traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

История с хорошим концом, или может ли домохозяйка получить Нобелевскую премию. 2

Продолжение. Начало см. в http://traveller2.livejournal.com/436747.html



В 1940 году выходит в свет книга «Статистическая механика», написанная Марией вместе с мужем. В 1941 году Марии “повезло”, ее взяли в колледж Сары Лоуренс (почасовиком) читать лекции по физике несколько раз в неделю. Колледж Сары Лоуренс - весьма дорогое частное учебное заведение, которое существует и сейчас. В то время в нем учились только девушки. Славится он своей крайней левизной и вседозволенностью, даже левее Беркли. Вообще история этого колледжа интересна сама по себе, но это увело бы меня далеко в сторону. Скажу только, что когда Мария покидала Колледж Сары Лоуренс в 1946 году, она порекомендовала на свое место другую героиню моих прежних рассказов - Шарлотту Хоутерманс. Вскоре Шарлотта стала профессором и проработала в этом колледже более 23 лет.

Большую часть времени Мария проводила не в колледже Сары Лоуренс, а в Колумбийском университете, в лаборатории Гарольда Юри, получившего в 1934 году Нобелевскую премию за открытие дейтерия. Лаборатория называлась Substitute Alloy Materials (SAM) - кодовое название. Лаборатория работала (в рамках Манхэттенского проекта) над решением задачи о разделении изотопов урана. Мария и Гарольд Юри были друзьями еще с балтиморских времен. Юри поручил ей изучить разделение изотопов с помощью фотохимических реакций. Это была хорошая, чистая физика, но метод не пошел.

Гарольд Юри



Сработал другой метод, развитый группой Юри - метод газовой диффузии. Именно этот метод использовался в военные и первые послевоенные годы. Сейчас он забыт, для этой цели используются исключительно центрифуги. Для получения обогащенного урана в необходимых количествах необходимо десятки тысяч дорогих центрифуг. Я до сих пор не могу понять откуда они взялись в таком количестве у Ирана. Кстати, чтобы закончить с Гарольдом Юри, скажу, что широкую славу он обрел предложив (позднее) одну из первых теорий того, как органическая жизнь могла возникнуть из неживой материи. Юри предположил, что миллиард лет назад атмосфера Земли состояла из аммиака, метана и водорода. Вместе со своим аспирантом Стэнли Миллером они провели эксперимент (эксперимент Миллера-Юри), показавший что такая смесь под воздействием электрических искр и воды может родить аминокислоты - строительные блоки жизни.

Сразу после войны Юри перебрался в Чикагский университет, куда его пригласили в качестве Ryerson Professor. Запомним это обстоятельство, посколько в дальнейшем оно сыграло большую роль в жизни Марии Гепперт-Майер.

Здесь уместно дать слово Теллеру (цитирую с небольшими сокращениями, стр.179, 187):

“Джо Майер вступил в вооруженные силы и отправился на Тихоокеанский театр, но Мария все еще была в Нью-Йорке. […] Нацизм она ненавидела. Я подумал, что она будет счастлива помочь нашей победе, и рассказал это Оппенгеймеру [Теллер ласково называет его Oppie.] В ноябре 1943 Oppie попросил меня быть посредником между ним и ею, и поставить задачу, решением которой Мария могла бы руководить. …

Нью-Йорк, 1943



Мария немедленно согласилась участвовать в исследовании непрозрачности [речь идет о диссипация энергии во время взрыва за счет излучения фотонов: при слишком большой диссипация взрыв невозможен — t2]. Мы провели целый день, обсуждая как подступиться к этой задаче. Oppie позаботился о том, чтобы Марии дали допуск. Но она хотела, чтобы она могла бы над ней работать вместе с двумя аспирантами, которые должны были заниматься вычислениями. Для того, чтобы получить разрешение для аспирантов, нужно было ехать в Вашингтон. Там мы встретились с доктором Ричардом Толменом, выдающимся физиком из Калтеха, одним из научных руководителей Манхэттенского проекта. Там же произошла встреча с армейским полковником, отвечавшим за секретность.

Полковник сказал, что доктор Майер должна конечно знать, что речь идет об уране, но зачем об этом знать аспирантам? “Нельзя ли им сказать, например, что речь идет о 92-ом элементе, не упоминая урана?” спросил полковник.

В этот момент Толмен его перебил: “Каждый студент знает, что 92-ой элемент - это уран!”

На этом полковник вроде бы сдался, но продолжил разъяснительную работу:

“Я знаю, что слово уран несекретное, но даже такая информация может привести к столь же серьезным последствиям, как и утечка настоящего секрета. …. [Дальше идет любопытный монолог полковника, но он длинный — t2].

Нью-Йорк, 1943



После этой беседы мы - я и Мария - пошли пешком на вокзал. Глаза ее блестели… Итак, Мария получила разрешение сказать своим аспирантам об уране. Но я в тот момент не мог сказать Марии, зачем надо заниматься непрозрачностю, я сообщил ей только температуру, для которой надо было проводить вычисление. У Марии захватило дыхание. Совершенно очевидно, она поняла в чем дело. Мы оба получили удовольствие от того, что наше общее знание осталось непроизнесенным вслух.”

(продолжение следует)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments