traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

О круге Ландау

Решил продолжить публикацию общественно значимых отрывков из переписки Жени Каннегисер-Пайерлс с Рудольфом Пайерлсом. (см. https://traveller2.livejournal.com/503182.html и ссылки там).

Как возможно помнят мои читатели, они поженились в марте 1931 года в Ленинграде. Сразу после этого Рудольф уехал в Цюрих, к Вольфгангу Паули, чьим ассистентом он был в то время. Женя осталась ждать выездной визы, которая чудесным образом пришла из Москвы в сентябре 1931 года. Женя уехала в Цюрих, где они и поселились на то время, пока Пейерлс был ассистентом у Паули.

В апреле 1932 г. Пайерлс приехал в Москву, чтобы, в частности, помочь Жене получить въездную визу в СССР, которая позволила бы ей навестить семью в Ленинграде. Так и не получив определенного ответа, он вернулся к Паули, в Цюрих.

В мае 1932 года Женя все-таки смогла приехать в Ленинград навестить свою семью и друзей. Женя и Руди писали друг другу по несколько писем в неделю.

2 апреля 1932, Москва. Рудольф — Жене (файл 98)

Женя, милая, мне очень странно —я уже не привык без тебя путешествовать и я как будто без ног и без рук. […]

Поехал в институт [По-видимому, ФИАН]. Там все в хорошем порядке, все радовались, что я приехал, но очень жалеют, что без тебя. Я живу у [Игоря] Тамма, у которого сейчас не слишком хорошее настроение, потому что у девочки малярия, которая не смотря на хину не перестает. […]

… Пишу между прочим уже 10-го и уже у Тамма, потому что долго не было времени. Вчера в учреждении [Наркоминделе] узнал порядок — там надо сперва подавать справку, тогда подбирают дело, и через день только можно говорить с референтом, который как раз этими делами занимается. Так я сегодня пришел, и еще раз заполнил те же анкеты, и мне обещали ответить через 4-5 дней, и этот ответ сразу телеграфом послать в Берлин. Они уже предупреждали, что в этом случае возможен отказ, так что вероятность не очень большая.

Все-таки она еще выше 27%, так что по-моему ты должна остаться в Берлине, как я тебе и сказал по телефону. […] Ты не смотря на все огорчения должна развлекаться, Берлин же интересный город, а мы уже достаточно скоро вернемся к нашим швейцарцам в Цюрих.

Я завтра или послезавтра еду в Ленинград, и там буду ждать ответ, который дадут около 15-го. Если положительный, я плюну на Erlangen, и буду ждать тебя в Ленинграде, куда ты вероятно 17-го или 18-го приедешь. Если отказ, то я непосредственно уеду в Берлин.

Сегодня вечером я прочел доклад для теоретиков, а завтра будет второй про Schottky.* Говорят, что Иоффе здесь [в Москве], и может быть он придет. […] Кроме того, Heitler скоро приедет, что бросает интересный свет на ситуацию. Про Ruhemann’ов я еще ничего не узнал,** но завтра, вероятно, узнаю и тогда, если надо, ей прямо телеграфирую.
В обратном случае просто напишу открытку.

… Сегодня (11-го) спросил про дела Ruhemann’а. Пока ничего не известно, но в Наркоминделе мне обещали ускорить, и в случае что еще какие-нибудь бумаги нужны, это сразу написать в берлинское Консульство.

Целую тебя 1000 раз. Руди


29 мая 1932. Женя — Рудольфу (файл 106)

Милый, я по тебе ужасно скучаю и очень тебя люблю, вижу тебя во сне каждую ночь, но утром сразу забываю все сны и ничего не могу вспомнить. Писем от тебя не было только два дня, но кажется что долго-долго…

Я плотно лежу в маминых объятьях и никуда не хожу, зато ко мне все ходят. Были у меня 27-ого вечером [Виктор] Амбарц[умян] с Верочкой, Аббат [Матвей Бронштейн] и Димус [Дмитрий Иваненко]. Амбарц похудел, побледнел и фантастически оброс волосами, но ужасно веселый и славный. Голова у него похожа на воронье гнездо после страшной бури и града. Все черное, все торчит, и все невероятных размеров. Верочка очень милая, толстая и веселая девочка […]. Она недавно остриглась, но Амбарц протестует и требует косы, которую она очень покорно опять растит. Вот какие бывают покорные жены.

Аббат мрачен, раздражен и очень несчастен, хотя делает вид, что ничего. Я ругала его последними словами, но по крайней мере узнала его точку зрения об этом скандале. Оказывается, он занялся этой разрушительной деятельностью — сокрушал авторитеты и возводил Гамова в академики — потому что Яков Ильич [Френкель] утеснял Дау, дискредитировал его в глазах экспериментаторов и т.п. Мне было это очень странно слышать, так ка по-моему Яков Ильич Дау всегда очень уважал, хвалил и возносил, и даже боялся. Это говорила мне и Саррочка [жена Я.И. Френкеля]. Одним словом, тут черт два раза ногу сломит и ничего не поймет. Но это по крайней мере хоть теоретически приемлемая для меня точка зрения.

Димус тоже похудел, но весел, мил и ни на кого не бросается. Даже о Jonny [Георгий Гамов], который его поливает помоями, очень юмористически и спокойно отзывается, просто приятно смотреть и слушать. Мы говорили все вместе и так кричали, что у мамы немножко треснула голова. […]

Я зашла в дом отдыха ученых [в Детском] , где сейчас живет […] Димусина жена. Была толстая здоровая женщина, а после родов получила вторую стадию туберкулеза и расширение сердца. Сидит, рыдая как я не знаю кто, под кустом, не может ни ходить ни бегать, скучает ужасно без дочери, которая живет в Ленинграде с ее матерью. От тоски еще худеет.

[…] Ты меня уже забыл? Ухаживаешь за Mme Solomon, за Бретчершей или за Асей? Если ты убежишь с Solomon’шей, то пришли телеграмму, чтобы я не старалась писать! Это будет полезно для твоего образования, потому что ты тогда выучишь французский. И вообще, хорошо для карьеры быть beau fils’ом великого человека. Так что, если убегать, то только с Solomon’шей.

Ужасно люблю

Женя

Пояснение: в 1931-32 гг. Ландау поссорился со всеми "старейшинами" ленинградского Физтеха, обвинив их в ретроградстве и пренебрежении современной квантовой физикой. Как всегда, особо дипломатическими выражениями он не отличался, так что восстановил всех против себя. За него горой стояла молодежь из "джаз банда". У них был план продвинуть Гамова в академики, чтобы он сверху, из Москвы, "нажал" на "старейшин" ленинградского Физтеха и чтобы Ландау дали свою лабораторию теорфизики. План провалился,а конфликт только обострился. Ландау вскоре уволился и уехал в Харьков, в ХФТИ, где он был действительно назначен заведующим теоротделом. В январе 1937 года, спасаясь от всеобщего погрома в ХФТИ, он бежал в Москву к Капице. Харьковское НКВД все равно его достало, и он был арестован в Москве в апреле 1938 г.

Сноски:
* Вальтер Герман Шоттки (1886-1976) — немецкий физик, который в 1915 году изобрёл электронную лампу с экранирующей сеткой и в 1919 тетрод; эти открытия он совершил, работая в исследовательской лаборатории Siemens & Halske.

** О Руеманах, приехавших из Англии в 1932 г. строить коммунизм в Харькове, я уже писал вот здесь http://traveller2.livejournal.com/401162.html. Визу они в конце-концов получили, а в 1938 им даже удалось вернуться на запад, избежав погрома в ХФТИ и печальной участи других западных специалистов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments