?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
О круге Ландау
traveller2
Решил продолжить публикацию общественно значимых отрывков из переписки Жени Каннегисер-Пайерлс с Рудольфом Пайерлсом. (см. https://traveller2.livejournal.com/503182.html и ссылки там).

Как возможно помнят мои читатели, они поженились в марте 1931 года в Ленинграде. Сразу после этого Рудольф уехал в Цюрих, к Вольфгангу Паули, чьим ассистентом он был в то время. Женя осталась ждать выездной визы, которая чудесным образом пришла из Москвы в сентябре 1931 года. Женя уехала в Цюрих, где они и поселились на то время, пока Пейерлс был ассистентом у Паули.

В апреле 1932 г. Пайерлс приехал в Москву, чтобы, в частности, помочь Жене получить въездную визу в СССР, которая позволила бы ей навестить семью в Ленинграде. Так и не получив определенного ответа, он вернулся к Паули, в Цюрих.

В мае 1932 года Женя все-таки смогла приехать в Ленинград навестить свою семью и друзей. Женя и Руди писали друг другу по несколько писем в неделю.

2 апреля 1932, Москва. Рудольф — Жене (файл 98)

Женя, милая, мне очень странно —я уже не привык без тебя путешествовать и я как будто без ног и без рук. […]

Поехал в институт [По-видимому, ФИАН]. Там все в хорошем порядке, все радовались, что я приехал, но очень жалеют, что без тебя. Я живу у [Игоря] Тамма, у которого сейчас не слишком хорошее настроение, потому что у девочки малярия, которая не смотря на хину не перестает. […]

… Пишу между прочим уже 10-го и уже у Тамма, потому что долго не было времени. Вчера в учреждении [Наркоминделе] узнал порядок — там надо сперва подавать справку, тогда подбирают дело, и через день только можно говорить с референтом, который как раз этими делами занимается. Так я сегодня пришел, и еще раз заполнил те же анкеты, и мне обещали ответить через 4-5 дней, и этот ответ сразу телеграфом послать в Берлин. Они уже предупреждали, что в этом случае возможен отказ, так что вероятность не очень большая.

Все-таки она еще выше 27%, так что по-моему ты должна остаться в Берлине, как я тебе и сказал по телефону. […] Ты не смотря на все огорчения должна развлекаться, Берлин же интересный город, а мы уже достаточно скоро вернемся к нашим швейцарцам в Цюрих.

Я завтра или послезавтра еду в Ленинград, и там буду ждать ответ, который дадут около 15-го. Если положительный, я плюну на Erlangen, и буду ждать тебя в Ленинграде, куда ты вероятно 17-го или 18-го приедешь. Если отказ, то я непосредственно уеду в Берлин.

Сегодня вечером я прочел доклад для теоретиков, а завтра будет второй про Schottky.* Говорят, что Иоффе здесь [в Москве], и может быть он придет. […] Кроме того, Heitler скоро приедет, что бросает интересный свет на ситуацию. Про Ruhemann’ов я еще ничего не узнал,** но завтра, вероятно, узнаю и тогда, если надо, ей прямо телеграфирую.
В обратном случае просто напишу открытку.

… Сегодня (11-го) спросил про дела Ruhemann’а. Пока ничего не известно, но в Наркоминделе мне обещали ускорить, и в случае что еще какие-нибудь бумаги нужны, это сразу написать в берлинское Консульство.

Целую тебя 1000 раз. Руди


29 мая 1932. Женя — Рудольфу (файл 106)

Милый, я по тебе ужасно скучаю и очень тебя люблю, вижу тебя во сне каждую ночь, но утром сразу забываю все сны и ничего не могу вспомнить. Писем от тебя не было только два дня, но кажется что долго-долго…

Я плотно лежу в маминых объятьях и никуда не хожу, зато ко мне все ходят. Были у меня 27-ого вечером [Виктор] Амбарц[умян] с Верочкой, Аббат [Матвей Бронштейн] и Димус [Дмитрий Иваненко]. Амбарц похудел, побледнел и фантастически оброс волосами, но ужасно веселый и славный. Голова у него похожа на воронье гнездо после страшной бури и града. Все черное, все торчит, и все невероятных размеров. Верочка очень милая, толстая и веселая девочка […]. Она недавно остриглась, но Амбарц протестует и требует косы, которую она очень покорно опять растит. Вот какие бывают покорные жены.

Аббат мрачен, раздражен и очень несчастен, хотя делает вид, что ничего. Я ругала его последними словами, но по крайней мере узнала его точку зрения об этом скандале. Оказывается, он занялся этой разрушительной деятельностью — сокрушал авторитеты и возводил Гамова в академики — потому что Яков Ильич [Френкель] утеснял Дау, дискредитировал его в глазах экспериментаторов и т.п. Мне было это очень странно слышать, так ка по-моему Яков Ильич Дау всегда очень уважал, хвалил и возносил, и даже боялся. Это говорила мне и Саррочка [жена Я.И. Френкеля]. Одним словом, тут черт два раза ногу сломит и ничего не поймет. Но это по крайней мере хоть теоретически приемлемая для меня точка зрения.

Димус тоже похудел, но весел, мил и ни на кого не бросается. Даже о Jonny [Георгий Гамов], который его поливает помоями, очень юмористически и спокойно отзывается, просто приятно смотреть и слушать. Мы говорили все вместе и так кричали, что у мамы немножко треснула голова. […]

Я зашла в дом отдыха ученых [в Детском] , где сейчас живет […] Димусина жена. Была толстая здоровая женщина, а после родов получила вторую стадию туберкулеза и расширение сердца. Сидит, рыдая как я не знаю кто, под кустом, не может ни ходить ни бегать, скучает ужасно без дочери, которая живет в Ленинграде с ее матерью. От тоски еще худеет.

[…] Ты меня уже забыл? Ухаживаешь за Mme Solomon, за Бретчершей или за Асей? Если ты убежишь с Solomon’шей, то пришли телеграмму, чтобы я не старалась писать! Это будет полезно для твоего образования, потому что ты тогда выучишь французский. И вообще, хорошо для карьеры быть beau fils’ом великого человека. Так что, если убегать, то только с Solomon’шей.

Ужасно люблю

Женя

Пояснение: в 1931-32 гг. Ландау поссорился со всеми "старейшинами" ленинградского Физтеха, обвинив их в ретроградстве и пренебрежении современной квантовой физикой. Как всегда, особо дипломатическими выражениями он не отличался, так что восстановил всех против себя. За него горой стояла молодежь из "джаз банда". У них был план продвинуть Гамова в академики, чтобы он сверху, из Москвы, "нажал" на "старейшин" ленинградского Физтеха и чтобы Ландау дали свою лабораторию теорфизики. План провалился,а конфликт только обострился. Ландау вскоре уволился и уехал в Харьков, в ХФТИ, где он был действительно назначен заведующим теоротделом. В январе 1937 года, спасаясь от всеобщего погрома в ХФТИ, он бежал в Москву к Капице. Харьковское НКВД все равно его достало, и он был арестован в Москве в апреле 1938 г.

Сноски:
* Вальтер Герман Шоттки (1886-1976) — немецкий физик, который в 1915 году изобрёл электронную лампу с экранирующей сеткой и в 1919 тетрод; эти открытия он совершил, работая в исследовательской лаборатории Siemens & Halske.

** О Руеманах, приехавших из Англии в 1932 г. строить коммунизм в Харькове, я уже писал вот здесь http://traveller2.livejournal.com/401162.html. Визу они в конце-концов получили, а в 1938 им даже удалось вернуться на запад, избежав погрома в ХФТИ и печальной участи других западных специалистов.

  • 1
но по крайней мере узнала его точку зрения об этом скандале. Оказывается, он занялся этой разрушительной деятельностью — сокрушал авторитеты и возводил Гамова в академики
А что за скандал? Расскажите, пожалуйста. Нигде не читал об этом.

В двух словах, Ландау поссорился со всеми "старейшинами" ленинградского Физтеха, обвинив их в ретроградстве и пренебрежении современной квантовой физикой. Как всегда, особо дипломатическими выражениями он не отличался, так что восстановил всех против себя. За него горой стояла молодежь из "джаз банда". У них был план продвинуть Гамова в академики, чтобы он сверху, из Москвы, "нажал" на "старейшин" ленинградского Физтеха и чтобы Ландау дали свою лабораторию теорфизики. План провалился,а конфликт только обострился. Ландау вскоре уволился и уехал в Харьков, в ХФТИ, где он был действительно назначен заведующим теоротделом. В январе 1937 года, спасаясь от всеобщего погрома в ХФТИ, он бежал в Москву к Капице. Харьковское НКВД все равно его достало, и он был арестован в Москве в апреле 1938 г.

Спасибо! Но хочется больше :)

Ландау вернулся в Ленинград в марте 1931. Гамов примерно тогда же. Гамов избран членом-корреспондентом в марте 1932, за пару месяцев до написания письма. Почему же получается, что план провалился? Или они добились член-коррства, но не добились избрания сразу действительным членом? Википедия пишет, что в этот момент "Гамов являлся одним из инициаторов организации Института теоретической физики на базе Физического отдела ФМИ, однако эта инициатива не нашла поддержки у академического руководства." Он действительно хотел сделать там главным Ландау?

Джаз-банд, конечно, с нынешних позиций видится большой силой. Но какие возможности были у этих людей в 1932? Как именно Бронштейн "возводил" Гамова в академики?

И, с позиций занудства, в 1932 г. был УФТИ, а не ХФТИ.

План провалился потому что конфликт только усилился, а Ландау не только не получил руководства научной деятельностью, но еще больше настроил против себя Иоффе и других "корифеев". Как именно Бронштейн возводил Гамова в академики я, честно говоря, не знаю. Попробую разузнать. И вы совершенно правы -- харьковский Физтех тогда назывался УФТИ. Прошу прощения за описку.

Вот что я нашел:
http://www.ihst.ru/projects/sohist/papers/priroda/1993/8/82-90.pdf
Г. Е.. Горелик, Г. А. Савина
"Г.А. Гамов... заместитель директора ФИАН-а"
Природа 1993 №8.

... Первой крупной акцией стала кампания за избрание Гамова в Академию наук. Помимо внутренней агитации, в конце ноября 1931 г. Ландау послал письма П. Л. Капице (в Англию) и Н. Бору с просьбой замолвить слово за «лучшего теоретика СССР» перед руководством Академии. От такого напора старшее поколение физиков поеживалось, тем более что молодыеацелились сразу на чин академика для Гамова, в то время, как не были еще избраны, например, И. Е. Тамм и В. А. Фок.
Однако и среди старшего поколения академиков, смотрящих на ситуацию несколько со стороны, Гамов нашел больших ценителей своего таланта. Это — директор ФМИ А. Н. Крылов и особенно директор Радиевого института В. И. Вернадский. 10 декабря 1931 г. Президиум ГРИ в составе В. И. Вернадского, В. Г. Хлопина и Л. В. Мысовского постановил выдвинуть кандидатуру Г. А. Гамова в члены-корреспонденты.

Спасибо. Про Крылова и Вернадского я не знал.

  • 1