалистами, изучение европейской и американской научной литературы по этому периоду в Трансильвании, переводы документов…

Итогом этого огромного труда стало эссе Laura Polanyi Striker, “Captain John Smith's Hungary and Transylvania”, которое до сих пор остается лучшим источником по этому вопросу.

Лаура Поланьи-Стрикер умерла в 1957 году (по другим источникам, 1959). Вот, что писала о ней в 1968 году Лаура Ферми (жена лауреата Нобелевской премии Энрико Ферми) в книге “Выдающиеся иммигранты: интеллектуальная миграция из Европы в 1930-41 годах”. При оценке по-настоящему грандиозного вклада европейских интеллектуалов-беженцев в американской культуре и науке, Л. Ферми не забыла и о Лауре Поланьи-Стрикер, про которую она пишет: “… несмотря на свой преклонный возраст, она совершила самый необычный подвиг [...], после того как она приехала в эту страну".

Как я люблю истории, имеющие happy end!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments