traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Штарк-эффект, заболевание фашизмом и трудности денацификации

Дорога от А до Я

А.



Я.



Преамбула

Любой студент-физик знает, что такое Штарк-эффект: расщепление атомных уровней во внешнем электрическом поле. Для дальнейшего важно, что эффект этот невозможно понять в классической физике. Он становится понятным только в квантовой механике.

Штарк

Иоганн Штарк родился в 1874 году в Баварии. Докторскую диссертацию защитил в Мюнхенском университете в 1897 году. Стал заниматься довольно рутинными измерениями световых лучей и наткнулся на “золотой самородок”. В 1913 году он открыл то, что позднее стало известно как эффект Штарка: расщепление спектральных линий в электрическом поле. Я прекрасно помню как узнал об этом эффекте (но не о его авторе) на лекциях С.С. Герштейна в 1968 году.

В 1919 Штарк был удостоен Нобелевской премии по физике в знак признания его заслуг в изучении электромагнетизма. На деньги, полученные в Стокгольме, он купил фарфоровый завод и большую ферму. Став богатым человеком, он решил отправиться в публичную жизнь.

Для начала он набросился на Эйнштейна и его теорию относительности. Потом отверг квантовую теорию Бора-Зоммерфельда как «догматическую». Дальше - больше. К 1922 году Штарк был изолирован в немецких академических кругах. По-видимому в отместку, в 1924 году он поклялся в верности Гитлеру и стал открытым сторонником НСДАП (Национал-социалистической рабочей партии Германии). В апреле 1930 г. вступил в нее и, вместе с Филиппом Ленардом (1862-1947, лауреат Нобелевской премии в области физики 1905 г.), сформулировал доктрину «арийской физики».

Приход нацистов к власти вознес Штарка на самый верх научного Олимпа: он попал в верхушку Академии, был назначен президентом Императорского Института физики и технологии (с 1933 по 1939 г.) и немецкого научного фонда (Deutsche Forschungsgemeinschaft). В 1934 году Штарк опубликовал книгу «Nationalsozialism und Wissenshaft” ( Национал-социализм и наукa), a в 1941 году «Jüdische und Deusche Physik" (Eврейская и немецкая физика).

15 июля 1937 еженедельник СС Das Schwarze Korps (Черный корпус) опубликовал статью под названием Штарка ”Белые евреи в науке». Главная ее тема такова: недостаточно исключить всех евреев из участия в политической, культурной и экономической жизни немецкого народа. Необходимо истребить еврейский дух, проявившейся в науке в частности из-за работ Эйнштейна. Штарк пошел даже дальше, и обозвал Гейзенберга “белым евреем”. Вернер Гейзенберг был 100%-ным немцем, более того, немецким националистом по убеждениям (хотя и относился к Гитлеру с определенной прохладцей). Штарк, по-видимому, имел в виду нежелание Гейзенберга делить физику на арийскую и еврейскую.



Мировая известность

В 1938 году скандальная “известность” Штарка выплеснулась за рубежи Германии. Все люди, занимающиеся естественными науками, знают, что самый престижный в мире журнал - “Nature”. Там публикуются только статьи, имеющие самый общий характер. Так вот, 30 апреля 1938 в “Nature” появилась статья Штарка под названием “Прагматический и Догматический Дух в физике”.

В этой статье Штарк писал в частности:

“Есть одна область интеллектуальной деятельности - наука - где мы встречаем дух "белых евреев" в его наиболее интенсивной форме и где общность между мировоззрением белых евреев и еврейского учения видна невооруженным глазом. Очистка науки от этого еврейского духа - наша первоочередная задача. Ибо наука занимает ключевую позицию, пользуясь которой интеллектуальной иудаизм может всегда вернуть себе значительное влияние на все сферы жизни страны. “

Несколько “арийских” ученых с международной репутацией (Планк, Зоммерфельд) были обвинены в статье в следовании иудаизму. “От них нужно избавляться физически, также же как и от этнических евреев,” - заключил Штарк.

В июле 1947 года, после войны, Суд приговорил Штарка к четырем годам тюрьмы, но его приговор был впоследствии приостановлен (через какое время - мне не удалось узнать), а потом заменен штрафом кажется в 1500 марок. Штарк отправился на свою ферму в Traunstein, где и умер в покое и комфорте в 1957 году в возрасте 83 лет.

Денацификация в академической среде

Денацификация была привнесена в Германию извне, державами-победительницами. Каждый член НСДАП (и не только они) должен был пройти через специальную комиссию, которая разбиралась с его/ее делом и выносила решение о дальнейшей карьере (уголовные нацистские преступники, такие как, например, Штарк, проходили через суды). В процессе денацификации презумпция невиновности была отменена. Каждый член НСДАП должен был доказать, что он (она) лично не сделал ничего “плохого”, например, с помощью рекомендательных писем.

Вот все, что я знал об этой процедуре, в самых общих чертах.

Совсем недавно я наткнулся на 600-страничный труд Герхарда Раммера, в котором весьма подробно описывается как именно проходила денацификации в университетах (на примере Геттингена). Поскольку мое знание немецкого - зачаточное, с помощью гугла мне удалось разобрать страниц 20. И я обнаружил много нового и интересного.

Трудности денацификации

Следует отметить, что Геттингене находился в английской зоне оккупации. Как это ни странно, англичане относились к немцам не так жестко, как американцы или французы (и уж заведомо мягче, чем в советской зоне оккупации).

Точные науки в Геттингене особенно пострадали от нацистов. От его уникального статуса "научной Мекки" не осталось ничего. Математики с мировым именем, такие как Рихард Курант, Герман Вейль, Эдмунд Ландау, и Эмми Нётер были вынуждены бежать заграницу, так же как и выдающиеся физики, такие как Макс Борн, Джеймс Франк, и Эдвард Теллер, в основном по расовым причинам. Они были заменены учеными гораздо меньшего калибра; многие из “вновь прибывших” были членами НСДАП. Запрет этой партии, наложенный союзниками, в принципе мог бы естественным образом привести к обратной замене: слабых ученых, сделавших карьеру из-за близости к нацистам, на более квалифицированных ученых из-за рубежа либо из самой Германии. Мог бы…

Первоначально для денацификации были созданы комитеты, включавшие английскую военную администрацию. Англичане рьяно принялись за дело, но в скором времени стало ясно, что они не могут справиться с таким объемом в разумное время - почти 30% трудоспособного населения Германии должны были пройти через денацификацию.

Тогда ответственность за процесс денацификации был делегирован немецкой администрации на местах. Таким образом, денацификация превратилась в само-денацификацию.

Дальше случилось вот что.

Четкие критерии высоких научных достижений и неучастия в нацистских преступлениях и проступках были заменены довольно смутным критерием ``коллегиального кодекса поведения, т.е. лояльности по отношению к коллегам, к своей профессии и “своему” научное учреждению” плюс “порядочность и честность". Комитеты по денацификации были составлены без оглядки на политическую ориентации членов комитетов во времена Гитлера.

Я не знаю, можно ли было проведено этот процесс по-другому в тех обстоятельствах, не вызывая разлома в обществе. Герхард Раммер пишет что ``целью денацификации была стабилизация общества а не разрыв и гражданские беспорядки. Денацификация с оглядкой на политическую ориентацию членов комитетов во времена Гитлера не достигла бы стабильности, а наоборот поставила бы в опасность.“

И далее Раммер продолжает:

"Совместная работа и научно-исследовательские проекты укрепили коллегиальную солидарность тех, кто в них участвовал и создали альянсы ученых, в которых политические разногласия больше не имели значения.”


Герхард Раммер подробно разбирает 4 досье, прошедшие через комиссию по денацификации в университете Гетттингена. Сначала два досье членов НСДАП, занимавших высокие посты в академической иерархии. (Имен я называть не буду, поскольку они ничего не скажут широкой научной общественности. Кто хочет, может посмотреть.)

Их рассмотрение прошло без сучка, без задоринки, оба получили чистый билет и их карьера продолжилась гладко.

Не так обстояло дело в двух других случаях. Kurt Hohenemser до 1933 г. был сотрудником Института прикладной механики. В 1933 году он был уволен по расовым причинам. Почти вся его семья погибла в концлагерях. Ему удалось выжить. Сам Hohenemser был последовательным противником нацистской идеологии с самого начала.

Летом 1945 года Hohenernser вернулся В Геттинген после двенадцатилетнего отсутствия, и попросил, чтобы его восстановили в должности ассистента в Институте прикладной механики. В своем заявлении он отметил, что бывший директор института Людвиг Прандтль был уволен в 1934 году по политическим причинам, и его место занял Макс Шулер, политический протеже НСДАП.

Это замечание Hohenernser’а сочли оскорбительным. Он был обвинен в совершении “непристойности". Декан Эйкен от имени факультета отказал в восстановлении Hohenemser’у на том основании, что `` плодотворное сотрудничество с коллегами будет для него невозможным.”

Двухлетняя борьба Hohenemser’а с университетом ничего не дала; он сдался и эмигрировал в США.

Похожая история произошла с аспиранткой Урсулой Мартиус. Она опубликовала статью, в Дейч Рундшау, в которой она выразила недовольство тем, что Паскуаль Йордан, Герберт Стюарт, Ганс Кнезер и еще два физика был оставлены в университетской иерархии несмотря на их мягко говоря симпатии к нацизму. Урсула Мартиус написала что эти физики “поддержали национал-социализм и словом и делом".

Все перечисленные ею ученые считались превосходными физиками (для некоторых небезосновательно) и почитались коллегами.

В результате, ее замучили и начальство и коллеги. В 1949 году, через год после завершения докторской диссертации, Урсула Мартиус эмигрировала в Канаду, где она стала одной из самых известных канадских ученых. (После замужества она взяла фамилию Франклин).

Вывод:

Общество легко и быстро заболевает безумием. Очищение же больного общества происходит с большим трудом и тянется долго.



Эта фотография очень известна. Вспомогательная СС группа Einsatzgruppe расстреливает еврейскую женщину, которая пытается своим телом закрыть ребенка. Ивангород, Украина, 1942 год. История ее такова. Она лежала в письме, отправленном с восточного фронта в Германию. В сортировочном центре в Варшаве участники польского сопротивления вынули ее из конверта и передали Tadeusz Mazur and Jerzy Tomaszewski, которые собирали улики нацистских преступлений. Сейчас она находится в музее в Варшаве.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →