traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Субботнее dolce far niente 2

Начался весенний семестр, а с ним и семинары.



Первый семинар в этом семестре:
James Unwin (Notre Dame University)
“High Scale Supersymmetry and F-theory GUTs”.

На снимке он слева. А рядом с ним его подружка Лаура. Лаура - математик и замечательная девушка. Я о ней уже писал недавно. В этот четверг у нее будет интервью на матфаке нашего университета.

******



Вот такие послания получили многие профессора Иерусалимского университета, в том числе моя дочь…

******



Ну а вечером мы были приглашены в гости к друзьям.



Разговор за столом быстро перетек в обсуждение политических событий на бывшей 1/6 части суши, чего мне хотелось избежать. Не то, чтобы мне это было бы неинтересно или у меня нет определенного мнения - мнение у меня есть, и как мне кажется, точка невозврата уже пройдена, выход на относительно бескровное решение больше невозможен, и мы знаем, кто в этом виноват - но именно это и делает все разговоры на эту тему абсолютно бессмысленными. Только настроение портится.

Поэтому я решил повернуть разговор в другое русло. Разговор зашел об этике. К сожалению, и эта тема оказалась скользкой, поскольку немедленно вспомнилось о недавней речи Владимира Владимировича Бортко, автора знаменитого сериала ”Собачьего сердца.” На обсуждении закона о плагиате в Думе он сказал:
“Коллеги, имейте в виду, что этот закон будет направлен не против технической интеллигенции - у нее-то все в порядке с диссертациями - а против тех людей, которые защищают диссертации по философии, истории и т.п. А таких диссертаций, чего уж скрывать, очень много у наших руководителей. Давайте задумаемся, должны ли мы именно сейчас, в этот трудный момент, принимать закон, наносящий прямой удар по руководсртву…”

В общем, для руководителей быть жуликом - нормально.

Одна гостья сказала: “Мне кажется, что плагиат - это все-таки не совсем жульничество. Мне кажется, что и здесь в Америке люди списывают…”

Это замечание вызвало у меня в памяти историю, которая произошла со мной несколько лет назад, когда я читал вводный курс физики для премедов.
http://traveller2.livejournal.com/239990.html
Будущих медиков и биологов много. На мой курс записалось чуть меньше 200 человек. У меня было 16 ассистентов-аспирантов (TA, teaching assistants). Они вели лабораторные занятия по группам, проверяли домашние задания, а во время экзаменов приглядывали за студентами. Ассистенты, помогающие на экзамене, по средневековой традиции называются “проктор”. После экзамена прокторы проверяют работы и приносят их мне на одобрение.

Через несколько дней ко мне в офис зашел один из прокторов, Брайан, и сказал: “Вот эта работа списана с вот этой” и протянул две работы, размеченные его рукой.

“Хорошо, Брайан, большое спасибо, я разберусь”

Когда он ушел, я посмотрел работы. И действительно, первая работа воспроизводила, один к одному, заметную часть второй. Я проверил номера (работы подписываются номерами; прокторы не знают, кто автор). Работы принадлежали двум девушкам, несколько лет назад приехавшим из африканской страны, назовем ее Нигерия. Фамилия одной была А. а другой Б. Я их смутно помнил по лекциям. Б. была чуть старше.

Воспользовавшись е-мейлом, я пригласил их обеих к себе в офис.

Они сознались практически сразу. Оказалось, что они - сводные сестры, у них одна мать и разные отцы, растворившиеся за горизонтом. В Америку приехали с матерью. Б. была толковая, а А. не очень.

“Мы всю жизнь мечтали стать медсестрами, - глотая слезы, сказали они в один голос, - мы не знали, что списывать нельзя…”

“Поймите, я не могла не помочь сестре” - рыдала Б.

Сердце у меня доброе, и я подумал, что, пожалуй, прощу их, в порядке исключения, разумеется не засчитав результатов этого экзамена. “Жизнь у них была несладкой, underpriviledged, тем не менее, они все-таки окончили школу, поступили в университет…”

После следующего собрания ассистентов Брайан, дождавшись пока все ушли, спросил меня: “Профессор, а что происходим с теми студентами, которые замешаны в списывании?”

Надо сказать, что академическое жульничество (academic fraud) - это ЧП. Политика нашего (да и других) университета - zero tolerance. T.e., первый раз поймали, и исключение следует автоматически.

Я вынужден был сказать Брайану, что закрутился с делами, но обязательно разберусь. Брайан сказал: “Если вы этим не займетесь, я вынужден буду сам сообщить об этом случае в деканат.” Моя попытка замотать дело не удалась.

На следующий день я-таки пошел к начальству и описал ситуацию. Разразился скандал, была создана комиссия, из нескольких человек. Девушек и меня вызвали на заседание.

Что они там говорили, я не знаю. Я все честно рассказал, и добавил, что, как мне кажется, не стоит их исключать, как этого требуют правила, а надо посчитать этот случай “особым”.

Комиссия заседала около получаса. Потом мне сказали, что они постановили в этом исключительном случае ограничиться переводом девушек на курс ниже, с условием повторения всех экзаменов. Инцидент пошел им обеим в record.

*****

После этой истории, которую я рассказал за десертом, почему-то все гости расслабились и развеселились, и разговор перешел на живопись. Хозяин дома, хороший художник, повел нас показывать свою мастерскую, и мы все дружно восторгались его натюрмортами и портретами, написанными в доброй старой академической манере…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments