traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:
Хочется поделиться случайной исторической находкой. Речь пойдет о (по-моему) невероятных событиях, случившихся ровно 70 лет назад. В каком-то смысле, в этой истории две компоненты, и обе, как мне кажется, любопытные.

Итак, декабрь 1944 года. Еще идет страшная война, страна в разрухе, многомиллионные жертвы, но Сталин уже смотрит вперед. Президенту АН СССР (тогда В.Л. Комаров) отдан приказ провести в конце мая 1945 года торжества по случаю 220 годовщины образования академии наук в России. (На самом деле, академия была организована 28 января 1724, но who cares?).

Первый вопрос: откуда Сталин знал в декабре 1944, что Германия капитулирует в мае 1945?

Заседание Юбилейной комиссии по проведению празднования 220-летия Академии наук СССР на даче у президента АН СССР В.Л. Комарова на Николиной горе. Среди присутствующих академики: И.П. Бардин, В.П. Волгин, Л.А. Орбели, В.Л. Комаров, Н.Г. Бруевич, Н.Д. Зелинский, Н.В. Зубов.



Торжества были задуманы с большим размахом. Сталин лично распоря­дился пригласить на празднества научные делегации стран-союзников, осо­бенно США, Великобритании, Франции и Канады. Приглашения были посланы не по обычным дипломатическим каналам, а лично - каждому сколь-нибудь знаменитому ученому того времени. Из физиков - Дираку, Бору, Бете, Швингеру, и многим многим другим. Спустя некоторое время после письменного приглашения, каждому из приглашенных звонил сотрудник советского посольства в соответствующей стране. Было это примерно в марте или начале апреля 1945 года.

У меня есть на этот счет гипотеза, которой я поделюсь позднее.

Поразительным был не только сам факт приглашения, но и логистические детали. В это время (еще война!) попасть в Москву из-за границы используя коммерческие авиалинии, можно было одним-единственным способом: через Тегеран. В Тегеран летали две-три компании, оттуда надо было лететь спецрейсом Аэрофлота. Билет из Нью-Йорка в Москву стоил 2500 долларов (25-30 тысяч долларов в нынешних ценах).

Сталин распорядился отправить специальные армейские самолеты во все страны, где жили приглашенные, с тем, чтобы забрать их “дома”, привезти в Москву, а потом отвезти обратно. Вы когда-нибудь слышали о такой заботе о гостях конференции?

Все эти детали я узнал из книге об Ирвине Лэнгмюре, нобелевском лауреате по химии 1932 года. Хотя американская делегация была довольно многочисленной - более двух десятков - единственный по-настоящему известный ученый в ней был именно Лэнгмюр. Он подробно описывает как советские армейские (транспортные) самолеты свозили участников из Чикаго, Лос Анджелеса и других городов США в Нью-Йорк (в некоторых самолетax было недостаточно кресел, и часть пассажиров летели стоя!), а потом, оттуда всех посадили на большой самолет (в Ла Гвардии) и повезли в Москву. Сначала предполагалось, что они полетят через Аляску и Сибирь. Вообще-то, в то время этот маршрут был закрыт для иностранцев из-за большого скопления Гулага в тех краях.

Irvine Langmuir



Тут в книге лакуна на две-три страницы. Поэтому кое-что неясно. Знаю только, что самолет из Чикаго никак не мог прилететь в Нью-Йорк, вылет был задержан на несколько дней. Когда все собрались в Ла Гвардии, они полетели восточным маршрутом, т.е. Нью-Йорк-Азорские острова-Каир-Тегеран-Москва. Почему первоначальный план был изменен, не знаю. Но обратно летели над Сибирью: Москва-Новосибирск-Иркутск-Магадан-Анкоридж.



Теперь о моей гипотезе. Сталин, разумеется знал (например, от Клауса Фукса, который работал в Лос Аламосе и одновременно на советскую разведку), что Манхэттенский проект находился в решающей стадии, и понимал, что его участники в Москву не полетят. Советский Союз в этот момент был далеко позади в своей атомной программе. Может, он таким хитрым способом, хотел узнать имена физиков, занятых в Манхэттенском проекте?

Встреча в Москве на военном аэродроме.





Итак, спе­цсамолеты привезли в Москву 120 иностранных ученых из восемнадцати стран. Советских участников было около тысячи. Из-за всяческих задержек (включая капитуляцию Германии), торжества немного сместились и проходили с 15 по 30 июня, сначала в Москве а потом в Ленинграде. Юбилей был организован с «королевской роскошью»: правительство взяло на себя все расходы и предоставило участникам комфорт, невиданный в условиях всеобщего послевоенного разорения. (Я видел архивный документ, в котором перечисляется, как накопить продукты и ресурсы для обеспечения гостей.)

Грандиозноое открытие проходило в Большом театре. Первое заседание 16 июня 1945 г.



Иностранные участники были приглашены на парад Победы на Красной Площади, а в последний день юбилея правительство устроило для иност­ранных гостей банкет в Кремле. Все советские руководители, включая Сталина, присутствовали на банкете! Молотов поднял тост «за развитие тесного сотрудни­чества между советской и зарубежной наукой».

Выдающихся физиков было только трое - супруги Кюри из Франции и 63-летний Макс Борн из Шотландии. Все остальные знаменитости не приехали.

Чета Joliot-Curie в первом ряду по краям. Между ними А. Ф. Иоффе, а сверху Скобельцин и Вавилов.



Про Жолио-Кюри, Фредерика и Ирэн, один из советских участников записал такое наблюдение: “Ирэн приехала в юбке с заплаткой, а у Фредерика лацканы пиджака лоснились…” К Кюри я еще вернусь позднее.

Вот небольшой отрывок из воспоминаний (по-видимому Виктора Френкеля), в котором речь идет о Якове Ильиче Френкеле
(см. http://traveller2.livejournal.com/253904.html):

“Г-жа Кюри, к сожалению, прийти не смогла, ей нездоровилось, а Фредерик Жолио и Пьер Оже приехали вовремя, отец прогулялся с ними по парку, а потом они пришли к ужину. Я с восторгом глазел на маленькую красную ленточку ордена Почетного легиона, приколотую к лацкану пиджака Жолио. Он показался мне очень красивым человеком с изящными простыми манерами. Разговор, как мне потом сказали, касался прошедшей войны, открывающейся перспективы мирной жизни и поэзии. Оба гостя были знатоками французской поэзии, которую хорошо знали и мои близкие. У Оже оказался с собой томик стихов, который он подарил нам на память об этой встрече. Когда пришла пора прощаться, Жолио выразил сожаление, что г-жа Кюри не сможет отведать таких вкусных вещей, и мама собрала для нее пакет со всякими вкусностями. Профессор Оже с покорившей всех нас простотой (а мама-то боялась, что их шокируют ящики с зеленью!) тут же сказал, что, поскольку он уже послезавтра будет в Париже, а они испытывают там продовольственные трудности, то он был бы очень признателен мадам Френкель, если бы она собрала небольшую посылочку и для его семьи. Мама с удовольствием выполнила и его просьбу.”

Первое заседание Отделения физико-математических наук состоялось 18 июня в Москве, в Доме ученых. Главным докладчиком был П. Л. Капица. Иностранцам дали слово на втором заседании, 22 июня.

Окончание следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments