traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:
Сегодня я ходил к врачу. Вообще-то, я эти походы не люблю (а кто любит?). Единственное, что меня с ними примиряет – вокруг всегда крутится одна, а то и две, симпатичных медсестрички 😀 Ну и кроме того, если посещение врача приходится на середину дня, в университет я уже не возвращаюсь.
У меня появляется оправдание перед самим собой, почему я могу приехать домой рано, и весь оставшийся день валять дурака. Совесть меня за это не мучает.

***

Продолжительность активной осознанной жизни человека – лет 40 или 50, с двадцати и до 60-70. Но наше психологическое и культурное состояние идет гораздо глубже. Все, чему нас учат родители, что рассказывают нам деды, становится частью нашего эго, и определяют мировосприятие и мораль, устанавливает "точку отсчета". Например, мои деды родились в 1882 году. Первую мировую войну, гражданскую войну, и тем более террор 1930х они встретили в сознательном состоянии. Их мироощущение, сложившееся под действием этих событий, отчасти перешло и ко мне. Таким образом, моя историческая память охватывает примерно 100 лет.

***

Когда мне исполнилось примерно 13 лет – а эти годы пришлись на конец хрущевской оттепели – я стал расспрашивать деда о его прошлом, о Первой мировой войне, в которой он участвовал, о 1930х годах. Про Первую мировую и историю своей женитьбы он рассказывал охотно. А вот про свои скитания и побеги в 1930х говорить не любил, старался избегать имен. Страх в нем был еще очень силен. Но однажды он рассказал примерно такую "сказку".




Жил-был старый король. Однажды он заболел, и решил, что ему надо срочно выдать свою дочь замуж за самого лучшего капитана, который и ее осчастливит, и, вставши у руля королевства, приведет страну к процветанию и торжеству справедливости.

По всем портам королевства было объявлено, что все желающие капитаны 1 января могут поднять паруса. Тот, кто придет первым в порт Сиднея, получит руку принцессы, а вместе с ней и корону королевства.

К 1 января в порту Ливерпуля собралось сто лучших парусников страны, затрубили трубы и капитаны отдали приказ "поднять паруса". Один из капитанов -- не шибко удавшийся лицом, но очень амбициозный -- решил, что он будет первым, несмотря ни на что. Принцесса, а вместе с ним и все королевство, будут у его ног.

Подозвав штурмана, он приказал ему проложить маршрут через пролив Обезьяны. "Но, мой капитан, - сказал штурман, - там сплошные скалы и всегда дует сильный и порывистый ветер. Никто еще не смог зимой пройти этим проливом."

"Мы будем первыми, - ответил капитан, это сэкономит нам 300 миль!"

"Я не могу этого сделать..."

Капитан обозвал штурмана предателем и велел вышвырнуть его заборт. "Я сам теперь буду штурманом! - воскликнул он, - а каждый член моей команды получит по 100 золотых дукатов."

Произошло чудо, парусник прошел заливом Обезьяны и выбрался в открытый океан. Под попутным ветром парусник шел ходко, но все же не так быстро как хотел капитан.

-- Наше судно слишком тяжелое. Приказываю: вышвырнуть за борт весь лишний провиант, включая аварийный запас!

Глухой шум пошел по толпе матросов.

-- Боцман, недовольных за борт. Остальным еще по 100 дукатов!

Парусник пошел заметно бодрее. Однако через несколько дней капитан вышел на палубу и сказал:

-- Я сделал замер. На сегодняшний день мы прошли половину пути, а по моему плану должны были пройти 3/4. Боцман! раздать всем матросам топоры, будем рубить внутренние переборки. Они слишком тяжелы для нашей цели. Из-за них у нас слишком глубокая осадка.

Видавший виды морской волк не выдержал и вспылил:

-- Если мы срубим переборки, малейшая течь, и мы все пойдем ко дну, и ни вы, сэр, ни ваша цель нас не спасут!

-- Ах так! Боцман предатель, за борт его! Отказавшихся рубить переборки за борт! Тоже мне, умники... Я ваш капитан! Кто останется со мной, получит еще по 100 золотых дукатов.

-- Ты, ты - наш капитан! закричали матросы, а кто так не считает - заборт!

В океанскую пучину полетел боцман, а за ним и кучка недовольных вокруг него, включая помощника капитана.

-- Ура! Да здравствует наш Капитан!

Под эти крики оставшиеся матросы, разобрав топоры и разогревшись доброй чашей рома, отправились рубить переборки.

Через пару дне подул свежий ветер. Не то чтобы это был шторм, или упаси господи, ураган. Но волна била в бок, грамотного штурмана не было, да, честно говоря, и матросы-то остались никудышные. Воспользовавшись отсутствием боцмана, они не просыхали от рома под молчаливое одобрение капитана.

Один из матросов спустился в трюм за новым бочонком. "Тееечь," - услышали остальные истошный голос. Вода в трюме прибывала не по часам, а по минутам, переборок не было, встать за помпы тоже было некому. Капитан носился и отдавал приказы, которые никто не выполнял. Вскоре его выбросили за борт, а еще через 15 минут судно накренилось, вздохнуло всем своим покалеченным существом, и пошло ко дну. Только несколько досок и 3-4 зацепившихся за них матросов напоминали о том, что совсем недавно, час назад, здесь несся парусник под всеми парусами.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments