?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
С другой стороны войны. Дневник Йоханны 2.
traveller2
Предыдущий фрагмент см. http://traveller2.livejournal.com/483914.html

Не знаю, как им это удалось, но тетушки заразили моего отчима ненавистью к Эрнсту. Последний раз он встретился с ним лицом к лицу на нашей свадьбе. Свадьба была очень простой — не в церкви и не в синагоге — мы расписались в отделе регистраций, а нашими свидетелями были отец Эрнста и моя мама. Потом Эрнст обнял меня и поцеловал. Не знаю почему, я расплакалась и никак не могла остановиться. Наверное, сказалось напряжение последних лет. Отец Эрнста пригласил нас в его любимый берлинский ресторан на Унтер ден Линден. Он заранее зарезервировал отдельную комнату. Стол был накрыт на семь человек. Кроме нас и родителей была сестра Эрнста Лотта с мужем, Германом Бушем. Потом все разошлись, а мы с Эрнстом пошли в маленький отель неподалеку, а на следующее утро уехали в горы кататься на лыжах на десять дней. Эрнста перевели на работу в Гроссе, шесть часов на поезде в каждый конец, так что в течении целого года мы виделись только по воскресеньям. Как же мы ценили эти воскресные часы!

Зима 1932-33 г. была блеклой, экономическая и политическая ситуация в Германии ухудшалась. Росли очереди в суповые кухни, а уличные схватки между “правыми” и “левыми” стали обычным явлением. В январе 1933 года президент Гинденбург привел к присяге нового канцлера Германии, Адольфа Гитлера. Мы знали, что это означает. Уже в марте Эрнст был уволен с работы без права трудоустройства в государственных учебных заведениях.

1 мая 1933 г. День солидарности трудящихся, выходной день в Германии. Чтобы показать свою силу, нацисты превратили его в бесконечный парад групп SS и SA, который прокатился по всем городам. Эрнст, я и небольшая группа близких друзей собрались у нас на веранде, в попытке спрятаться от действительности и порадоваться цветению вишен и весеннему запаху леса. Мы наслаждались миром и покоем. Но в глубине души мы знали, что нас уже вырвали с корнем, что почва уходит у нас из под ног, и что нас ждет мрачное будущее.

Поскольку жить приходилось только на мою зарплату, мы уговорили хозяйку уменьшить арендную плату. В качестве компенсации, она отключила у нас центральное отопление. В кабинете у Эрнста был камин, поэтому большую часть времени мы проводили там. Но готовить приходилось в холодной кухне, а спать в холодной спальне. Все цветы на веранде умерли, и очарование нашей уютной квартиры пропало.

Весной 1934 года Эрнст наконец нашел работу сначала учителем, а затем директором школы-пансиона в маленьком городке, скорее даже деревне Капут (Caputh) близ Потсдама. Когда-то этот пансион был международной школой, но с приходом нацистов к власти его владелица Гертруда Файертаг (Gertrud Feiertag) превратила его в гимназию для еврейских детей, исключенных из государственных гимназий. Все звали ее тетушка Труда. Четыре с половиной года мы прожили на этом островке мира и красоты среди бушующего моря ужасов.

Вид на Caputh близ Потсдама





Основное здание было расположено на краю леса на утесе возвышавшемся над рекой Гавел. Сразу после Потсдама русло реки расширяется и она превращается в большое озеро. В этом здании размещалась администрация, кухня, столовая и спальни дошколят. Совсем рядом был дом Эйнштейна, маленькая вилла, которая в лучшие времена была подарена великому физику муниципалитетом Берлина. Этот подарок вызвал ярость антисемитов. В конце-концов Эйнштейн вернул Муниципалитету ее стоимость. Эйнштейн любил проводить здесь уикенды, занимаясь своим любимым спортом — парусным. В 1933 ему пришлось покинуть Германию. В феврале он уехал в Принстон в США и больше уже не вернулся. Гертруда Файертаг арендовала его дом для занятий и лекций. Когда мы приехали в 1934 году нас сначала поселили на ферме, где не было ванны. Первое время мы пользовались ванной в доме Эйнштейна. Я мечтала о том, чтобы частичка его мудрости втерлась нам под кожу.

Административное здание школы Гертруды Файертаг. Сейчас в нем расположен Молодежный центр имени Гертруды Файертаг.



Забегая вперед скажу, что Гертруда Файертаг была убита в 1943 году в Освенциме. Кто мог предвидеть это в 1934? Еще мне хотелось бы сказать несколько слов об Эйнштейне. Десять лет назад Вильгельм Киби взял меня на аспирантский семинар в Институте физики в Берлине, но котором присутствовал Эйнштейн. Какой-то аспирант начал рассказывать свою работу. Через несколько минут Эйнштейн его перебил:

—Не понял ни одного слова. Пожалуйста, начните сначала, а самый глупый из присутствующих в аудитории будет перебивать вас каждый раз, когда будет непонятно. Тогда мы все сможем разобраться в вашей работе. Итак, кто будет самым глупым?

В ответ гробовое молчание. Никто не поднял руку.

— Хорошо, я буду самым глупым. Пожалуйста, начните сначала, а я буду переспрашивать каждый раз, когда вы дойдете до непонятного места!

Домик Эйнштейна в Капуте



Конечно, я и раньше бывала на лекциях Эйнштейна по теории относительности. Они происходили в Большой аудитории, но все места все равно были заняты, мне приходилось сидеть на подоконнике. Встречались мы также с четой Эйнштейнов — и неоднократно — на концертах, а после концертов возвращались домой на одном и том же автобусе.

Все, что у меня осталось от Гертруды Файертаг



У подножья утеса прямо возле главной дороги стоял дом поменьше. Большинство классных комнат было именно там. Дорога из Потсдама выходила из леса, шла вдоль реки и затем ныряла вглубь деревни Caputh, тоже протянувшейся вдоль реки. Ученики (около 100) и преподаватели (около 30) жили в трех больших домах, которые Гертруда Файертаг арендовала у евреев бежавших заграницу. Все три дома стояли прямо на берегу реки недалеко от основного здания. Нас поселили в полуподвальном этаже одного из них. У нас была малюсенькая кухня, но мы ей практически не пользовались поскольку ужинали вместе с учениками. В квартире была спальня и кабинет, кроме того нам разрешили пользоваться садом и пирсом на реке, куда по воскресеньям мы вывозили столик на колесах и два переносных стула, и завтракали любуясь рекой и яхтами. Каждое утро с начала мая и до начала октября я и Эрнст устраивали небольшой заплыв по Гавелу. И только потом шли на работу.

Река Гавел в Капуте



Я продолжала трудиться в Коммерческом колледже. Зимой до Потсдама приходилось добираться на автобусе, но в теплую погоду я всегда пользовалась велосипедом, 6 километром по красивейшей дороге: слева река Гавел, справа густой лес, и почти нет машин. Потом 45 минут на пригородном поезде из Потсдама до берлинской биржи. Пока нацисты не пришли к власти я не знала что профессор Эйленбург был евреем, хотя и крещенным, так же как он не знал, что мой муж — еврей. Поскольку Коммерческий колледж был частным вузом, принадлежавшим Торговой палате, до 1935 года профессора Эйленбурга не трогали. Однако в 1935 году, когда ему исполнилось 68, ему “предложили” уйти в отставку. Все лето 1935 года я работала в школе в Капуте, вместе с Эрнстом. Однако осенью я вернулась к Эйленбургу, который нанял меня частным образом. Он мог платить мне лишь треть прежней зарплаты. Я подала заявление в несколько учреждений, подходивших мне по профилю, но меня нигде не брали из-за того, что мой муж был евреем. Один господин мне прямо сказал: “Вы нам подходите и, более того, очень нужны, но в нынешних обстоятельствах нам не разрешат взять вас на работу.”

Коммерческий колледж позволил Эйленбургу пользоваться заброшенной комнатой на отделении физики, а архив неофициально разрешил нам работать с их материалами. Результаты нашей работы можно было даже публиковать, но не под своими именами.


Продолжение следует

Disclaimer: перевод с сокращениями и недословный, скорее пересказ близко к тексту.

PS. radiotv_lover любезно прислал мне комментарий к первой фотографии в http://traveller2.livejournal.com/483723.html :

"Я нашел подпись к этой фотографии:

Niels Bohr visiting Otto Hahn in 1920 in Berlin. From left to right: Otto Stern*, Wilhelm Lenz, James Franck*, Rudolf Ladenburg, Paul Knipping, Niels Bohr*, E. Wagner, Otto von Bayer, Otto Hahn*, Lise Meitner, Georg von Hevesy*, Wilhelm Westphal, Hans Geiger, Gustav Hertz*, Peter Pringsheim. - See more at: http://www.cim.org/en/Publications-and-Technical-Resources/Publications/CIM-Magazine/2008/November/history/metallurgy.aspx#sthash.8qvrZLYA.dpuf
И тут написано где Вильгельм Ленц.

Там еще такая пометка к подписи.
*Received Nobel Prizes; names in italics were forced to leave Germany or German-occupied countries; G. Hertz was forced to leave his job but did not leave Germany."

  • 1
Спасибо! Очень интересно. Продолжайте, пожалуйста.

Супер интересно, пишите дальше!

Спасибо, с большим интересом жду продолжения

  • 1