traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Старая история. 8... (Окончание)

Предыдущий фрагмент см. http://traveller2.livejournal.com/467898.html

Рози пришла довольно давно, но я спала. Слабею с каждым днем и, наверное, не успею рассказать всю историю моей жизни. Но все же, еще несколько слов о моих друзьях в Black Mountain College. Из музыкантов я много общалась с Генрихом Яловецом (Heinrich Jalowetz). У него был австрийский паспорт и, как и я, родом он был из Чехии. В Вене он был в круге Арнольда Шенберга. До 1933 года он дирижировал оркестрами в Регенсбурге, Данциге, Праге и Кельне. В наш колледж он попал чуть позже меня. Один из тех немногих людей, чьи шутки были и смешны и доброжелательны. Наша дружба продолжалась до 1946 года, когда он внезапно умер.

В Black Mountain College не было никакой программы. Каждый профессор учил своих студентов тому, что ему нравилось. Наверное поэтому из него вышло столько знаменитых художников и фотографов. Их было действительно много; некоторые писали мне даже после того, как покинули альма матер и отправились в самостоятельное плавание. Один из архитекторов, который позже попал во все учебники — Бакминстер Фуллер (Buckminster Fuller). Идеи из него били фонтаном, но все так или иначе проваливались. Бакминстер был идеалистом. Он все время думал о том, что он может сделать для человечества из того, что большие организации или правительства не могут сделать в силу своей природы. 1948 год, который он провел в нашем колледже, был счастливым. Именно тогда он изобрел «геодезический купол» — пространственную сборную сетчатую оболочку из металлических стержней. Сначала он предложил ее, чтобы строить дешевое и просторное жилище для американцев, возвратившихся с войны. Но это не привилось. Лет через 20 геодезический купол стал стандартным элементом в спортивных сооружениях, выставочных залах, аэропортах и т.д. Когда я была в Мюнхене, я видела там олимпийский стадион…

Кстати, о Мюнхене. Не помню, упоминала ли я об этом. Когда я впервые попала в Германию после войны, в конце 1960х, я узнала, что мне полагается реституция от немецкого правительства за преследования при нацистах, точнее за то, что я потеряла работу по их вине. Но я твердо решила, что от Германии мне ничего не надо, ни пфеннинга. Бланк заявления разорвала и выбросила в корзину для мусора. Я ходила по улицам Берлина, и старая боль и бессилие воскресли во мне. В Прагу я вообще не поехала. Не смогла.

В 1957 году Black Mountain College закрыли…



***

Я провалилась в сон. Рози сказала, что я спала довольно долго.

Еще до закрытия колледжа мне предложили работу в Музыкальном училище в Якиме, штат Вашингтон. Предгорья, дубовые леса, безумно красиво и безумно далеко от всего…

***

Не знаю, гуляли ли вы когда-нибудь поздней осенью в дубовом лесу. Американский дуб сбрасывает листья очень поздно, и ветер разносит их далеко вокруг. Они не мокнут, не мнутся и не гниют— глянцевые, гладкие как зеркало и прочные. Они уже мертвые, но с другой стороны вроде бы живут, но иной жизнью, не той с которой они начинали. Порывы осеннего ветра причудливо играют ими: вот они сбились в живописную кучку в одном месте, потом в другом, уже с другими соседями…

***

В Якиме у меня начались проблемы со здоровьем, отголоски безумного напряжения 20-летней давности. Почти сразу же после переезда заметила, что мое зрение ухудшается, причем быстро. Я запаниковала, и, думая что ослепну, стала ноты учить наизусть. Все подряд. К счастью, через два года ухудшение приостановилось. Да, мне пришлось носить очень сильные очки, но все же я могла читать и писать при хорошем освещении.

***

Я начала курить в Харькове. Со временем я курила все больше. Через 25 лет пришло время заплатить цену. В нашем госпитале проводили какое-то клиническое исследование на добровольцах. Добровольцам платили, и поскольку у меня было довольно много времени, я записалась в эту программу. Так, совершенно случайно выяснилось что у меня рак легких, правда в начальной стадии.

***

Перед операцией брат Ганс прилетел из Лондона. Я была ужасно тронута, разревелась как девчонка. Ведь у меня никого больше не было. Та первая операция прошла успешно. Ганс ждал, пока я не встану на ноги. После войны Ганс подолгу жил в Испании. Его деловые операции были успешными, он стал по-настоящему состоятельным человеком. Я над ним подшучивала: “У такого капиталиста не может быть сестры левых убеждений…”

***

Ганс забрал меня с собой в Лондон. Он купил мне небольшую квартиру недалеко от Кингс Колледж. Занести в нее фортепьяно было целым делом. Я больше не работала, играла для себя, иногда для друзей. Когда мне надоедало серое лондонское небо и постоянные дожди, я ездила в Испанию, где у Ганса был небольшой дом у моря… Потом у меня была вторая операция, после которой я в основном сидела дома и слушала радио. Полгода назад опухоль вернулась. Теперь она неоперабельна. Неделю назад меня навестил Ян Хоутерманс. Хотя он пытался не подать виду, я поняла, как он ужаснулся увидев меня…. Посмотрел бы он на меня сегодня…


*************************************

Источники: Дневник Шарлотты Хоутерманс, частично опубликованный в “Physics in a Mad World”;
Неопубликованные заметки Яна Хоутерманса;
Заметка в Geni о Charlotte Schlesinger (на немецком);
Электронные письма от Джона Шлезингера, племянника Шарлотты Шлезингер;
Отдельные упоминания вскользь Джин Ричардс.
Упоминание вскользь в неопубликованной заметке Фрица Хоутерманса о тюрьмах НКВД.


В детстве



Бимбус вторая слева. Первый слева — Бакминстер Фуллер. На одном из пикников. Black Mountain College



Black Mountain College

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments