Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
traveller2
Хочется поделиться случайной исторической находкой. Речь пойдет о (по-моему) невероятных событиях, случившихся ровно 70 лет назад. В каком-то смысле, в этой истории две компоненты, и обе, как мне кажется, любопытные.

Итак, декабрь 1944 года. Еще идет страшная война, страна в разрухе, многомиллионные жертвы, но Сталин уже смотрит вперед. Президенту АН СССР (тогда В.Л. Комаров) отдан приказ провести в конце мая 1945 года торжества по случаю 220 годовщины образования академии наук в России. (На самом деле, академия была организована 28 января 1724, но who cares?).

Первый вопрос: откуда Сталин знал в декабре 1944, что Германия капитулирует в мае 1945?

Заседание Юбилейной комиссии по проведению празднования 220-летия Академии наук СССР на даче у президента АН СССР В.Л. Комарова на Николиной горе. Среди присутствующих академики: И.П. Бардин, В.П. Волгин, Л.А. Орбели, В.Л. Комаров, Н.Г. Бруевич, Н.Д. Зелинский, Н.В. Зубов.



Торжества были задуманы с большим размахом. Сталин лично распоря­дился пригласить на празднества научные делегации стран-союзников, осо­бенно США, Великобритании, Франции и Канады. Приглашения были посланы не по обычным дипломатическим каналам, а лично - каждому сколь-нибудь знаменитому ученому того времени. Из физиков - Дираку, Бору, Бете, Швингеру, и многим многим другим. Спустя некоторое время после письменного приглашения, каждому из приглашенных звонил сотрудник советского посольства в соответствующей стране. Было это примерно в марте или начале апреля 1945 года.

У меня есть на этот счет гипотеза, которой я поделюсь позднее.

Поразительным был не только сам факт приглашения, но и логистические детали. В это время (еще война!) попасть в Москву из-за границы используя коммерческие авиалинии, можно было одним-единственным способом: через Тегеран. В Тегеран летали две-три компании, оттуда надо было лететь спецрейсом Аэрофлота. Билет из Нью-Йорка в Москву стоил 2500 долларов (25-30 тысяч долларов в нынешних ценах).

Сталин распорядился отправить специальные армейские самолеты во все страны, где жили приглашенные, с тем, чтобы забрать их “дома”, привезти в Москву, а потом отвезти обратно. Вы когда-нибудь слышали о такой заботе о гостях конференции?

Все эти детали я узнал из книге об Ирвине Лэнгмюре, нобелевском лауреате по химии 1932 года. Хотя американская делегация была довольно многочисленной - более двух десятков - единственный по-настоящему известный ученый в ней был именно Лэнгмюр. Он подробно описывает как советские армейские (транспортные) самолеты свозили участников из Чикаго, Лос Анджелеса и других городов США в Нью-Йорк (в некоторых самолетax было недостаточно кресел, и часть пассажиров летели стоя!), а потом, оттуда всех посадили на большой самолет (в Ла Гвардии) и повезли в Москву. Сначала предполагалось, что они полетят через Аляску и Сибирь. Вообще-то, в то время этот маршрут был закрыт для иностранцев из-за большого скопления Гулага в тех краях.

Irvine Langmuir



Тут в книге лакуна на две-три страницы. Поэтому кое-что неясно. Знаю только, что самолет из Чикаго никак не мог прилететь в Нью-Йорк, вылет был задержан на несколько дней. Когда все собрались в Ла Гвардии, они полетели восточным маршрутом, т.е. Нью-Йорк-Азорские острова-Каир-Тегеран-Москва. Почему первоначальный план был изменен, не знаю. Но обратно летели над Сибирью: Москва-Новосибирск-Иркутск-Магадан-Анкоридж.



Теперь о моей гипотезе. Сталин, разумеется знал (например, от Клауса Фукса, который работал в Лос Аламосе и одновременно на советскую разведку), что Манхэттенский проект находился в решающей стадии, и понимал, что его участники в Москву не полетят. Советский Союз в этот момент был далеко позади в своей атомной программе. Может, он таким хитрым способом, хотел узнать имена физиков, занятых в Манхэттенском проекте?

Встреча в Москве на военном аэродроме.





Итак, спе­цсамолеты привезли в Москву 120 иностранных ученых из восемнадцати стран. Советских участников было около тысячи. Из-за всяческих задержек (включая капитуляцию Германии), торжества немного сместились и проходили с 15 по 30 июня, сначала в Москве а потом в Ленинграде. Юбилей был организован с «королевской роскошью»: правительство взяло на себя все расходы и предоставило участникам комфорт, невиданный в условиях всеобщего послевоенного разорения. (Я видел архивный документ, в котором перечисляется, как накопить продукты и ресурсы для обеспечения гостей.)

Грандиозноое открытие проходило в Большом театре. Первое заседание 16 июня 1945 г.



Иностранные участники были приглашены на парад Победы на Красной Площади, а в последний день юбилея правительство устроило для иност­ранных гостей банкет в Кремле. Все советские руководители, включая Сталина, присутствовали на банкете! Молотов поднял тост «за развитие тесного сотрудни­чества между советской и зарубежной наукой».

Выдающихся физиков было только трое - супруги Кюри из Франции и 63-летний Макс Борн из Шотландии. Все остальные знаменитости не приехали.

Чета Joliot-Curie в первом ряду по краям. Между ними А. Ф. Иоффе, а сверху Скобельцин и Вавилов.



Про Жолио-Кюри, Фредерика и Ирэн, один из советских участников записал такое наблюдение: “Ирэн приехала в юбке с заплаткой, а у Фредерика лацканы пиджака лоснились…” К Кюри я еще вернусь позднее.

Вот небольшой отрывок из воспоминаний (по-видимому Виктора Френкеля), в котором речь идет о Якове Ильиче Френкеле
(см. http://traveller2.livejournal.com/253904.html):

“Г-жа Кюри, к сожалению, прийти не смогла, ей нездоровилось, а Фредерик Жолио и Пьер Оже приехали вовремя, отец прогулялся с ними по парку, а потом они пришли к ужину. Я с восторгом глазел на маленькую красную ленточку ордена Почетного легиона, приколотую к лацкану пиджака Жолио. Он показался мне очень красивым человеком с изящными простыми манерами. Разговор, как мне потом сказали, касался прошедшей войны, открывающейся перспективы мирной жизни и поэзии. Оба гостя были знатоками французской поэзии, которую хорошо знали и мои близкие. У Оже оказался с собой томик стихов, который он подарил нам на память об этой встрече. Когда пришла пора прощаться, Жолио выразил сожаление, что г-жа Кюри не сможет отведать таких вкусных вещей, и мама собрала для нее пакет со всякими вкусностями. Профессор Оже с покорившей всех нас простотой (а мама-то боялась, что их шокируют ящики с зеленью!) тут же сказал, что, поскольку он уже послезавтра будет в Париже, а они испытывают там продовольственные трудности, то он был бы очень признателен мадам Френкель, если бы она собрала небольшую посылочку и для его семьи. Мама с удовольствием выполнила и его просьбу.”

Первое заседание Отделения физико-математических наук состоялось 18 июня в Москве, в Доме ученых. Главным докладчиком был П. Л. Капица. Иностранцам дали слово на втором заседании, 22 июня.

Окончание следует.

  • 1
"Из физиков - Дираку, Бору, Бете, Швингеру, и многим многим другим..."

Швингер в это время был совсем дитя. Наверное, он попал в этот список по ошибке

Возможно, что я перепутал. Писал по памяти, книги под рукой не было.

Помнится я из насоса Лэнгмюра самогонный аппарат соорудил :)

Ну и как, работал?

Интересный факт, о котором никаких подробностей не знала. Сторонницей вашей гипотезы не являюсь, но, безусловно, Сталин преследовал какую-то цель. Приглашение на парад ученых может трактоваться очень по-разному.

Я и сам на ней не настаиваю. Особой логики тут нет. Но с другой стороны, диктаторам, как правило, логика неведома: что хотят, то и делают.

У м-м Кюри вид, как будто она ожидает подвоха (если не ареста...) в любую минуту.
И правда: бойтесь данайцев присылающих за вами армейские самолёты

Ну, можно и так сказать. Но ничего плохого с ними не было до конца жизни...

очень интересно, спасибо.

Спасибо! Очень много интересного узнаю из Ваших постов!

Спасибо, Ира! Я еще до конца не дописал...

Жду продолжения!

Я почитала пост по ссылке. А узналось ли что-либо о судьбе портретов работы Я.И.Френкеля?

К сожалению ничего. Я несколько раз разговаривал по телефону с Ольгой Владимировной Черневой, вдовой Виктора Френкеля. Она сказала, что все, что осталось от мужа, передала в архив Петербургского Физтеха. Я пытался с ними связаться, отправил 3 или четыре письма. В ответ - гробовое молчание. Потом и Ольга Владимировна замолкла. Я просил ее прислать фотографию Виктора Яковлевича, она мне не ответила. Не знаю, может быть с ней что-то случилось (не дай бог...)

Удивительная история. Сразу, естественно, возникает вопрос, что он(и) еще организовывали с таким же размахом.

Я не знаю другой такой научной конференции. Мне кажется - это было исключительное событие.

Действительно, откуда Сталину было известно о времени капитуляции, и откуда информация , что ему это было известно?

В принципе, это вопрос военно-стратегического планирования. Ведь каждая более-менее крупная военная операция разрабатывается заранее и изначально рассчитана на определённые ресурсы, внешние условия и примерные сроки проведения. Так что здесь, как очевидно, должны были постараться аналитики из Генштаба.

Вероятно, усатый рассчитывал, что где-нибудь к началу сорок пятого германия закончится, и планировал продолжение банкета в Европе. И в качестве завершающего аккорда дружбы с союзниками собирался наложить руку на физиков манхетенновского проекта...

Кое-кого из немцев ему удалось заполучить.

На снимке заседания идентифицировал шестерых, товарища Волгина на нем нет. А кто второй слева? Неужели главный космополит Исаак Израилевич Минц?

К сожалению, я вообще никого из них не знаю!

По поводу выбора даты

20 декабря 1944 г. в рамках предварительных договоренностей президент АН СССР В.Л. Комаров направил Сталину письмо с «обоснованием» даты празднования 220-летнего юбилея Академии наук. В обосновании уже традиционно для Академии игнорировались исторические даты проведения юбилеев. Известно, что в 1776, 1826 и 1876 гг. празднование производилось с опозданием на два года, а в 1925 – на год. Точная дата основания Петровской академии наук – 28 января 1724 г. – в очередной раз была проигнорирована, в данном случае в угоду политической ситуации и желанию Сталина провести грандиозные торжества именно в мае 1945 г. вместе с подписанием акта о капитуляции Германии. В «гибких» аргументах президента АН СССР дата юбилея связывалась не с юридическим актом основания, а с петровыми преобразованиями 1725 г., а именно - в мае Академии был передан дом, намеченный для этой цели Петром I, приехали в Россию первые академики, библиотека получила книги из личного хранилища Петра (ГАРФ. Ф.5446. Оп.47. Л.33). Президент В.Л. Комаров писал Сталину: «Исходя из этого, (а также с учетом ряда практических удобств, которые в данном случае совпадают с принципиальными соображениями), я бы считал наиболее правильным назначить юбилейные торжества на май 1945 г.» (ГАРФ. Ф.5446. Оп.47. Л.32). Президент дипломатично справился с поставленной задачей, но жизнь внесла коррективы. Первоначальные даты юбилейной сессии, намеченные на период с 25 мая по 7 июня 1945 г., в связи с победой СССР в Великой Отечественной войне и накануне подписания Акта о капитуляции правительство постановлением №1019 перенесло на 15-28 июня 1945 г. (ГАРФ. Оп.47а. Д.4559. Л.102).

Источник: Архивы Российской Академии наук
Ссылка: http://www.arran.ru/?q=ru/exposition15_1

Re: По поводу выбора даты

Спасибо. Любопытное дополнение :)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account