traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Category:

Джон фон Нейман. Один из марсиан. 5

Продолжение. Предыдущий фрагмент см. http://traveller2.livejournal.com/478601.html

чтобы закончить с предыдущим постом приведу замечательную ссылку, которую мне прислал господин
shkrobius :

https://www.bnl.gov/60th/EarlyBNLers.asp

Из этой заметки видно, что и J. Horner Kuper, укравший жену у фон Неймана, и его бывшая жена (она стала называться Mariette  Kuper) все-таки сделали кое-какую карьеру в Брукхэвенской национальной лаборатории (БНЛ): он в качестве заведующего Отделом электроники БНЛ, а она в качестве административного помощника заведующего группы планирования.Там же есть фото. А вот еще фотография (из книги Марины фон Нейман-Уитман “Дочь марсианина”), на которой Мариетт, еще жена Джона фон Неймана, сидит на коленях у будущего Нобелевского лауреата Юджина Вигнера. По-видимому, кокетство было у нее в крови.




******

Пора уже рассказать о чрезвычайно важном этапе в жизни фон Неймана — его участии в Манхэттенском проекте. Еще до начала войны, в конце 1930-х годов, фон Нейман начал изучать взрывные явления. Таким образом, сам того не зная, он работал в параллель с Яковом Борисовичем Зельдовичем. В те годы, когда компьютеров еще не было, по сути дела люди не знали, как развить хотя бы приближенную количественную взрывных явлений, как смоделировать их математически. За пару лет Фон Нейман стал ведущим специалистом по математике кумулятивных зарядов. Его результаты в этой области были
востребованы в первую очередь для военно-морского флота. Они пригласили фон Неймана к себе в консультанты, а уже оттуда он позднее попал в Манхэттенский проекте. Относительно спокойная жизнь в Принстоне кончилась, поскольку ему все время приходилось ездить в Лос-Аламос, Нью-Мексико.

Основной вклад фон Неймана в Манхэттенский проекте — концепция и конструкция взрывных линз,
необходимых для сжатия плутониевого ядра. Этот был абсолютно необходимый элемент второй атомной бомбы Fat Man которая была позже сброшена на Нагасаки. Хотя сама идея «имплозии» была не его, фон Нейман был самым стойким ее сторонником, двигавшиий ее дальнейшее развитие несмотря на возражения коллег, которые считали такую ​​конструкцию неработоспособной. Потом к нему пришла идея использовать более мощных кумулятивные заряды и менее расщепляющиеся материалы, чтобы значительно увеличить скорость "сборки".

Когда выяснилось, урана-235 у американцев было наработано недостаточно для того, чтобы сделать более одной бомбы, проект линзы линзы фон Неймана был расширен а его идеи были полностью реализованы. Имплозия — единственный метод, который мог быть использован с плутонием-239. Его к 1944 году тоже было наработано мало. Фон Нейман вычислил, что имплозия сработает так как надо, только если отклонения от сферичности ядерного заряды не будет превышать 5%. После ряда неудачных попыток с моделями, нужная сферичность была достигнута Джорджем Кистяковским. Сооружение стационарного прототипа под названием Тринити (в самолет его загрузить еще было нельзя) было завершено в июле 1945 года.



Наряду с четырьмя другими физиками и военным начальством, фон Нейман был включен в комитет, задачей которого был выбор целей для бомбардировке в Японии. Фон Нейман же курировал вычисления, связанные с ожидаемой силой взрыва, оценкой потерь, и оптимальной высоты над землей,
на которой бомбы должны быть взорваны. В качестве первой цели фон Нейман выбрал Киото, культурную столицу Японии. Руководитель Манхэттенского проекта генерал Лесли Гроувс его поддержал, но военный министр Генри Л. Стимсон наложил вето на это предложение.

16 июля 1945 года с многочисленными другими участниками Манхэттенского проекта, фон Нейман был очевидцем первого взрыва, под кодовым названием Trinity, проведенного в качестве испытания устройства метода имплозии, на полигоне Аламогордо в 56 км к юго-востоку от Сокорро, Нью-Мексико.
Основываясь этом наблюдениии, фон Нейман оценил силу взрыв в 5 килотонн тротилового эквивалента, но Энрико Ферми, произведя более точную оценку, получил 10 килотонн. Как мы сейчас знаем, на самом деле там было от 20 до 22 килотонн. Между прочим, выражение "килотонны” появилось впервые в 1944 году работах фон Неймана. После войны Роберт Оппенгеймер заметил, что физики, участвующие в Манхэттенском проекте “познали грех". Фон Нейман ответил: “Иногда в грехе стоит
признаться, чтобы его по достоинству оценили.”

После капитуляции Японии большинство физиков покинули Лос Аламос. Как я уже писал об этом, они считали, что работать в этом направлении дальше аморально, поскольку никто кроме Сталина сделать
водородную бомбу был не в состоянии, а Сталин, по их тогдашнему мнению, тоже не будет этим заниматься. Одним из аргументов было убеждение, что понеся такие огромные потери во Второй мировой войне, Сталин полностью сосредоточиться на благосостоянии измученного народа.

Но три восточноевропейца — фон Нейман, Эдвард Теллер, и Стэн Улам — этот аргумент отвергли. К ним присоединился четвертый восточноевропеец, Георг Плачек из Чехии, который был свидетелем Большого Террора в Харькове в 1937 году. Собственно эти четыре человека и стали основными действующими лицами в дальнейшей гонке вооружений. Можно сказать, что в американском водородном проекте они были зеркальными отражениями Сахарова, Зельдович и Гинзбурга.

✷ Георг Плачек



Итак, фон Нейман продолжил работу над проектом водородной бомбы. Более того, он стал тесно сотрудничать с Клаусом Фуксом, даже не подозревая что Клаус Фукс был замаскированным коммунистом и шпионом. В 1946 году они подали совместную заявку на секретный патент «Совершенствование методов и средств для использования ядерной энергии", в котором описывается схема использования атомной бомбы для сжатия термоядерного заряда. Разумеется, Клаус Фукс сообщил о нем в Москвы. Но в тогда дело пошел не он, а проект Теллера-Улама. Причины этого я не знаю. Точно то же самое предложил Сахаров, на другой стороне земли. Поэтому в духе глобализации можно было бы этот метод назвать методом Сахарова-Теллера-Улама.

За вклад в победу во Второй мировой войне фон Нейман был награжден американским правительством Медалью за заслуги (Medal for Merit ) в октябре 1946 года.

Что было бы, если бы американцы не сбросили томную бомбу на Хиросиму и Нагасаки? И как следует расценивать их поступок, учитывая более 100 тыс. гражданских жертв?

Об этом я постараюсь написать в следующем посте.

********

Ну и несколько фотографий для удовольствия. В небольшой городок Хадсон в соседнем Штате Висконсин прибыли два парусника, точные копии каравелл Колумба Пинта и Нинья. На моих внуков размеры этих суденышк, пересекших Атлантику за 33 дня, произвели сильное впечатление. На второй фотографии видно, что даже Пинта (которая побольше Ниньи) значительно меньше нынешних речных прогулочных корабликов. Эти реплики изготовлены энтузиастами из клуба Колумба. Они ходят на них вдоль атлантического побережья, заходят в Миссисипи и в Великие озера. На Нинье Ари спросил сколько на ней было моряков.

“Двадцать шесть, и они спали на палубе” — был ответ.

“Но как они могли тут поместиться????”





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments