?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Сплетенье рук, сплетенье ног, Судьбы сплетенье … 2
traveller2
Работая по вечерам над книгой о Хоутермансе, я узнал много нового и интересного, и смог ответить на некоторые вопросы, которые меня мучили много лет. Пожалуй, я доверю моему дневнику кое-что из найденного…

Буду делать это постепенно и начну с (почти) смешного… Этот фрагмент будет об Игоре Тамме, Петре Капице, Георгии Гамове и неком Борисе Гессене, с которого я и начну. Два первых имени в этом списке - будущие Нобелевские лауреаты. А Гамов должен бы быть им по праву, но… (об этом впереди).

Вот что пишет о Гессене Борис Болотовский в своих мемуарах:

“1938 г. Под подозрение НКВД попал заведующий Теоретическим отделом ФИАН Игорь Евгеньевич Тамм. Он был профессор Физического факультета Московского университета. В то время пост декана Физического факультета МГУ занимал профессор Борис Михайлович Гессен. Тамм и Гессен были земляки и дружили с юности. И вот, Гессена арестовали, объявили врагом народа и расстреляли. Тогда же был арестован и брат Игоря Евгеньевича, Леонид Евгеньевич Тамм, видный инженер-химик, главный инженер огромного Новомосковского химического комбината. Разумеется, все обвинения были ложные, но, тем не менее, Леонид Евгеньевич Тамм был приговорен к десяти годам лагерей и сгинул без следа. Все это делало положение Игоря Евгеньевича очень опасным.  В самом деле, как могли к нему относиться официальные органы, если у него близкий друг – враг народа, родной брат – враг народа и в отделе, который он возглавляет, тоже полно врагов народа.” [Болотовский имеет в виду только что арестованного Ю. Румера.]

Игорь Евгеньевич Тамм руководил теоротделом ФИАН до своей смерти в 1971 году, за исключением 5 лет (1938-1943), когда теоротдел был распущен.



“Как же так - подумал я, - почему я никогда ничего не слышал о физике Гессене?”

Ответ я нашел в книге Гамова. Но прежде несколько слов о Гамове. Родился он в 1904 году в Одессе. По отцовской линии его предки были офицерами в Российской императорской армии, а по материнской - запорожские казаки, которые со временем перебрались в Одессу, обрусели, и все как один были церковными иерархами. Дед его был митрополитом. В отличие от Ландау, который до какого-то времени был “пламенным коммунистом”, Гамов сразу понял, чего следует ожидать в будущем от большевиков, и рано “уехал” на запад (об этом побеге отдельная история). Официально он считался изменником родины, и я еще помню время, когда цензура не разрешала ссылаться на его работы в научных статьях. Ландау, например, исключил совместные работы с Гамовым из списка своих работ, представленного в Академию наук.

Георгий Гамов на эмблеме Международной конференции в Одессе, посвященной столетию со дня рождения (2004). Как известно, в этой части света великий человек может стать великим только после смерти...



Итак, отрывок из книги Гамова, относящийся к Гессену, в моем кратком пересказе. Речь идет о конце 1920х.



“Эйнштейновская общая теория относительности была запрещена как противоречащая диалектическому материализму. Однажду, когда я обсуждал с Ландау научные проблемы в библиотеке, пришел Матвей Бронштейн и показал нам только вышедший том Советской энциклопедии, статью об эфире. Эта большая статья была написана неким Гессеном. Мы все его знали очень даже хорошо. Его назначили “красным директором” Физического института МГУ. В его задачу входил пригляд за научным директором, корифеем науки Леонидом Исааковичем Мандельштамом, чтобы он и его сотрудники не сходили с прямой линии диалектического материализма.

Гессен до этого был школьным учителем физики, но основной его интерес в жизни - портретные фотографии симпатичных студенток, которые у него действительно неплохо получались.

Суть гессеновской статьи в энциклопедии: эфир существует, задача советских физиков доказать это исходя из диалектического материализма, эйнштейновская теория грубо противоречит марксизму, и т.д. и т.п.

Мы втроем посмеялись над Гессеном и написали ему шуточное письмо, с карикатурой, на которой Гессен был изображен в виде кота, сидящего на вскрытых консервных банках с надписью “эфир” на этикетках. Два аспиранта, пробегавших мимо, посмеялись вместе с нами и тоже подписали это послание.

Гессен, получив это письмо, отнес его в Коммунистическую академию (sic!)
и обвинил нас в мятеже направленном против марксистской идеологии. По приказу из Москвы, начальство Рентгеновского института и Ленинградского Политеха организовало общее собрание для обсуждения нашего дела. Нас обвинили в саботаже. Собрание длилось много часов.
Мы трое были признаны виновными в антиреволюционной деятельности, а два аспиранта были изгнаны из института и вообще из Ленинграда.


Игорь Георгий Гамов в зрелом возрасте. Нобелевскую премию он мог бы (и должен был бы) получить за любую из трех его "главных" работ.


  • 1
Спасибо за уточнение. Болотовского я не проверял. Каюсь.

  • 1