traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

С другой стороны войны. Дневник Йоханны 2.

Предыдущий фрагмент см. http://traveller2.livejournal.com/483914.html

Не знаю, как им это удалось, но тетушки заразили моего отчима ненавистью к Эрнсту. Последний раз он встретился с ним лицом к лицу на нашей свадьбе. Свадьба была очень простой — не в церкви и не в синагоге — мы расписались в отделе регистраций, а нашими свидетелями были отец Эрнста и моя мама. Потом Эрнст обнял меня и поцеловал. Не знаю почему, я расплакалась и никак не могла остановиться. Наверное, сказалось напряжение последних лет. Отец Эрнста пригласил нас в его любимый берлинский ресторан на Унтер ден Линден. Он заранее зарезервировал отдельную комнату. Стол был накрыт на семь человек. Кроме нас и родителей была сестра Эрнста Лотта с мужем, Германом Бушем. Потом все разошлись, а мы с Эрнстом пошли в маленький отель неподалеку, а на следующее утро уехали в горы кататься на лыжах на десять дней. Эрнста перевели на работу в Гроссе, шесть часов на поезде в каждый конец, так что в течении целого года мы виделись только по воскресеньям. Как же мы ценили эти воскресные часы!

Зима 1932-33 г. была блеклой, экономическая и политическая ситуация в Германии ухудшалась. Росли очереди в суповые кухни, а уличные схватки между “правыми” и “левыми” стали обычным явлением. В январе 1933 года президент Гинденбург привел к присяге нового канцлера Германии, Адольфа Гитлера. Мы знали, что это означает. Уже в марте Эрнст был уволен с работы без права трудоустройства в государственных учебных заведениях.

1 мая 1933 г. День солидарности трудящихся, выходной день в Германии. Чтобы показать свою силу, нацисты превратили его в бесконечный парад групп SS и SA, который прокатился по всем городам. Эрнст, я и небольшая группа близких друзей собрались у нас на веранде, в попытке спрятаться от действительности и порадоваться цветению вишен и весеннему запаху леса. Мы наслаждались миром и покоем. Но в глубине души мы знали, что нас уже вырвали с корнем, что почва уходит у нас из под ног, и что нас ждет мрачное будущее.

Поскольку жить приходилось только на мою зарплату, мы уговорили хозяйку уменьшить арендную плату. В качестве компенсации, она отключила у нас центральное отопление. В кабинете у Эрнста был камин, поэтому большую часть времени мы проводили там. Но готовить приходилось в холодной кухне, а спать в холодной спальне. Все цветы на веранде умерли, и очарование нашей уютной квартиры пропало.

Весной 1934 года Эрнст наконец нашел работу сначала учителем, а затем директором школы-пансиона в маленьком городке, скорее даже деревне Капут (Caputh) близ Потсдама. Когда-то этот пансион был международной школой, но с приходом нацистов к власти его владелица Гертруда Файертаг (Gertrud Feiertag) превратила его в гимназию для еврейских детей, исключенных из государственных гимназий. Все звали ее тетушка Труда. Четыре с половиной года мы прожили на этом островке мира и красоты среди бушующего моря ужасов.

Вид на Caputh близ Потсдама





Основное здание было расположено на краю леса на утесе возвышавшемся над рекой Гавел. Сразу после Потсдама русло реки расширяется и она превращается в большое озеро. В этом здании размещалась администрация, кухня, столовая и спальни дошколят. Совсем рядом был дом Эйнштейна, маленькая вилла, которая в лучшие времена была подарена великому физику муниципалитетом Берлина. Этот подарок вызвал ярость антисемитов. В конце-концов Эйнштейн вернул Муниципалитету ее стоимость. Эйнштейн любил проводить здесь уикенды, занимаясь своим любимым спортом — парусным. В 1933 ему пришлось покинуть Германию. В феврале он уехал в Принстон в США и больше уже не вернулся. Гертруда Файертаг арендовала его дом для занятий и лекций. Когда мы приехали в 1934 году нас сначала поселили на ферме, где не было ванны. Первое время мы пользовались ванной в доме Эйнштейна. Я мечтала о том, чтобы частичка его мудрости втерлась нам под кожу.

Административное здание школы Гертруды Файертаг. Сейчас в нем расположен Молодежный центр имени Гертруды Файертаг.



Забегая вперед скажу, что Гертруда Файертаг была убита в 1943 году в Освенциме. Кто мог предвидеть это в 1934? Еще мне хотелось бы сказать несколько слов об Эйнштейне. Десять лет назад Вильгельм Киби взял меня на аспирантский семинар в Институте физики в Берлине, но котором присутствовал Эйнштейн. Какой-то аспирант начал рассказывать свою работу. Через несколько минут Эйнштейн его перебил:

—Не понял ни одного слова. Пожалуйста, начните сначала, а самый глупый из присутствующих в аудитории будет перебивать вас каждый раз, когда будет непонятно. Тогда мы все сможем разобраться в вашей работе. Итак, кто будет самым глупым?

В ответ гробовое молчание. Никто не поднял руку.

— Хорошо, я буду самым глупым. Пожалуйста, начните сначала, а я буду переспрашивать каждый раз, когда вы дойдете до непонятного места!

Домик Эйнштейна в Капуте



Конечно, я и раньше бывала на лекциях Эйнштейна по теории относительности. Они происходили в Большой аудитории, но все места все равно были заняты, мне приходилось сидеть на подоконнике. Встречались мы также с четой Эйнштейнов — и неоднократно — на концертах, а после концертов возвращались домой на одном и том же автобусе.

Все, что у меня осталось от Гертруды Файертаг



У подножья утеса прямо возле главной дороги стоял дом поменьше. Большинство классных комнат было именно там. Дорога из Потсдама выходила из леса, шла вдоль реки и затем ныряла вглубь деревни Caputh, тоже протянувшейся вдоль реки. Ученики (около 100) и преподаватели (около 30) жили в трех больших домах, которые Гертруда Файертаг арендовала у евреев бежавших заграницу. Все три дома стояли прямо на берегу реки недалеко от основного здания. Нас поселили в полуподвальном этаже одного из них. У нас была малюсенькая кухня, но мы ей практически не пользовались поскольку ужинали вместе с учениками. В квартире была спальня и кабинет, кроме того нам разрешили пользоваться садом и пирсом на реке, куда по воскресеньям мы вывозили столик на колесах и два переносных стула, и завтракали любуясь рекой и яхтами. Каждое утро с начала мая и до начала октября я и Эрнст устраивали небольшой заплыв по Гавелу. И только потом шли на работу.

Река Гавел в Капуте



Я продолжала трудиться в Коммерческом колледже. Зимой до Потсдама приходилось добираться на автобусе, но в теплую погоду я всегда пользовалась велосипедом, 6 километром по красивейшей дороге: слева река Гавел, справа густой лес, и почти нет машин. Потом 45 минут на пригородном поезде из Потсдама до берлинской биржи. Пока нацисты не пришли к власти я не знала что профессор Эйленбург был евреем, хотя и крещенным, так же как он не знал, что мой муж — еврей. Поскольку Коммерческий колледж был частным вузом, принадлежавшим Торговой палате, до 1935 года профессора Эйленбурга не трогали. Однако в 1935 году, когда ему исполнилось 68, ему “предложили” уйти в отставку. Все лето 1935 года я работала в школе в Капуте, вместе с Эрнстом. Однако осенью я вернулась к Эйленбургу, который нанял меня частным образом. Он мог платить мне лишь треть прежней зарплаты. Я подала заявление в несколько учреждений, подходивших мне по профилю, но меня нигде не брали из-за того, что мой муж был евреем. Один господин мне прямо сказал: “Вы нам подходите и, более того, очень нужны, но в нынешних обстоятельствах нам не разрешат взять вас на работу.”

Коммерческий колледж позволил Эйленбургу пользоваться заброшенной комнатой на отделении физики, а архив неофициально разрешил нам работать с их материалами. Результаты нашей работы можно было даже публиковать, но не под своими именами.


Продолжение следует

Disclaimer: перевод с сокращениями и недословный, скорее пересказ близко к тексту.

PS. radiotv_lover любезно прислал мне комментарий к первой фотографии в http://traveller2.livejournal.com/483723.html :

"Я нашел подпись к этой фотографии:

Niels Bohr visiting Otto Hahn in 1920 in Berlin. From left to right: Otto Stern*, Wilhelm Lenz, James Franck*, Rudolf Ladenburg, Paul Knipping, Niels Bohr*, E. Wagner, Otto von Bayer, Otto Hahn*, Lise Meitner, Georg von Hevesy*, Wilhelm Westphal, Hans Geiger, Gustav Hertz*, Peter Pringsheim. - See more at: http://www.cim.org/en/Publications-and-Technical-Resources/Publications/CIM-Magazine/2008/November/history/metallurgy.aspx#sthash.8qvrZLYA.dpuf
И тут написано где Вильгельм Ленц.

Там еще такая пометка к подписи.
*Received Nobel Prizes; names in italics were forced to leave Germany or German-occupied countries; G. Hertz was forced to leave his job but did not leave Germany."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments