Previous Entry Share Next Entry
Рудольф Пайерлс –– Женe (и немного о Ландау)
traveller2
Продолжение. Предыдущий посты см.
https://traveller2.livejournal.com/508716.html
https://traveller2.livejournal.com/508617.html
https://imgr.livejournal.com/50828.html
https://traveller2.livejournal.com/508167.html


Рудольф Пайерлс Жене Каннегисер
[Цюрих], 14 декабря 1930

sl/85/p.189

Моя дорогая!

Моя бедная девочка! Я не мог читать, что они сделали с тобой в больнице. […]
Тебе было очень больно, моя бедная девочка?

Почему ты думаешь, что твоя философия скучна? Когда ты думаешь о чем-то и
и хочешь со мой поделиться, мне это никогда не будет не скучно. И вообще,
ты философствуешь совсем не часто. Вот Дау философствует весь день —
слишком много. Сейчас у меня уходят дни в спорах с ним о физических теориях или о теориях кино, и многих других подобных теориях.

На прошлой неделе я побывал во многих местах. В понедельник я был в японском театре:
очень интересно. Исключительные актеры со странным стилем, хотя мы не могли понять смысл. Слишком много людей умирают или делают харакири. Язык тоже странный. Во вторник плохой кинофильм, в среду концерт Рахманинова: он играл блестяще! Шуберт и Шопен –очень хорошо; композиции Шумана и Рахманинова немного скучные. Но лучше всего он играл Листа.

Вчера я был в театре с Фаней Московской, и мы смотрели оперу молодого чешского композитора: «Швандa волынщик» [Яромира] Вайнбергера. Это сказочная опера, и музыка потрясающая. Сюжет очень простой, и, говорят, Вайнбергер списал его с чешских народных песен. Одна сцена была отличной: Шванда говорит: “Если бы я сделал это, то дьявол должен был бы прийти за мной.” В этот момент он тонет, а дьявол буквально хватает его. Тебе тоже понравилось бы. Позор что музыка и вокал были ужасными.

Потом мы встретили Дау, и пили до 3 часов. Не очень цивилизованно, не так ли?
Сегодня утром мы с Дау смотрели картины итальянско-швейцарского художника Джакометти. Я никогда не слышал его имени раньше, но его картины очень хороши. Прекрасные яркие цвета. […]

Когда Дау увидит тебя в длинном платье, он будет очень раздражен, он категорически против длинных платьев.

До свидания, моя дорогая, дорогая Женя,

Твой Руди

*****



Цюрих, 21 декабря 1930

sl/88/p.193

Моя дорогая,

Теперь твоя операция позади, и ты снова здорова, и можешь снова говорить. Дорогая, как это возможно — не говорить целых пять дней? И это невозможно восполнить, потому что нет скорости больше скорости света, а это твоя нормальная обычная скорость.

Время движется все быстрее и быстрее. Когда ты получишь это письмо, будет почти Новый год — вот и пролетели уже 4 из 6 месяцев. Но я тоскую, честно. Существует машина времени Герберта Уэллса, и это задача для нее. Но эта машина не работает по ночам, а ночью я думаю, что март никогда не наступит.

Женя, я отчаянно хочу тебя видеть. Я не могу себе представить, что будет в марте.* Слишком хорошо! Я часто думаю о тебе, на английском, немецком, русском, а часто без языка. Но я все еще говорю по-русски слишком медленно, и поэтому по-прежнему трудно разговаривать с тобой на русском. Писать не слишком сложно, но произношение. ...

Мне было полезно говорить по-русски с Дау, но мы сейчас говорим в основном о физике, и мы оба говорим по-немецки так быстро, что ушла бы неделя, чтобы сказать по-русски то, что мы говорим по-немецки за один день.

Мы оба очень заняты соотношениями неопределенности. Каждый день мы улучшаем эксперименты,** которые мы сделали в предыдущий день. Это очень увлекательно, но результатов мало.

Уже поздно, дорогая, и пожалуй я перейду на писать английский — так быстрее. На этой неделе я делал ничего необыкновенного. Однажды мы пошли в кино, но увидели ничего интересного. В среду мы все были приглашены Вентцелем и его женой. Дау снова произвел большое впечатление. Главное, почему он производит такое впечатление на «буржуазных» людей, (в небезопасной психологической ситуации) не в том, что у него другие – революционные – взгляды. Это не редкость, и люди привыкли защищать себя, вооруженные своими традициями. Но он не дает никаких рациональных причин к своим тезисам, просто выстраивает против оппонентов систему, которая замкнута и “очевидна”, как и их. Он не пытается быть объективным, наоборот, откровенно субъективен. Поэтому разница между ним и его оппонентами только в разных предрассудках, и это ужасно поражает его оппонентов.

Для меня это действительно интересный опыт — наблюдать за эффектом, который Дау производит на разных людей, например, на Паули, Уоллера, Вентцеля, Фаню Московскую и многих других.

Сегодня вечером у нас были длительные «философские» дискуссии поскольку было нечего больше делать. Программа кино ужасно плохая, и так далее, а желания работать почему-то не было. Итак, мы проговорили весь вечер. Я не уверен, что ты права в своем мнении о его характере, даже в твоем смысле этого слова.

Вчера вечером я танцевал с Лилли Фенигштейн, весь вечер без перерыва, в странном месте, «Курзал». Это танцевальное заведение с ужасными людьми. Но мы довольно весело провели время.

Среди прочих, я видел турецкую девушку, которую встречаю в этом Курзале, каждый раз, когда я там бываю. Очевидно, это ее профессия — “работать” там каждый вечер, как и многие другие девушки (ты, конечно, представляешь себе «профессию»). Год назад она выглядела довольно неплохо, но сейчас так ужасно сломлена, что я был очень удивлен. Я разумеется знал, что ее “работа” — самый быстрый способ саморазрушения, но я не думал, что это произойдет так быстро!

Ну, сейчас очень поздно,
спокойной ночи дорогая.

PS: 22 декабря [1930]

Сегодня самый короткий день, очень холодный, и снег чувствуется в воздухе, как красиво будет в горах сегодня! Сегодня Дау и я закончили обсуждение «соотношений неопределенности», и теперь только осталось все записать. Это будет ужасно трудно, потому что математические выражения нравящиеся Дау не нравятся мне, и наоборот. Я возьму свою машинку и попробую написать [и напечатать] статью в Арозе.

Дау шлет тебе привет, он слишком ленив чтобы писать самому или, скорее, писать слишком сложно для него. Ты не должна ждать никаких писем от него до его возвращения.

Всего самого хорошего к Новому году, моя дорогая, много задач, много радости и, прежде всего, здоровья (чтобы ты могла говорить столько, сколько хочешь!) Еще раз спокойной ночи! Kогда я засну, наверное, буду ерзать, но никто не скажет мне этого, и я никого не ударю. До свидания,

Твой Руди

*****

Примечания:

* В марте 1930 года Рудольф Пайерлс приехал в Ленинград и Женя и Рудольф поженились.

** По-видимому, речь идет о мысленных экспериментах.

*****

1927 год. Париж. Петр Капица с Анной Крыловой сразу после свадьбы.




См. https://www.e-reading.club/book.php?book=138801
https://www.amazon.com/Professor-Krylovs-Navy-Memoir-Architect-ebook/dp/B00P4MNO52

  • 1
"Мы оба очень заняты соотношениями неопределенности. Каждый день мы улучшаем эксперименты,** которые мы сделали в предыдущий день"
Видимо, это аналоги тех мысленных экспериментов, с помощью которых Эйнштейн пытался опровергнуть квантовую механику ?

Какая прекрасная фотография! Как вы полагаете, она уже перешла в общественное достояние? Можно ли по первоисточникам определить её автора?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account