traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Моральная дилемма Сэмюела Гаудсмита

Для людей далеких от физики начну с краткого объяснения, что такое Алсос.

Операция Алсос - часть Манхэттенского проекта - была запущена сразу после того как американские войска высадились в Италии в сентябре 1943 года. Ее задача была такова: получить сведения о немецком атомном проекте и передать эту информацию в Лос Аламос, где “ковалось” американское ядерное оружие. Главный вопрос: не опередили ли немецкие ядерные физики Манхэттенскую команду?

Генерал Лесли Гроувз, руководитель Манхэттенского проекта, назначил научным руководителем операции Алсос Сэмюела Гаудсмита. Здесь есть один смешной момент. Гроувз очень боялся утечки информации. Когда он узнал, что Гаудсмит назвал операцию "Алсос", он пришел в ярость. По-гречески алсос означает "роща" (пусть меня поправят люди, знающие греческий, если это не так). Фамилия "Гроувз" означает то же самое по-английски.

Гаудсмит на джипе (за рулем) колесит по оккупированной Германии в поисках немецких ядерщиков.



По зрелому размышлению, Гроувз решил ничего не менять, чтобы не привлекать дальнейшего внимания.

Самуэль Авраам Гаудсмит (1902-1978) будучи совсем молодым человеком, приехал в Америку учиться физике. В 1925 году он (вместе с Уленбеком) придумал спин электрона. Тогда концепция электронного спина была революционной. В 1942 году, уже в зрелом возрасте, Гаудсмит присоединился к Манхэттенскому проекту.

Гаудсмит происходил из голландско-еврейской семьи. Родители его остались в оккупированной Голландии, в 1943 году были отправлены немцами в концлагерь и затем прямой дорогой в крематорий.

Гаудсмит и другие члены команды Алсос нашли немецкую группу ядерщиков во главе с Вернером Гейзенбергом и Отто Ганом, которые прятались в Хехингене (тогда во французской зоне оккупации), раньше, чем это успел сделать французский физик Ив Рокар.

После тщательного допроса всех членов и разбирательства на месте эксперимента, они пришли к выводу, что немецкая ядерная программа никакой конкуренции американцам не составляет. Немецкие ядерщики были переданы английским оккупационным войскам, которые интернировали их в Фарм Хол.

В книге “Алсос,” опубликованной в 1947 г., Гаудсмит пишет, что немцы не смогли (к счастью) сделать ядерное оружие по двум причинам: (а) наука не может эффективно функционировать в условиях тоталитарного режима, и (б) немецкие физики просто не смогли понять, как сделать атомную бомбу - не хватило ума. Оба этих тезиса были позднее яростно оспорены некоторыми историками науки. Основное возражение по первому тезису - пример Советского Союза. Тут было бы интересно обсудить разницу в тоталитарных режимах Третьего рейха и СССР, но это уведет меня в сторону от моего морального вопроса.

На протяжении многих лет Гаудсмит был главным редактором Physical Review, основного физического журнала, который ныне издается в шести сериях.





Эта была преамбула. Теперь главный вопрос. Для того, чтобы его задать мне придется процитировать небольшой отрывок из книги Виктора Френкеля “Профессор Хоутерманс”. О самом Хоутермансе, немецком физике, проведшем несколько лет в УФТИ в Харькове в середине 1930х, потом в застенках НКВД, откуда попал в Гестапо, откуда его вытащили немецкие друзья и коллеги, я писал раньше несколько раз (напр. http://traveller2.livejournal.com/374992.html). Но сейчас меня интересует только один аспект, который касается не столько Хоутерманса, сколько Гаудсмита.

Итак, начинаю с цитаты из Френкеля.

“1944 год. Хоутермансу грозили неприятности. На выручку Хоутермансу пришли его друзья из Уранового клуба — Вайцзеккер и Вальтер Герлах, ставший к тому времени административным руководителем работ по немецкому урановому проекту. Они добились его перевода в Геттинген, где позднее, в 1945, Хоутерманс и встретил наступавших американцев.

В их первых рядах, а подчас и опережая, шли отряды миссии Алсос, научную часть которой возглавлял старый знакомый Хоутерманса американский физик голландского происхождения Самуэль Гаудсмит.

Гаудсмит знал, что в Геттингене находится группа физиков, связанных с немецким атомным проектом: Вильгельм Грот и Ганс Копферман, занимавшихся разделением изотопов урана с помощью центрифуг, а также Фридрих Хоутерманс. Первым, с кем встретился Гаудсмит был Копферман. Встреча происходила на квартире последнего, и в этот момент туда случайно зашел Хоутерманс. В бумагах миссии Алсос сохранился отчет об этой встрече. Содержание его воспроизведено в книге Т. Пауэрса “Война Гейзенберга”.

По сведениям Гаудсмита, сам Хоутерманс не был участником немецкого проекта, но знал о нем и очень им интересовался. Он передал миссии всю имеющуюся у него информацию. Как писал Гаудсмит, некоторая часть ее была определенно не верна, что свидетельствует о его неведении… Хоутерманс хотел показать своим американским коллегам, что к злодеяниям нацизма он не имел отношения.

Последствия встречи Гаудсмита и Хоутерманса свидетельствуют о потере доверия к своим старым немецким знакомым со стороны Гаудсмита. До их встречи Хоутерманс написал письмо своему близкому другу в Англии, Патрику Блэкетту, с тем, чтобы Гаудсмит передал его. В приписке к письму, сделанной, очевидно, в присутствии Гаудсмита (на имеющейся копии виден рукописный текст, сделанный рукой Хоутерманса), Хоутерманс просил рассказать о его злоключениях Максу Борну и Джеймсу Франку и передать просьбу помочь наладить в Геттингене научную работу. В этом письме были и такие строчки:

“Вот и наступил момент, которого я ждал годы и годы... Я думаю, вам и всем тем, кто знает нас лично, нет необходимости говорить о том, что делалось во время войны от имени Германии, начиная с Ковентри и до поведения немецких команд подрывников в русских институтах. Вы должны поверить, что не все немецкие физики сошли тогда с ума.”

К несчастью для Хоутерманса, Гаудсмит не передал этого письма П. Блэкетту, и оно осталось в архивах миссии Алсос.”


Сделал ли он это случайно или намеренно? Вот вопрос который меня беспокоит. В довоенные времена Гаудсмит и Хоутерманс были друзьями, пусть и не близкими.
Их послевоенная встреча состоялась вскоре после того, как Гаудсмит узнал о гибели родителей в немецком концлагере. Я думаю, что понимаю его озлобленность в тот момент по отношению ко всем немцам. И тем не менее, был ли он морально прав, отправив письмо Хоутерманса в архив, а не адресату?

Или все-таки это было случайностью?

Кстати, нечто непонятное есть и в самом письме. Почему Хотерманс не отправил его по почте, а решил передать с Гаудсмитом?

Незадолго перед смертью.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments