traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Category:


В пятницу и субботу вместо того, чтобы заниматься делом, я заседал (одно из моих самых нелюбимых занятий). Впрочем, вопрос, который обсуждался комитетом, членом которого я являюсь, был очень важным. Наш институт был основан в 1989 году. Хотя сотрудники менялись — умер Толя Ларкин, ушел в Йель Леня Глазман, а на их место пришли Каменев и Чубуков — тем не менее на сегодняшний день средний возраст наших профессоров приблизился к 60. Это значит, что срочно необходимо влить свежую кровь. Один из нынешних профессоров объявил, что в следующем году уходит в отставку. В течение четырех-пяти лет можно ожидать и других отставок. Комитет обсуждал вопрос о замене: общие принципы и конкретные детали.

Я уже как-то писал, что процедура приема на работу нового профессора более сурова, чем выбор жены или мужа. Это связано с тем, что сотрудники нашего института имеют так наз. tenure. Профессор с tenure может быть уволен только в двух случаях: если закрывается факультет, или если он/она совершили уголовное преступление и были осуждены в ходе судебного разбирательства. Тenure изобрели англичане для того, чтобы защитить академические свободы, чтобы научные диссиденты могли бы безбоязненно высказывать свои взгляды, даже если они противоречат мейнстриму. Тenure — общепринятая практика в американских университетах, начиная с уровня Associate Professor. Правда, иногда на нее нападают политики то справа, то слева, к счастью, пока безуспешно.

Предположим, институт берет в свои ряды подающего надежды молодого теоретика. Через несколько лет он или она могут решить, что заниматься исследованиями им надоело. С ними уже ничего не поделаешь до самого пенсионного возраста… Если с супругом можно хотя бы развестись, то в случае tenured professor, мы имеем дело с католическим браком — раз и навсегда.

Поэтому процедура выявления достойных кандидатов, попытка предугадать будущее на 25-30 лет вперед, многократные интервью, и окончательное решение Search Committee — все это может растянуться на долгие годы, как это и было в случае с поисками замены Толе Ларкину.

После полутора дней заседаний удалось согласовать общие принципы: неофициальные поиски ведутся постоянно; Search Committee назначается как можно раньше; кандидаты для дальнейшего рассмотрения предпочтительно из интервала 35-45 лет, с установленной репутацией, из любой области теоретической физики и из любой страны; уровень — выше мирового среднего в данной области, предпочтительно, много выше.

Сможем ли мы привлечь такого кандидата? У нас есть серьезные минусы: отсутствие магии имени (чего уж там, с Принстоном или Стэнфордом состязаться невозможно); холодные зимы (особенно, январь и февраль). Но есть и плюсы: половинная учебная нагрузка; зарплата выше средней плюс специальный фонд для поездок на конференции и организации конференций; сильные экспериментальные группы по твердому телу и физике высоких энергий;
Миннеаполис — относительно недорогой город, с развитой культурной инфраструктурой, хорошими школами и прекрасным медицинским обслуживанием, которое считается одним из лучших (если не самым лучшим) в США. Как сказал один из членов комитета, “this is a great place to raise family”.

Так что, будем надеятся на успех… сделаем все, что можем…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments