traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Новогодняя история состоящая из пролога и эпилога



Давным давно моя семья с дедушкой и бабушкой жили в хибаре на Цветсковском переулке, рядом с Инвалидным рынком. В 1957 году весь рынок, включая и нашу хибару, сравняли с землей: это было начало массового строительства. А нам дали взамен двухкомнатную квартиру у черта на рогах, на Новом шоссе.

Восьмиэтажный дом, в который мы переехали, был построен перевернутой буквой Г и являл из себя чудо из чудес: в квартирах были установлены газовые плиты и ванны с холодной и горячей водой! Наш дом был единственный посланец из будущего, остров в море хибар, типа той, из которой мы приехали. Новое шоссе, насколько хватал взор, перерезало это море как мост, возле которого постепенно начали появляться и другие острова.



Наш двор был отгорожен от остального мира перекладиной буквы Г с одной стороны, большим металлическом забором, окружавшим какой-то НИИ, о котором ходили странные слухи (будто бы сотрудники оттуда выходят, но никогда не входят), с другой стороны. С третей стороны был огромный пустырь, тянувшийся до железной дороги, а с четвертой стороны, чуть в удалении, был асфальтный завод, с огромным конусом песка и ядреными запахами в те дни, когда ветер был с той стороны. В нашем доме на первом этаже был продовольственный магазин, единственный на всю округу, с винным отделом, где никогда не было отбоя от посетителей.



Мы жили кажется на 6 этаже, под нами жил мальчик Юра, мой ровесник, с которым мы играли шахматы, а над нами непонятная семья: крикливая неопрятная женщина с множеством сыновей, муж которой то появлялся, то таинственно исчезал. Один из ее сыновей был почти моего возраста, т.е. лет 11-12 на время описываемых событий (прибл. 1961). Все, включая мать, звали его Колька.



Для меня наш двор был центром вселенной. Колька, будучи задиристым и беасшабашным мальчиком, за год-два сколотил в нем свою дружину преданных коммисаров. Дружинники собирали с очкариков типа меня дань в виде перочинных ножиков, бит, марок и разных других мальчишеских богатств. Но до определенного времени черты они не переходили, и мы – непосвященные в дворовую аристократию – даже играли вместе с ними в одни игры.

Однажды летом мой папа сколотил стол для настольного тенниса для общего пользования. Разумеется стол не удовлетворял никаким стандартам теннисной федерации. Разве можно было сравнить его с тем, что сейчас продается в любом спортивном магазине! Но тогда в магазинах ничего не продавалось, так что выбирать было не из чего.

Стол стоял во дворе, в центре, и к нему всегда была очередь. Там были классные игроки, средние, и совсем чайники. Состязания шли с утра до вечера и были не менее азартными, чем Уимблдонский турнир.

Оказалось – о чудо – что в настольный теннис я играл лучше Кольки. Ему не удалось выиграть ни разу. После этого он меня мягко говоря невзлюбил, стал задираться, при встречах, и категорически отказался принимать меня в свои игры.

Через месяц, стол исчез из нашего двора. Ночью. Судьбу его выяснить так и не удалось.

Настала зима. Там, где когда-то стоял стол, залили импровизированный каток. Лед был довольно бугристом, бортика не было (вместо него сугробы), но для мальчишек это было настоящее зимнее счастье. Если тебе 12, что может быть прекраснее, чем разогнаться на льду и сделать самый самый рисковый поворот…
Мальчишки из нашего двора забросили все другие дела и толпились либо на льду либо возле.

А у меня коньков не было. Мы с папой объездили все спортивные магазины – нигде ничего (по крайней мере, моего размера). Сказать что я загрустил – ничего не сказать. Мне стало себя так жаль, что я с трудом не расплакался (а может и расплакался, кто знает…)

На зимние каникулы к нам из Пинска приехал дед Айзик, папин папа. Он сразу увидел, что со мной что-то не так, и расспросив, сказал: «Будут тебе коньки!»

На следующий день, чтобы убедиться своими глазами, что в магазинах коньков нет (чему, надо сказать, он сначала не поверил) мы заглянули в два ближайших.

«Да, - сказал дед, - мир наизнанку. Но мы пойдем другим путем.»

Он затащил меня за угол в незнакомый двор, где шла оживленная мальчишеская жизнь. Покрутившись минут 5 он заметил паренька моего возраста с парой коньков.

«Эй дорогой, не продашь ли ты нам свои коньки?»

«Нет, они мне самому нужны, я на них катаюсь!»

«Хорошо, поставим вопрос по-другому. За сколько ты бы согласился их все-таки продать?»

Парнишка задумался и сказал какое-то большое число. Дед чуть-чуть поторговался, а потом они ударили по рукам. Я был изумлен-ошарашен. Дед был простой необразованный человек, но как обращаться с людьми он знал в совершенстве.
В первый раз я появился на катке 31 декабря. Гордость меня просто распирала. Кататься я тогда почти еще не умел, но это не главное. Главное – сопричастность.
Все стали расспрашивать, как мне удалось найти коньки, показывали как правильно ставить ногу, куда склониться на повороте…

И тут появился Колька. Он, ничего не говоря подъехал, и столкнул меня в сугроб. Роста он был небольшого, как и я, но намного плотнее меня и, судя по его всегдашним ссадинам, опытный и закаленный боец.

Я еще в ситуацию не врубился, и решил, что это шутка. Снова встал на коньки и отъехал в другую сторону.

Через пару минут, он меня догнал, и снова сшиб в сугроб. Тут до меня стало доходить, и внутри начала разгораться ярость. Сначала меленьким но жгучим огоньком. Вообще-то по природе я человек мирный и добрый: склоки, стычки, разборки, скандалы – все это абсолютно не мое.

Немного посидел в сугробе. Постарался успокоится. Выбрался на лед, и поехал в сторону тропинки, ведущей к выходу. Какая-то искра, шестое чувство, подсказало мне, что Колька опять сзади. Все последующее произошло за несколько секунд и было абсолютно иррациональным. Я не знаю, какие реле закоротило у меня в мозгу, но вместо того, чтобы уйти по добру по здорову, как я и собирался сделать, я вдруг развернулся на 180 градусов, разогнался изо всех сил на носках коньков, пригнулся и врезался в Кольку. Хотя масса у меня была меньше, но скорость больше, так что по закону Ньютона… Короче, меня отбросило в сугроб, но Кольку тоже отбросило назад заметно дальше, причем он упал задом на лед, ноги в коньках оказались смешно задранными вверх, шапка слетела. Он кричал какие-то матерные ругательства, но я уже не слушал.

Больше я на этот каток не ходил. Надо сказать, что и Колькина семья вскоре куда-то исчезла. Ходили слухи, что старший сын попался на грабеже и сел, их отец исчез окончательно…

Несколько лет спустя, когда мы жили уже в другом доме, на улице Вишневского, а я уже учился в другой школе (№ 9), я узнал от Юры, бывшего соседа снизу, что Колька пошел по стопам старшего брата…



С Новым годом, дорогие друзья!



Пусть этот год будет лучше предыдущего, и разумнее и добрее!



Когда-то Франциско Гойя написал серию работ объединенных названием "Сон разума рождает чудовищ," которая произвела на меня очень сильное впечатление, особенно, когда я впервые увидел репродукции в детстве. Тогда я решил, что это - мираж из прошлого. Так вот, пусть сон разума действительно останется в прошлом!



Ведь жизнь так прекрасна...

Свежий искрящийся снег, солнце, любимая семья, любимая работа, добрые умные, чуткие друзья... Что еще нужно для счастья?



С Новым годом! С новым счастьем!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →