Previous Entry Share Next Entry
Старая история. 7.. . (Продолжение следует)
traveller2
Предыдущий фрагмент см. http://traveller2.livejournal.com/467683.html

Именно так меня встретил Райнбек (поблизости, в соседнем городке Гайд Парк родился Ф.Д. Рузвельт, который в это время как раз был президентом США).

***

Интернат для девочек располагался на окраине Райнбека, в старом особняке, который был окружен большим ухоженным парком. С другой стороны от городка парк плавно переходил в рощу. Было видно, что особняк недавно отремонтировали.

Мисс Фаррел приняла меня в бывшей гостиной, очень радушно. Я до сих пор помню большие часы, которые каждые полчаса играли мелодию Моцарта.

“Я купила эту усадьбу в 1930 году. Сейчас у меня около 50 учениц, в основном из Нью-Йорка, но это число будет расти. Эльза Хоутерманс много рассказывала мне о вас, мисс Шлезингер. То, что вы пережили — это ужасно. Мне хотелось бы помочь вам хотя бы на первых порах. Пять-шесть моих учениц хотели бы брать уроки музыки. Я разумеется понимаю, что это не соответствует вашему уровню, равно как и вознаграждение, которое я могу вам предложить, но может быть, пока вы будете подыскивать настоящую работу…”

Разумеется, я сразу согласилась, даже не дослушав до конца. Из тех денег, что Ганс прислал мне в Прагу, у меня еще оставалось около 30 долларов, но этого не хватило бы даже на месяц… А сколько будут длиться мои поиски?

Итак, я поселилась рядом с Эльзой (позднее, когда Шарлотта Хоутермас с детьми приехала из Англии, она тоже тут поселилась и первое время преподавала математику и физику у мисс Фаррел). Это было большое везение для меня, на которое я и не рассчитывала. Мир не без добрых людей — как важно это было осознать именно в то время.

У меня было 6 учениц, причем три весьма продвинутые. Они занимались музыкой с раннего детства, в Нью-Йорке. Занятия с ними, уверенность в завтрашнем дне и спокойная обстановка были лекарством. Постепенно, я начинала ощущать себя тем человеком, которым я была в 1933. Конечно, мне не хватало Берлина, так же как Эльзе Вены, но разве в мире есть совершенство… В хорошую погоду мы часто гуляли по парку и обсуждали все, что нас волновало, разумеется, по-немецки. Это было так приятно.

Когда 2 году спустя я покидала Райнбек и Foxhollow, на прощальном концерте я и мои лучшие ученицы исполняли Le Nozze de Figaro Моцарта …

***

Мне следует вернуться в моих записках к Шарлотте. Уже весной 1938 г. стало абсолютно ясно, что в Англии она работы не найдет. Надо было помочь ей переехать в Штаты. Для этого была нужна вьездная виза, получить которую было непросто. Эльза Хоутерманс написала прошение о визе в Государственный департамент. Но из-за ее небольшой зарплаты этого оказалось недостаточно. Я послала письма всем физикам, которых я помнила по Берлину, которые пребывали в Америке. Почти все согласились помочь. Но быстрее всех отреагировал Роберт Оппенгеймер, который помнил Шнакс еще по Геттингену. Во-первых он послал Шнакс достаточно денег — их хватило на несколько месяцев и на три билета через Атлантику. Во-вторых, он написал необходимый аффидевит. Поскольку Роберт был известным профессором и хорошо зарабатывал, этот документ сработал. Весной 1939 года Шарлотта Хоутерманс, Джиованна и Ян перебрались в Райнбек. Мы вдвоем — Эльза и я — встречали их в порту Нью-Йорка, снова на лимузине с шофером…

***

Мисс Фаррел выполнила свое обещание, учениц в ее школе становилось все больше, моя нагрузка росла, и у меня просто не оставалось времени предаваться грустным мыслям. Но именно это мне и было нужно. В 1939 году мисс Фаррел продала усадьбу Foxhollow, и школа переехала в Ленокс, еще два часа пути к северо-востоку от Нью-Йорка. Новые владения школы до этого принадлежали Вандербильту. Усадьба располагалась на берегу большого озера. Красота необыкновенная… К тому же, теперь со мной была моя подружка Шнакс, и я почти каждый день навещала Джиованну и Яна. Я читала им книжки и понемногу приобщала к фортепьяно…



***

Прошел еще год, и я нашла работу в настоящем колледже. Да еще каком! Black Mountain College, колледж Черной горы, так он назывался. Непонятно почему. Горы, которые его окружали, назывались Голубым хребтом, возле города Эшвиль, в глубине Северной Каролины. Наш кампус был расположен при слиянии двух рек, Французской и Свонаноа. Благодаря уникальному стечению обстоятельств (война в Европе), на два десятилетия этот колледж в глухой провинции превратился в царство искусств, и стал центром притяжения для музыкантов, композиторов, поэтов, художников, архитекторов… и стал моим домом почти на двадцать лет. Какое несчастье, что в 1957 году его закрыли за долги…

Я закрываю глаза и вижу как живых моих эшвильских коллег, многие из которых стали моими друзьями. Мне хочется рассказать о некоторых.

Фриц Коэн… Он был ближе других. Мы знали дуг друга еще в Германии. Он писал музыку для балетов Курта Йооса, чуть ли не все балеты. Кто-нибудь помнит о Курте сейчас? В 1932 в Париже была премьера его балета “Зеленый стол”, после которой его почитательныцы чуть не разорвали его на части… Фрак точно разорвали. Фриц был женат на одной из лучших балерин Йооса, Эльзе Кал, которая стала Элзой Кал-Коэн. Как они любили друг друга… В 1933 году Фриц и его жена, вместе со всей труппой Йооса, перебрались в Англию. Когда труппа распалась, Коэны перебрались в Нью-Йорк. Потом, на мою радость, он стал профессором в нашем колледже. Нас связывали общие воспоминания, балет, Берлин, юность…

Как это ни странно, я сдружилась с Максом Деном (Max Dehn), который был намного старше меня. С ним было невероятно интересно. Я сказала странно, потому что Макс был математиком, учеником Гильберта.

В начале 1939 года Макс сбежал из Германии, нелегально перейдя границу с Данией. Оттуда в Норвегию, где ему удалось получить временную работу в Норвежском технологическом институте. Его путь в Америку был долгим и трудным: через Ленинград, по Транссибирской магистрали во Владивосток, оттуда в Японию, и далее Сан-Франциско.

В марте 1944 года, Макса Дена пригласили прочесть несколько лекций в нашем колледже о философии и истории математики. После этих лекций колледж предложил ему постоянную профессорскую позицию, с высокой зарплатой и бесплатным жильем. Вскоре на нашем кампусе появилась колоритная пара: Макс с женой, Антонией Ландау. Несмотря на почтенный возраст они всегда шли взявшись за руки.

Макс преподавал курсы по математике, философии, греческий и итальянский языки. В своем курсе "Геометрия для художников", Макс знакомил студентов с геометрическими понятиями: линии, плоскости, конические сечения — круги, эллипсы, параболы, гиперболы — сферы и правильные многогранники. Даже я записалась на этот курс. Правда бросила через пару недель.

Иногда он устраивал занятия в роще у подножья Голубого хребта. Мне нравились его дискурсы о философии, музыке, природе и о всеобщности математики. Когда Макс с Антонией собирались на горные прогулки, они часто приглашали меня…

  • 1

Научный оффтоп

Уважаемый Михаил Аркадьевич.

Можно Вам задать вопрос на тему темной материи:
- есть ли у WIMPs (нейтралино и пр.) магнитный момент и какой?

Помнится была работа Окуня, Волошина, Высоцкого
- для Дираковского нейтрино с массой Магнитный Момент = 10^-19 магнетона Бора * Мнейтрино[эВ].

Если по анологии так для WIMP с массой ~ТэВ получится большая величина ?

Спасибо.
Игорь.

Re: Научный оффтоп

Нейтральные частицы с ненулевой массой могут иметь магнитный момент. Общее правило: чем тяжелее частица тем меньше ее магнитный момент. Но это грубое утверждение. На самом деле магнитный момент зависит от конкретной модели, от того, какие заряженные составляющие "сидят внутри". Чем тяжелее заряженные виртуальные частицы, тем меньше магнитный момент.

Спасибо за просвещение )!

Сейчас поиски ВИМПов в подземных экспериментах ведутся в основном по каналу упругого рассеяния на ядрах - а можно ведь искать и по электро-магнитному рассеянию на электронах атомов.

P.S.
В работе Окуня и др. магнитный момент пропорционален массе нейтрино
- чем нейтрино тяжелее, тем больше его магнитный момент. См. лекции Высоцкого
http://www.itep.ru/theor/persons/lab180/Vysotsky/preprint0306.pdf
стр. 63

Старой статьи Окуня, Высоцкого и Волошина в интернете почему то не обнаружилось.

С какого-то момента начинает напоминать чем-то Тени в Раю Ремарка
Сумасшествие, конечно, выбраться из этой мясорубки, и жить в американской непуганной глуши, где люди себе не представляют, как бывает

Да, Маша, я тоже все время вспоминал Ремарка. Не могу себя сравнить с ним в литературном плане, но он писал о людях той же судьбы, того же поколения, которому бог отмерил бед по полной мере... Еще у Ремарка был "Возлюби ближнего своего" на ту же тему.

В марте 1944 года, Макса Дена пригласили прочесть несколько лекций в нашем колледже о философии и истории математики. После этих лекций колледж предложил ему постоянную профессорскую позицию, с высокой зарплатой и бесплатным жильем.
. . .
Макс преподавал курсы по математике, философии, греческий и итальянский языки. В своем курсе "Геометрия для художников", Макс знакомил студентов с геометрическими понятиями: линии, плоскости, конические сечения — круги, эллипсы, параболы, гиперболы — сферы и правильные многогранники. Даже я записалась на этот курс. Правда бросила через пару недель.


Насчет высокой зарплаты: согласно wiki
After negotiating his salary from $25 to $40 per month, Dehn and his wife moved into housing provided by the school and he began teaching in January 1945.

Конечно, работа в этом колледже была большой удачей для замечательного математика, он ведь пять лет не мог найти постоянную работу в Штатах, переезжая с места на место, но считать сорок баксов в месяц (за которые пришлось бороться - ведь предлагали 25!) высокой профессорской зарплатой несколько затруднительно - как заметила героиня Вашего рассказа:

"у меня еще оставалось около 30 долларов, но этого не хватило бы даже на месяц".

Был он в этом experimental arts college единственным математиком - так много математиков там было не нужно, поэтому и приходилось преподавать греческий с итальянским и философией, а вместо нормальных математических курсов - "Геометрию для художников".

Кстати, когда после войны Немецкое Математическое Общество предложил Дену вновь стать его членом, то он отказался, заметив, что у него нет уверенности в том, что, если обстоятельства изменятся, то его снова не выгонят.

Средняя зарплата в США была тогда около $200 в месяц. Буханка хлеба стоила тогда 9 центов, литр молока - 16 центов. Учитывая, что жилье и, скорее всего, еда на кампусе, предоставлялись, это была просто очень скромная зарплата, на которую, впрочем, можно было прожить. То есть по теперешним меркам это что-то среднее между 700 долларов на руки с предоставлением жилья и 120 брежневских рублей (в плане что с ассортиментом товаров тогда тоже не сильно разогнаться было).

Надо сказать, этот колледж был очень бедный, но очень умел притянуть таланты. Жаль, что обанкротился - вклад выпускников в мировую культуру весьма ощутим.

Говоря попросту, зарплату Дена

высокой профессорской зарплатой никак не назовёшь, хоть она и была для него большой удачей и, вместе с бесплатным жильём (про бесплатную еду на кампусе мне ничего не известно), позволяла выжить ему и жене.

Edited at 2016-01-19 04:03 pm (UTC)

Re: Говоря попросту, зарплату Дена

Я невнимательно посмотрел в Википедию. Действительно, 40 долларов тогда примерно равно 600-650 нынешних. Я решил, что это в неделю. Возможно, в Вики ошибка (такое бывает!).
Но если это не ошибка, то его зарплата действительно была более чем скромной. Жилье было бесплатное, от колледжа, это я знаю.

Вики, шмики

То, что у Дена были проблемы с работой в Америке, вроде бы общеизвестный факт. То, что liberal arts college, использующий профессионального математика для преподавания итальянского и греческого, не купается в деньгах, тоже понятно (что и подтверждается последующим его банкротством). В общем, пролетарии всех стран соединяйтесь бедняки помогли друг другу . . .

Кстати о греческом - во времена своего профессорства во Франкфурте Ден организовал семинар по истории математики, на котором разбирали работы Архимеда . . .


Re: Вики, шмики

Вы - кладезь знаний о всех математиках! Большое спасибо. Если позволите, я чуть позднее задам вам вопрос о трех немецких математиках того времени...

Re: Вики, шмики

Большое пожалуйста


Да, конечно. Но я всё-таки не всё и не про всех знаю :-)






Да, конечно.

Re: Вики, шмики

"... three mathematicians are in concentration camps: Hellinger, Rosenthal and Remak..." Паули, 1938.

Знаете ли вы о них хоть что-нибудь?

Hellinger, Rosenthal and Remak

Артур Розенталь был деканом в Гейдельбергском Университете до 1933 г., а в 1934 успел дать клятву верности Фюреру, поскольку всё ещё числился профессором (её и от евреев требовали!), потом эмигрировал в Голландию, а затем в Штаты, где начал практически с нуля (lecturer and research fellow at U of Michigan, затем assistant professor, потом associate professor at U of New Mexico); последняя позиция - полный профессор в Purdue. О том, что он провёл какое-то время в концлагере, я никогда не слышал (он уехал из Германии в 1936-м).

Роберт Ремак и Эрнст Хеллингер попали в концлагерь(Заксенхаузен и Дахау соответственно) в 1938 г. вскоре после Kristallnacht - тогда было принято сажать небедных евреев, которых выпускали из лагеря только в эмиграцию.

Хеллингер уехал в Штаты, где пристроился визитером в North Western - позиция была годовой, но её регулярно продлевали, так он и дотянул до пенсии. Был он учеником Гильберта, занимался операторами в гильбертовом пространстве, проблемой моментов, от него остался интеграл Хеллингера, впрочем обобщённый Колмогоровым.

В начале своей карьеры Хеллингер был ассистентом Гильберта и Клейна в Геттингене.
"Shortly after his arrival at Northwestern, one of the professors in describing Northwest's mathematics program to him remarked that in the honours course Felix Klein's 'Elementary mathematics from an advanced standpoint' was used as a text and "perhaps Hellinger was familiar with it". At this Hellinger ... replied "familiar with it, I wrote it!"." Как тут не вспомнить историю публикации книги "Что такое математика" Куранта и Роббинса!

Ремаку повезло меньше: американской визы ему не дали, но он смог уехать в Голландию, откуда через несколько лет его и перевезли в Освенцим . . . Он занимался теорией групп (теорема Крулля-Ремака-Шмидта) и алгебраической теорией чисел, был известен привычкой спать на докладах, а просыпаясь, ловить докладчиков на ошибках. Его habilitation дважды срывалась из-за Макса Планка, что некоторые воспринимали/воспринимают как проявление антисемитизма со стороны основоположника квантовой механики.


Edited at 2016-01-20 03:29 am (UTC)

Re: Hellinger, Rosenthal and Remak

Большое спасибо! А зачем вы текст перечеркнули?

Re: Hellinger, Rosenthal and Remak

Большое пожалуйста. Ну, далеко не весь и, чтоб никого не обидеть :-)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account