?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
В саду чудовищ. 3.
traveller2
Начало см. в
http://traveller2.livejournal.com/435388.html
http://traveller2.livejournal.com/435488.html

Госсекретарь США в 1933-44 гг. Корделл Хал (Cordell Hull)



Заканчивая линию посла Уильяма Додда, скажу только чтó именно привело его к решению прервать свою дипломатическую карьеру и уйти в отставку в 1937 году. С начальством в Вашингтоне у него было три все нараставших разногласия.

Первое, можно сказать техническое. Додд был скромным американским профессором, и его раздражала неоправданная (как он считал) роскошь потомственных дипломатов из богатых семей (за счет американского налогоплательщика): если прием в посольстве, то непременно на 500 человек, если шампанское, то непременно Клико, льющееся рекой, и т.д. Много раз он писал в Вашингтон, предлагая резко сократить подобные расходы. Но в Вашингтоне сидели такие же потомственные дипломаты, которые не только не отвечали на призывы Додда, они еще и копили на него обиду.

Второе. В те времена умеренный антисемитизм в элитарных американских кругах, из которых и состоял Госдеп, был не только приемлем, но и распространен. Поэтому они не спешили выдавать немецким евреям-беженцам въездные визы в Америку. Даже та скромная квота в 60 тыс. человек/год, которая была утверждена для Германии, никогда не выполнялась полностью. Трюк состоял в том, что от просителя визы требовали справку из местной немецкой полиции об отсутствии криминального прошлого. Немцы таких справок не выдавали. (От беженцев, имевших поручителя в США, такая справка не требовалась.) Додд много раз писал в Вашингтон, чтобы требование о справке было отменено. В Вашингтоне либо отмалчивались, либо отвечали негативно. “Я знал, что антисемитизм был в то время распространен в Соединенных Штатах, но я не замечал его размаха и злонравия, особенно внутри Государственного департамента,” пишет Эрик Ларсон.

И, наконец, третье и самое важное. Додд был уверен, что Гитлер готовится к экспансии. Все его предупреждения об этом, отправляемые в Вашингтон, были оставлены без реакции.

А теперь перейдем к Марте. Все свое время она хотела проводить с Борисом Виноградовым. (Позднее она страстно мечтала о браке с ним, и даже ездила в Москву). В воем дневнике Марта отметила 30 июня 1934 г., когда вместе со своим возлюбленным в открытой машине они отправились на живописное горное озеро, проведя там «лучшие часы своей жизни». Когда Марта вернулась в американское посольство, ее ждали с повышенным беспокойством. В тот день в Берлине была настоящая бойня, так наз. Ночь длинных ножей (Путч Рёма — Röhm-Putsch), когда Гитлер физически устранил всех своих политических соперников внутри национал-социалистической партии.

Эрнст Рём (справа) с Куртом Далюге и Генрихом Гиммлером в августе 1933.





Из шифровки НКВД отправленной в Берлин: “Дайте знать Борису Виноградову, что мы хотим использовать его для реализации любовной связи, в которой мы заинтересованы… Согласно нашей информации, расположенная к нему его знакомая (Марта Додд) вполне готова для вовлечения ее в нашу работу.”

В Берлине их роман продолжился с новой силой. В донесении руководству в НКВД от 5 июля 1935 г. Виноградов сообщает, что его подопечная, которой уже присвоено агентурное имя Лиза, поделилась своей заветной мечтой — выйти за него замуж. Чтобы затруднить заключение брака, который поставил бы крест на использовании ценного агента и, с другой стороны, не спугнуть непредсказуемую Марту, Бориса Виноградова переводят в советское посольство в Бухарест а затем в Варшаву.

В марте 1937 г., Марта обращается к советскому правительству с письменной просьбой дать разрешение на ее брак с Борисом Виноградовым. Вместо разрешения они получили строгий приказ «в интересах дела» прекратить все телефонные контакты между собой и не допускать никаких личных встреч. По дороге в Москву и на обратном пути Марта по-видимому останавливалась в Варшаве и встречалась с Виноградовым (но я не уверен на 100%).

Больше своего Бориса Марта не видела. Но она писала ему страстные письма. Вот небольшой кусочек из одного из них, отправленное в Бухарест (когда там был Виноградов):

“Борис, на этой неделе исполнился ровно год с тех пор, как я видела тебя в последний раз. Восьмого числа я в последний раз поцеловала тебя на железнодорожном вокзале, и с тех пор мы не видели друг друга. Но я никогда ни на минуту не забывала тебя и все то, что ты дал мне в моей жизни. Всю эту неделю, каждую ночь, я думала о тебе — вспоминала и ту ночь, когда мы так глупо и по-идиотски поссорились. Простил ли ты меня? Мне было страшно, потому что я понимала, что очень долго не увижу тебя. Я очень хотела, чтобы ты остался со мной навсегда. Что ты делал все то время, что мы не виделись? Думал ли обо мне и спрашивал ли себя, как проходит моя личная жизнь? Из различных источников я знаю, что ты скоро поедешь домой. Может быть, твой путь будет лежать через Берлин? Напиши мне и дай знать о своих планах. Я бы очень хотела тебя увидеть. Восьмого декабря весь вечер я буду дома. Почему бы тебе не позвонить мне — я так хочу услышать снова твой голос, особенно в годовщину нашего изумительного безрассудства. Пожалуйста, позвони мне этим вечером…”

В страстных посланиях Марты горячая любовь к Борису перемешивалась с ее мимолетными увлечениями. В одном письме Марта призналась, что у нее была интрижка с французским дипломатом Арманом Бернаром.

“Ты, возможно, слышал обо мне от других людей. После нашего последнего свидания много чего произошло. Ты должен знать об этом. Арман все еще здесь... Но ты должен знать, что он ничего не значит для меня - пока ты жив, никто не может ничего для меня значить. "

Один из начальников Виноградова в НКВД наложил на ее письмо резолюцию: “Пора прекратить эту аморалку.”

В 1938 оперативник ИНО НКВД Борис Виноградов, работавший под прикрытием 1-го секретаря полпредства, был отозван в Москву. Я писал, что его фотографии мне разыскать не удалось. Зато легко найти место, где окончилась его жизнь: расстрельный полигон НКВД Бутово-Коммунарка, где он похоронен в общей могиле. В 1937-38 годах на этом полигоне было расстреляно 20-30 тыс. человек.

Эгиль Вейдеманис. "Бутово. Расстрельный полигон НКВД"



Окончательно оформить отношения Марты с НКВД удалось Дмитрию Павловичу Бухарцеву, работавшему под кодовым именем Эмир (так он и известен на западе), под прикрытием корреспондента «Известий». Нацеленная на светлое будущее - коммунизм - Марта стала передавать Бухарцеву секреты американского посольства. Вот отрывок из его отчета в Москву в январе 1936 г.: «За последние 3–4 недели я встречался с Лизой несколько раз. На первой встрече она рассказала мне о скотском поведении американского посла во Франции Буллита во время его пребывания в Берлине. В стенах американского посольства он довольно резко отзывался о Советском Союзе и говорил о том, что через несколько месяцев японцы захватят Владивосток и русские ничего с этим не смогут сделать… Американский посол в Берлине, Додд, сообщил об этом в Вашингтон… Она усердно изучает теорию коммунизма по работе товарища Сталина “К вопросам ленинизма”. Ее учитель — Арвид Харнак, к которому она часто заходит… Вместе с тем она продолжает поддерживать интимную связь с принцем Луисом Фердинандом. По ее мнению, эти отношения — удобная маскировка, поскольку если кто-то раньше мог подозревать в ее тяге к Виноградову политическую подоплеку, то теперь ясно, что ее страсть на самом деле носит исключительно сердечный характер…»

В 1937 году Дмитрий Бухарцев был отозван в Москву. Он проходил свидетелем на процессе Пятакова-Радека и др. по Антисоветскому троцкистскому центру. Хотя он согласился дать инкриминирующие показания на всех подсудимых, его ждала та же участь: расстрел на полигоне в Бутово-Коммунарка. Там, в неопознанной могиле, чуть позднее Виноградов с ним и “встретился”.

В начале 1938 г. в Германию прибыл новый американский посол, а Уильям Додд вместе с семьей возвратился в США. Ничего не зная о судьбе Виноградова, Марта через своего связного в Нью-Йорке регулярно слала настойчивые запросы о нем руководителям. НКВД. Наконец, летом того же года ей передают долгожданное письмо (Виноградов писал его под пытками и под диктовку следователя НКВД). В нем Борис сообщил, что в его жизни, кроме новой должности, ровным счетом ничего не изменилось. Получив письмо, она сразу (9 июля 1938 г.) откликнулась: «Борис, дорогой! Наконец получила твое письмо. Ты работаешь теперь в агентстве печати, не так ли? Счастлив ли ты? Нашел ли ты девушку, которую полюбил вместо меня? Слышал ли ты, что моя мама неожиданно умерла в конце мая? Ты можешь себе представить, какая трагедия постигла меня. Ты, как никто другой, знаешь, как мы любили друг друга и как мы все были близки… Мама очень хорошо знала глубину нашей с тобой любви и понимала, кем ты был для меня. Она знала, что никого я не любила как тебя… У тебя не было времени узнать, что я вышла замуж. 16 июня я вышла замуж за американца, которого я очень люблю. Я хотела еще многое сказать тебе, но буду ждать нашей встречи. Мы собираемся посетить Советский Союз в конце августа или начале сентября этого года. Я надеюсь застать тебя… Ты знаешь, родной, что для меня ты значишь в жизни больше, чем кто-либо другой. Ты также знаешь, что, если я только нужна тебе, я готова приехать по первому твоему зову… Я с нетерпением жду нашей встречи в России. Твоя Марта».

Марта вышла замуж за миллионера Альфреда Стерна. Марта уговорила мужа и брата тоже стать агентами НКВД.

Марта с мужем.



Вот дальнейшая хронология ее жизни:

В годы Второй мировой войны – источник резидентуры ПУ НКГБ в Нью-Йорке; поставляла политическую информацию. Находилась на связи у резидента В.М.Зарубина; с 1944 г. – у агента Джека Собла.

В 1946-1947 гг. связь с ней была прервана.

В последующие годы работала в составе агентурной группы Дж. Собла* и находилась на связи у офицеров-оперативников ПГУ Сорокина и «Костоправа». Контакт был прерван в 1949 и возобновлен в марте 1955 г.

Весной 1955 г. в связи с арестом Дж. Собла вместе с мужем бежала в Мексику, где поддерживала контакт с резидентом ПГУ КГБ «Остапом».

20 июля 1956 г. выехала из Мексики с полученным там парагвайским паспортом в Амстердам, откуда перебралась в Прагу, где чета Стерн жила до 1963 г.

В авг.-окт. 1957 г. посетила Москву. В сент. 1957 г. Марта Додд и Альфред Стерн были заочно осуждены в США за шпионаж.

В окт. 1957 г. вместе с мужем подала прошении правительству Чехословакии о предоставлении им политического убежища.

В 1957-1963 гг. работала в Праге редактором издательства, публиковавшего книги на английском языке.

В 1963-1970 гг. вместе с мужем жила на Кубе, а позже вновь вернулась в Прагу. Умерла в Праге в конце 1980-х гг.

Марта и Альфред Стерн, circa 1950.



Ну и для завершения картины - краткая биография Виноградова:

Виноградов Борис Дмитриевич

1903–28.08.1938.

Русский. Родился в Калуге в семье служащего. В 1919 г. вступил в РКП(б). В 1920–1921 гг. — секретарь губкома комсомола, затем губкома РКП(б) в Калуге.

В 1924 г. окончил факультет общественных наук МГУ и откомандирован в распоряжение ИНО ОГПУ на должность особоуполномоченного.

В 1925–1926 гг. Б. Д. Виноградов находился на разведработе по линии ИНО ОГПУ в Вене под дипломатическим прикрытием.

В 1926–1929 гг. — научный сотрудник Института мирового хозяйства и мировой политики; одновременно с 1927 г. он учился в Институте красной профессуры.

В 1930–1935 гг. — сотрудник резидентуры внешней разведки в Берлине под прикрытием должности 2-го, а затем 1-го секретаря полпредства СССР. Ему поручили привлечь к работе дочь посла США в Германии Марту Додд.

В 1937–1938 гг. Б. Д. Виноградов — 1-й советник полпредства СССР в Польше.
Арестован 3 февраля 1938 г.; по обвинению в шпионаже 28 августа 1938 г. осужден ВК ВС СССР к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян.

================

* С конца 20-х годов в международном троцкистском движении активно действовали в качестве агентов-провокаторов братья Соболевичусы, носившие партийные клички Сенин и Велл, а позднее, после переезда в США, принявшие имена Джек Собл и Роберт Соблен. В 1931 году Джек Собл был завербован ГПУ. В 1933 году Собл приехал в Советский Союз, где работал в газете "Бакинский рабочий", а затем в издававшейся в Москве на немецком языке газете "Дейче Централ Цайтунг". В 1934 году Собл вместе со своей многочисленной семьей был переправлен в США, причём перед его выездом из СССР он был принят Берией, который сказал ему: "Я слышал о Вашей полезной работе для партии. Товарищ Сталин помнит Ваше имя и заслуги, которые принадлежат Вам в борьбе против заклятого врага нашего государства Троцкого"

  • 1
невероятно яркая пизда..

Спасибо! Очень Интересная книга, захватывающая! Читаю по вашей наводке, только медленно у меня идет на английском.

Рад, что вам нравится, и я смог быть вам полезным 😊

Тоже начала читать по вашей наводке ;)

Говорят, что фильм могут снять. Я знаю, вы любительница!

Небось снимут сопливое голливудское невнятное :)))
Кроме того, американцы в жисть не признаются в антесемитизме на гос. уровне в те времена.

Прочитав третий пост, почему-то отвлеклась от политической и идеологической составляющих книги и вспомнила фильм Иоселиани "Фавориты луны". Отчетливые параллели.

Спасибо, Миша. Любопытно. У педанта посла Додда была дочь раздолбайка. А конец судьбы довольно предсказуем.
Люблю ваши истории и уважаю вас за ваш труд.

Большое спасибо. Мне и самому было интересно. К сожалению, так случается. Берешься читать одно, оно тянет другое, и так по цепочке. А ведь работа не ждет!

Большое спасибо

Вам спасибо. Вы всегда меня хвалите. 😊 Чего уж там ломаться, это всегда приятно...

Как странные существа - люди!

В саду чудовищ. 3.

User kostyad referenced to your post from В саду чудовищ. 3. saying: [...] Оригинал взят у в В саду чудовищ. 3. [...]

  • 1