traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Несколько дней в Санта Барбаре

Тропинка от учебных корпусов к общежитиям идет вдоль самого океана. Днем она почти пуста — студенты, как муравьи на велосипедах, несутся по асфальтированной велодорожке в стороне. Но в шесть вечера, когда солнце заходит, она начинает жить своей жизнью. Шум волн, смешанный с пьянящем запахом водорослей и цветов на неведомых мне кустах, ветер с моря, звездное небо и влюблены парочки. Господи, как их много… Длинноногие американки, миниатюрные китаянки, пухленькие мексиканки обнимаются с мальчиками и смеются. Изредка встречаются грустные девушки — грустные потому что одинокие. Впрочем, их так мало, что они не оказывают никакого воздействие нa ауру любви, опускающуюся на эту тропинку с закатом.



Кампус университета Калифорнии в Санта Барбаре был открыт в 1944 году. Сейчас здесь 23 тыс. студентов, шесть нобелевских лауреатов среди профессоров. Всего в университете Калифорнии 10 кампусов — от Сан Диего на юге до Дэвиса на севере. Институт теоретической физики им. Кавли — центр притяжения для физиков со всего мира.





Я гулял по тропе и вспоминал о другой любовной истории, произошедшей почти 90 лет назад. Я писал о ней вот здесь:

http://traveller2.livejournal.com/494521.html

И там же привел русский перевод письма Жени Каннегисер Рудольфу Пайерлсу. Сегодня я хочу привести другое письмо из их обширной переписки, выбранное практически наугад. Переводить его не надо, поскольку Рудольф написал его на русском языке, который он выучил за несколько месяцев, чтобы общаться с Женей. Письмо написано из Вероны в 1931 году. Стиль и правописание сохранены, несколько неразборчивых слов я выкинул.

(файл 96)
Моя единственная симпатичная и к тому же брошенная жена. Тебе скучно проснуться без меня? Мне очень, ведь я уже совершенно отвык ездить без тебя, и все время хочется тебе что-нибудь рассказать, что-нибудь у тебя спросить, хочется тебя поцеловать или просто взять тебя за руку…

Ехал я пока чудно, нас было 4 человека в купе, еще очень трогательный еврей (а может быть и не еврей, кто знает этот народ) из […] и толстая дамочка, которая ехала в […] и по этому поводу 40 минут целовалась с провожавшим ее братом, племянниками, женой брата, приятелями жены брата и т.д. Кроме того, шикарный молодой человек с гитарой, но очень очень наглый тип по сути, из-за которого скучно ехать во втором классе. Он едет в Милан. Вот мы встали, стоим, и трогательный еврей спрашивает: а этот поезд не уедет в 9-35. Я говорю: нет в 10-05. Вы вероятно хотели бы на другой, но так как сейчас 9-45, вы его уже прозевали. Он остался, а мы едем. Будь осторожна когда едешь в […], чтобы ничего подобного не было. Наш билет довольно сложен, так что кондуктор склонен допускать для простоты, что он недействителен, и тут надо проявить наглость.

Из Вероны: Сейчас уже полдесятого и значит ты уже проснулась, и скоро принесут почту. Я очень много думаю о тебе. Ты там сидишь совсем сброшена, и никто тебя не целует и не жалеет. Хоть бы письмо из дома получила.

Я начал читать Бокаччио, он безумно труден, потому что это издание на оригинальном языке — что-то среднее между итальянским и латинским, а синтаксисах совершенно немецкий. Глагол стоит всегда в конце, так что ты очень обиделась если бы читала.

Целую тебя крепко крепко.

Руди



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment